ОБЗОР судебной практики по рассмотрению районными (городскими) судами и мировыми судьями Калининградской области дел об административных правонарушениях, а также жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях в 2008 г.

За 12 месяцев 2008 года мировыми судьями области было рассмотрено 30 198 дел об административных правонарушениях, что на 6 625 дел или 18% меньше аналогичных показателей прошлого года (в 2007 году – 36 823 дела), из них с прекращением производства – 6 014 дел (20%), с назначением наказания 22 611 дел.

Горрайсудами области в указанный период рассмотрено 823 дела (в 2007 году -799 дел). Таким образом, рост незначительный,  составляет всего 24 дела или 3%. Наказание назначено по 596 делам, производство прекращено по 106 делам (13%).

Более половины административных дел, рассмотренных мировыми судьями в истекшем году, составляют дела об административных правонарушениях в области дорожного движения – 20 002 дела или 66 %. Наказание назначено по 14 083 делам (70,4 %), из них в виде штрафа по 1 270 делам (9%), ареста по 2 107 делам (15%), лишение специального права – 10 695 делам (75,9%), и 11 лиц предупреждено. Прекращено производством 4 685 дел (23,4 %).

В целом за 2008 год судьями административному аресту подвергнуто 3 935 лиц. В том числе, по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ в связи с несвоевременной уплатой административного штрафа 290 лиц.

Основное количество административных дел, рассмотренных за 12 месяцев 2008 года горрайсудами области (571 дело или 69%), составляют правонарушения в области таможенного дела, в области защиты государственной границы РФ и обеспечения режима пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории РФ, а также правонарушения, посягающие на общественный порядок и безопасность.

Изучение причин отмены судебных постановлений по делам об административных правонарушениях свидетельствует о  том, что основными из них являются недостаточная  подготовка дел к судебному разбирательству, вынесение постановлений без учета всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела и назначения справедливого наказания, невыполнение требований закона о надлежащем извещении о месте и  времени рассмотрения дела об административном правонарушении лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, и потерпевших, отсутствие состава административного правонарушения. Кроме того, допускались судами области отдельные ошибки при определении подведомственности и территориальной подсудности рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях.

В настоящем обзоре приводится анализ наиболее распространенных ошибок, допущенных судами области при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях.

Районные (городские) суды Калининградской области

Вопросы подведомственности рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях

Читать подробнее …..

Согласно ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

По смыслу вышеприведенной нормы права, а также  ст. ст. 29, 207 АПК РФ подведомственность арбитражным судам и судам общей юрисдикции жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях определяется в зависимости от статуса правонарушителя на момент совершения административного правонарушения и связи совершенного правонарушения с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности.

Таким образом, при определении подведомственности рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях в соответствии с ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ судам следует учитывать не только субъектный состав участников правонарушения, но и связь  действий (бездействия), за которые лицо привлечено к административной ответственности, с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности.

Дела по жалобам на постановления об административных правонарушениях, вынесенные в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, если совершенные ими административные правонарушения не связаны с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности, подведомственны суду общей юрисдикции (Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2006 г.).

Обобщение показало, что судами области указанные требования в полной мере не учитываются, в частности, не проверяется наличие у лица, привлеченного к административной ответственности, статуса индивидуального предпринимателя.

Так, передавая жалобу Л.Ж.В. на постановление административной комиссии Октябрьского района МО «Город Калининград», которым последняя привлечена к административной ответственности по ст. 41 Закона Калининградской области от 09.07.2003 № 293 «Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях» (утратил силу в связи с принятием Закона Калининградской области от 12.05.2008 № 244), по подведомственности в арбитражный суд, судья Октябрьского районного суда г. Калининграда исходил из того, что Л.Ж.В. привлечена к административ­ной ответственности как управляющая магазином «К.» (ООО «К.»), рассмотрение её жалобы подведомственно арбитражному суду.

При этом судьей не было учтено, что Л.Ж.В. привлечена к административной ответственности как должностное лицо, сведения о наличии у неё статуса ин­дивидуального предпринимателя отсутствуют.

Судьей Калининградского областного суда Калининградской области указанное определение Октябрьского районного суда г. Калининграда было отменено, дело направлено на рассмотрение в этот же суд.

При определении подведомственности рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях судами не всегда проверяется, связаны ли действия, за которые лицо привлечено к административной ответственности, с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности.

Так, установив, что постановлением административной комиссии к административной ответственности Ф.B.C. привлечена по ст. 42 Закона Калининградской области от 09.07.2003 № 293 «Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях» (утратил силу в связи с принятием Закона Калининградской области от 12.05.2008 № 244) за действия, которые непосредственно не связаны с осуществлением ею предпринимательской деятельности, а являются нарушением пунктов 1.6 и 6.1 Правил установки и эксплуатации средств наружной рекламы в г. Калининграде, судьей Калининградского областного суда было отменено с направлением дела на рассмотрение в тот же суд определение Ленинградского районного суда г. Калининграда, которым жалоба Ф.В.С. на постановление по делу об административном правонарушении передана по подведомственности в арбитражный суд.

Следует отметить, что во всех вышеперечисленных случаях судьями было совершено недопустимое процессуальное действие — передача жалобы на постановление по делу об административном правонарушении по подведомственности в арбитражный суд.

Вместе с тем, передача по подведомственности дел от судей районных судов в арбитражные суды законом не предусмотрена.

Арбитражным процессуальным кодексом (ст. ст. 126, 209 АПК РФ) установлены особые требования к оформлению заявлений и их подаче в арбитражный суд. Заявления, поданные в районные суды, таким требованиям не соответствуют и не могут быть приняты к производству арбитражного су­да.

В том случае, если судом будет установлено, что рассмотрение жалобы на постановление по делу об административном правонарушении подведомственно арбитражному суду, производство по такому делу должно подлежать прекращению.

&nb…p;

Вопросы территориальной подсудности рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях

Порядок  обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях зависит от того, каким органом рассматривалось дело (ст. 30.1 КоАП РФ).

Если дело рассматривалось должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, то его постановление может быть обжаловано в районный суд по месту рассмотрения дела (п. 3 ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ).

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.05.2006 № 12, от 11.11.2008 № 23), при определении территориальной подсудности дел по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенные должностными лицами, необходимо исходить из территории, на которую распространяется юрисдикция должностных лиц, а не из места расположения органа, от имени которого должностным лицом составлен протокол.

Так, в связи с неправильным определением территориальной подсудности рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении судьей Калининградского областного суда было отменено с направлением дела для  рас­смотрения в Балтийский районный суд г. Калининграда определение указанного суда.

Возвращая жалобу О.В.В. на постановление инспектора ОБ ДПС ГИБДД при УВД Калининградской области, которым на последнего наложен штраф в размере 300 руб. за совершение административного правонарушения, предусмот­ренного ч. 4 ст. 12.19 КоАП РФ, в связи с неподсудностью дела Балтийскому районному суду, судья исходил из того, что административный орган, должностное лицо которого вынесло постановление по делу об административном правонарушении, на­ходится на территории Центрального района г. Калининграда, следователь­но, жалоба на вынесенное им постановление по делу об административном правонарушении так же подсудна Центральному районному суду.

Указанные выводы судьи районного  были признаны судьей Калининградского областного суда ошибочными, поскольку при определении территориаль­ной подсудности рассмотрения жалоб на постановления по делам об администра­тивных правонарушениях, вынесенные должностными лицами, необходимо исходить из территории, на которую распространяется юрисдикция органа, должностным лицом которого вынесено постановление, а не из места расположения органа, от имени которого должност­ным лицом вынесено постановление.

Юрисдикция административного органа, должностное лицо которого вынесло обжалуемое постановление по делу об административном правона­рушении, распространяется на территорию г. Калининграда, в том числе на территорию как Центрального, так и Балтийского районов города.

В отноше­нии О.В.В. вынесено постановление-квитанция, которое на основании ст. 28.6 КоАП РФ оформляется на месте совершения правонарушения. Из обжалованного постановления видно, что О. привлечён к админи­стративной ответственности за правонарушение, совершённое на ул. Киев­ской в г. Калининграде, то есть на территории Балтийского района г. Калининграда.

Таким образом, местом рассмотрения дела об административном правонарушении является Балтийский район г. Калининграда. Жалоба на со­ответствующее постановление по делу об административном правонаруше­нии подсудна Балтийскому районному суду г. Калининграда.

Кроме того, следует иметь в виду, что в том случае, если жалоба не подсудна данному суду, а относится к компетенции другого суда общей юрисдикции, в соответствии с ч. 4 ст. 30.2 КоАП РФ судья обязан такую жалобу направить по подсудности в другой суд, а не возвращать ее заявителю.

&nb…p;

Прекращение производства по делам об административных правонарушениях

Истечение сроков давности привлечения к административной ответственности

Сроки давности привлечения к административной ответственности установлены ст. 4.5 КоАП РФ.

Истечение срока давности привлечения к административной ответственности в соответствии с требованиями п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

По истечении срока давности привлечения к административной ответственности производство по делу об административном правонарушении подлежит безусловному прекращению. При этом вопрос о  виновности лица  в совершении административного правонарушения за пределом указанного срока обсуждению не подлежит.

Анализ прекращенных районными (городскими) судами дел об административных правонарушениях свидетельствует о том, что, прекращая производство по делу  ввиду истечения срока давности привлечения к административной ответственности, суды не учитывали то обстоятельство, что истечение предусмотренных ст. 4.5 КоАП РФ сроков давности привлечения к административной ответственности имеет своим следствием недопустимость обсуждения вопроса о вине лица в совершении административного правонарушения, по которому истек срок давности привлечения к административной ответственности.

Так, прекращая производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, в отношении П.Э.В. в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности, судья Светлогорского городского суда Калининградской области сделал вывод о наличии вины П.Э.В. в совершении данного административного правонарушения, что не вправе был делать.

Указанное постановление городского суда судьей Калининградского областного суда по жалобе П.Э.В. было изменено путем исключения из его мотивировочной части выводов о вине П.Э.В. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ.

&nb…p;

Отсутствие состава административного правонарушения

Анализ обжалованных в Калининградский областной суд судебных постановлений  по делам об административных правонарушениях свидетельствует о том, что значительное количество жалоб поступало в 2008 г. в Калининградский областной суд на судебные постановления, вынесенные по результатам рассмотрения районными (городскими) судами жалоб на постановления  административных комиссий о привлечении к ответственности за нарушение правил благоустройства, санитарного содержания городов, поселков, сельских населенных пунктов Калининградской области по ст. 41 Закона Калининградской области от 9 июля 2007 г. № 293 «Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях» (далее КоАП Калининградской области)  (утратил силу в связи с принятием Закона Калининградской области от 12.05.2008 г. № 244).

При  рассмотрении дел данной категории суды области в целом правильно применяли законодательство об административных правонарушениях и исходили из положений КоАП РФ и КоАП Калининградской области, а также нормативных правовых актов органов местного самоуправления муниципальных образований области, регулирующих вопросы благоустройства и содержания населенных пунктов.

При проверке законности постановлений административных комиссий о привлечении к административной ответственности суды устанавливали, имелись ли законные основания для привлечения к ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Однако имел место случай формального подхода к установлению обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела.

Так, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при отсутствии в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, состава административного правонарушения  (т.е. одного из его элементов: объекта, субъекта, объективной или субъективной стороны правонарушения).

В связи с отсутствием в действиях лица, привлеченного к административной ответственности, объективной стороны состава административного правонарушения судьей Калининградского областного суда было отменено с прекращением производства по делу постановление административной комиссии при администрации Советского городского округа от 3 апреля 2008 г. о привлечении        Б.В.Ю. к административной ответственности  по ст.  41 КоАП Калининградской области, а также решение Советского городского суда Калининградской области от 24 апреля 2008 г.

Постановлением административной комиссии при администрации Советского городского округа Б.В.Ю. привлечен к административной ответственности и к нему применено административное наказание в виде административного штрафа в размере 2 000 руб. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 41 КоАП Калининградской области, выразившегося в том, что 13 марта 2008 г. Б.В.Ю., проживающий в г. Советске по ул. Г., 2 -2, хранил свой автомобиль на грунтовом покрытии ближе 10 м от жилого дома № 2 по ул. Г.с 10 ч. 20 мин. до 10 час. 30 мин., чем нарушил п. 8.3.5 Правил благоустройства и санитарного содержания территории г. Советска (хранение автомобиля  в неположенном месте).

Решением Советского городского суда Калининградской области постановление административной комиссии было оставлено без изменения.

Отменяя постановление административной комиссии и решение суда, судья Калининградского областного суда исходил из того, что в соответствии с п. 8.3.5 Правил благоустройства и санитарного содержания территории г. Советска хранение транспортного средства предполагает длительное нахождение транспортного средства в местах вне специально отведенных площадок. Между тем, хотя факт нахождения автомобиля на грунтовом покрытии менее чем в 10 м от дома действительно зафиксирован, однако находился в указанном месте автомобиль, как указано в протоколе об административном правонарушении, всего 10 мин. Как следует их объяснений Б., он действительно заехал на грунтовое покрытие возле своего дома (подъезда), что было обусловлено необходимостью выгрузки из автомобиля строительных материалов для ремонта квартиры. Указанные доводы Б. ничем не опровергнуты. Кроме того, столь   короткий промежуток    времени нахождения автомобиля Б. вне положенного места (10 мин), не может квалифицироваться как его хранение.

За отсутствием в действиях лица, привлеченного к административной ответственности, состава административного правонарушения отменялись Калининградским областным судом с прекращением производства по делу решения районных (городских) судов, которыми постановления административных комиссий о привлечении лиц к административной ответственности по ст. 42  Закона Калининградской области от 9 июля 2007 г. № 293 «Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях» (далее КоАП Калининградской области) (утратил силу в связи с принятием Закона Калининградской области от 12.05.2008 г. № 244) оставлялись без изменения.

В настоящее время административная ответственность за нарушение правил размещения наружной рекламы установлена ст. 78 Закона Калининградской области от 12 мая 2008 г. № 244 «Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях».

При разрешении дел данной категории судам следует учитывать, что в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе» под рекламой понимается информация, распространяемая любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

Согласно п. 1.6 Правил установки и эксплуатации средств наружной рекламы в г. Калининграде, утвержденных Решением городского Совета депутатов Калининграда от 12 июля 2006 г. № 300, средства наружной рекламы, размещенные на территории города, должны быть зарегистрированы в порядке, устанавливаемом настоящими Правилами. Основанием для установки средств наружной рекламы является разрешение в виде паспорта рекламного места, внесенного в реестр средств наружной рекламы.

Пунктом 6.1 данных правил предусмотрено, что установка средств наружной рекламы на территории г. Калининграда производится при наличии паспорта рекламного места, выданного комитетом архитектуры и градостроительства в порядке, устанавливаемом настоящими Правилами.

В силу ч. 2 ст. 2 Федерального закона «О рекламе», п. 5.1 Правил установки и эксплуатации средств наружной рекламы в г. Калининграде не является рекламой и не требует получения разрешения на размещение информационное оформление предприятий и организаций, то есть информация о фирменном наименовании предприятия с указанием места его расположения (юридический, почтовый адрес) и режимом работы, расположенная в районе входных дверей здания, где находится организация (обязательная вывеска) (п. 4.4.1 Правил). Назначение этой  информации состоит в извещении неопределенного круга лиц о фактическом местонахождении юридического лица и (или) обозначении места входа.

Кроме того, следует отметить, что вывески и указатели, не содержащие сведений рекламного характера, в отличие от  средств рекламы, обеспечивают помощь потребителям в поиске нужного им объекта, при этом не раскрывают его вид деятельности, производимые или реализуемые товары (услуги), и не способствуют формированию или поддержанию интереса к нему и его продвижению на рынке.

Вывески располагаются на объекте, о котором информируют, или в непосредственной близости от него.

Вышеназванные обстоятельства, как показало обобщение, судами в полной мере не учитываются.

Так, постановлением от 28 апреля 2008 г. административной комиссии г. Калининграда Б.С.А., директор ООО «М.», признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 42 КоАП Калининградской области, выразившегося в том, что 23 апреля 2008 г. самовольно установила два средства наружной рекламы в виде объемных букв, составляющих слово «М.», на зданиях д. 4 и д. 20А по Л. в г. Калининграде без паспорта рекламного места, чем нарушила п. п. 1.6, 6.1 Правил установки и эксплуатации средств наружной рекламы в г. Калининграде.

Признавая обоснованным привлечение Б.С.А. к административной ответственности на основании постановления административной комиссии, судья Центрального районного суда г. Калининграда  исходил из того, что вывески «М.», установленные без соответствующего разрешения, являются средствами наружной рекламы, содержащими информацию, адресованную неопределенному кругу лиц, направленную на привлечение внимания к ООО «М.», поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

Судья Калининградского областного суда правомерно не согласился с такими выводами, поскольку надпись «М.», расположенная на входных воротах помещений, свидетельствует о названии организации и не несет никакой другой информации, так как не раскрывает вид деятельности этой организации, производимые ею или реализуемые товары, и является вывеской, информирующей о наименовании предприятия, расположенного в здании, на которую в соответствии с п. 5.1 Правил установки и эксплуатации средств наружной рекламы в г. Калининграде не требуется получения разрешения на размещение.

При рассмотрении жалоб лиц, привлеченных к административной ответственности за нарушение правил размещения наружной рекламы, судам также следует учитывать, что в соответствии со ст. ст. 9-11  Федерального закона «О защите прав потребителей» обязательному раскрытию потребителю подлежит информация об изготовителе, цене товара, режиме работы продавца.

Так, постановлением от 26 мая 2008 г. административной комиссии г. Калининграда начальник Бюро рекламы и информации ООО «К.» С.С.Р. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 42 КоАП Калининградской области, выразившегося в том, что 21 мая 2008 г. по М., 200 в г. Калининграде не приняла должных мер по соблюдению требований законодательства МО «Город Калининград» и без согласования на размещение рекламной конструкции разместила рекламную конструкцию в виде информационной стелы «С.» с прейскурантами на продукцию АЗС размером 5,0 м на 0,8 м, чем нарушила п. п. 1.6, 6.1 Правил установки и эксплуатации средств наружной рекламы в г. Калининграде.

Признавая обоснованным привлечение С.С.Р. к административной ответственности на основании постановления административной комиссии, судья Центрального районного суда г. Калининграда исходил из того, что стела с логотипом «С.», установленная без соответствующего разрешения на въезде на АЗС, является средством наружной рекламы и содержит информацию, адресованную неопределенному кругу лиц, направленную на привлечение внимания к ООО «К.» («С.»), поддержание интереса к нему, а также продукции, реализуемой данным предприятием.

Судья Калининградского областного суда правомерно не согласился с такими выводами, поскольку расположенная на земельном участке АЗС информационная стела с указанием цен на бензин установлена в соответствии с Федеральным законом «О защите прав потребителей» и не является средством рекламы, для установки которого необходимо наличие паспорта рекламного места, выданного в установленном Правилами установки и эксплуатации средств наружной рекламы в г. Калининграде порядке.

Кроме того, судом не было учтено и то обстоятельство, что разделом 3 Правил технической эксплуатации автозаправочных станций (РД 153-39.2-080-01) предусмотрено обязательное размещение информации об изготовителе, цене товара, режиме работы продавца, при этом в соответствии с п. 3.3. данных Правил вся информация должна быть хорошо различима и читаема. Обязательное наличие при въезде на территорию автозаправочных станций информационного табло с указанием ассортимента отпускаемых нефтепродуктов предусмотрено также п. 759 Правил пожарной безопасности в Российской Федерации  (ППБ 01-03), утвержденных Приказом МЧС № 313 от 18.06.2003 г.

При таких обстоятельствах вывод судьи и административной комиссии о нарушении С.С.Р. п. п. 1.6, 6.1 Правил установки и эксплуатации средств наружной рекламы в г. Калининграде не основан на законе. Решение Центрального районного суда г. Калининграда  и постановление административной комиссии г. Калининграда в отношении С.С.Р. судьей Калининградского областного суда были отменены в связи с отсутствием в ее действиях состава административного правонарушения.

В связи с отсутствием в действиях лица, привлеченного к административной ответственности, состава административного правонарушения Калининградским областным судом было отменено с прекращением производства по делу решение судьи Московского районного суда г. Калининграда и постановление Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Калининградской области от 06 июня 2008 г. в отношении С.И.О., которыми последняя привлечена  к административной ответственности по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде штрафа в размере трех четвертых суммы незаконной валютной операции, что составляет 4 327,5 долларов США или 101 905,27 руб.

Часть 1 ст. 15.25 КоАП РФ предусматривает административную ответственность, в частности, за осуществление валютных операций, запрещенных валютным законодательством РФ.

В силу ч. ч. 2, 3 ст. 15 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» единовременный вывоз из Российской Федерации физическими лицами иностранной валюты, в сумме превышающей в эквиваленте 10 000 долларов США, не допускается, за исключением случаев, когда валюта сверх установленной нормы вывозится в пределах сумм, ранее ввезенных или переведенных в Российскую Федерацию.

Исходя из положений ст. 11 Таможенного кодекса  РФ под вывозом товаров с таможенной территории Российской Федерации понимается подача таможенной декларации или совершение других действий (в частности, вход, въезд физического лица, выезжающего из Российской Федерации, в зону таможенного контроля), непосредственно направленных на вывоз товаров, а также все последующие предусмотренные Таможенным кодексом действия с товарами до фактического пересечения ими таможенной границы.

Привлекая С.И.О. к административной ответственности, Территориальное управление Федеральной службы финансово-бюджетного надзора исходило из того, что 27 мая 2008 г. С.И.О., следуя из Калининградской области в Литовскую Республику на рейсовом автобусе, на таможенном посту МАПП Чернышевское при прохождении таможенного контроля заполнила таможенную декларацию, в которой указала о наличии у нее наличной иностранной валюты в размере 10 000 евро, что в долларовом эквиваленте составило 15 770 долларов США по курсу ЦБ РФ.

Таким образом, С.И.О. была признана виновной в том, что единовременно вывозила из Российской Федерации наличную иностранную валюту в сумме, превышающей в эквиваленте 10 000 долларов США на 5 770 долларов США, не имея документов, подтверждающих их ввоз или перевод в РФ, т.е. осуществила незаконную валютную операцию в сумме 5 770 долларов США.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что С.И.О. при подаче таможенной декларации следовала через границу РФ вместе со своим супругом — С.В.В. В ходе производства по делу об административном правонарушении С.И.О. неоднократно указывала, что заявленная при декларировании сумма иностранной валюты в размере 10 000 евро вывозилась ею совместно с мужем и являлась совместно нажитыми денежными средствами супругов.

Однако при вынесении обжалуемых постановлений данные доводы, имеющие юридическое значение для правильной квалификации действий С.В.В., остались без какой-либо проверки Территориальным управлением Федеральной службы финансово-бюджетного надзора и судьей районного суда, оценка им в вынесенных по делу постановлениях дана не была. В то же время, данные доводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела, бесспорных доказательств, их опровергающих, в материалах дела не имеется. С учетом этих доводов вывозимая С.И.О. совместно с мужем сумма не превышает ограничений, установленных для вывоза наличной иностранной валюты.

При таких обстоятельствах сам по себе факт подачи С.И.О. таможенной декларации на сумму 10 000 евро не образует состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ, и не может служить достаточным основанием для привлечения ее к административной ответственности по данной статье закона.

Отменялись Калининградским областным судом с прекращением производства по делу постановления по делам об административных правонарушениях ввиду привлечения к ответственности лиц, не являющихся субъектами административной ответственности.

Так, постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Калининграда Калининградский филиал ОАО «Р.» признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 10 000 руб.

Согласно статье 55 ГК РФ филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства. Филиал не является юридическим лицом. Он наделяется имуществом создавшим его юридическим лицом и действуют на основании утвержденного им положения.

По смыслу же статей 2.1 и 2.10 КоАП РФ субъектами административной ответственности могут быть лишь физические и юридические лица.

КоАП РФ не предусматривает в качестве самостоятельных субъектов административной ответственности структурных подразделений, в том числе филиалов юридических лиц.

Таким образом, признание Калининградского филиала ОАО «Р.», не являющегося юридическим лицом, виновным в совершении административного правонарушения и назначение ему наказания противоречат требованиям вышеуказанных норм.

В то же время вопрос об административной ответственности юридического лица — ОАО «Р.» судом при рассмотрении данного дела в нарушение ст. ст. 24.1, 26.1, 29.10 КоАП РФ не разрешался.

В связи с тем, что установленный статьей 4.5 КоАП РФ двухмесячной срок давности привлечения ОАО «Р.» к административной ответственности истек, что в соответствии со ст. 24.5 КоАП РФ препятствует направлению дела на новое рассмотрение для установления виновности данного юридического лица в совершении административного правонарушения, судьей Калининградского областного суда  постановление судьи Октябрьского районного суда г. Калининграда было отменено, производство по делу прекращено.

Обобщение показало, что при рассмотрении дел об административных правонарушениях не всегда судами  области учитывались положения п. 2 ч. 1 ст.  24.5 КоАП РФ, предусматривающего  в случае отсутствия в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, состава административного правонарушения прекращение производства по делу.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.05.2006 г. № 12, от 11.11.2008 г. №  23) если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело, и не изменяет подведомственности его рассмотрения.

В таком же порядке может быть решен вопрос о переквалификации действий (бездействия) лица при пересмотре постановления или решения по делу об административном правонарушении.

Так, установив отсутствие в действиях Х.Н.Е. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ, что в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ предполагало необходимость прекращения производства по делу, судья Полесского районного суда Калининградской области переквалифицировал действия Х.Н.Е. на ст. 12.20 КоАП РФ и назначил административное наказание в виде административного штрафа в размере 100 руб., что не вправе был делать, так как подобная переквалификация изменяет подведомственность рассмотрения дела, поскольку согласно ч. ч. 1, 2 ст. 23.1 КоАП РФ и ч. 1 ст. 23.3 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.20 КоАП РФ, вправе рассматривать не судьи, а должностные лица органов внутренних дел.

Судьей Калининградского областного суда указанное постановление Полесского районного суда Калининградской области было отменено с прекращением производства по делу.

Рассмотрение дел об административных правонарушениях с назначением административного наказания

&nb…p;

Изменение Калининградским областным судом вынесенных по делам об административных правонарушениях судебных постановлений в части квалификации действий лица, совершившего административное правонарушение

При разрешении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 14.16 КоАП РФ (нарушение правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также пива и напитков, изготавливаемых на его основе), судам следует учитывать, что розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей продукции без соответствующих сопроводительных  документов образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, а нарушение иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции – состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 данной статьи.

Так, судьей Калининградского областного суда было изменено постановление Гурьевского районного суда Калининградской области от 25 апреля 2008 г., которым директор ООО «К.» Б.И.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 4 000 руб. с конфискацией алкогольной и спиртосодержащей продукции – водки «Зеленая марка ржаная» емкостью 0,5 л. в количестве 12 бутылок, поступившей 17 января 2008 г. на АЗС № 52 ООО «К.» от ООО «Б.» по товарной накладной № БА04-01106 от 16 января 2008 г.

Основанием для привлечения директора ООО «К.» Б.И.В. к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ явилась реализация алкогольной продукции в принадлежащей ООО «К.»  АЗС без предъявления на момент проверки товарно-транспортной накладной (товарно-транспортная накладная не была представлена и в суд).

Изменяя судебное постановление и переквалифицируя деяние директора ООО «К.» Б.И.В. с ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ на ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ  судья Калининградского областного суда исходил из того, что по смыслу закона ответственность по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ наступает в случае отсутствия как таковых сопроводительных документов.

В соответствии с ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ административным правонарушением является нарушение иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Отсутствие в месте реализации алкогольной и спиртосодержащей продукции сопроводительных документов при их наличии в организации, осуществляющей розничную торговлю алкоголем (в частности, в офисе фирмы и т.п.), образует состав правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.

Поскольку был установлен факт реализации алкогольной продукции без предъявления на момент проверки надлежащим образом оформленной товарно-транспортной накладной, которая имелась в наличии у ООО «К.», директор ООО «К.» Б.И.В. подлежит привлечению к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.

&nb…p;

Отмена и изменение Калининградским областным судом вынесенных по делам об административных правонарушениях судебных постановлений ввиду допущенных районными (городскими) судами области ошибок в части назначения наказания

В соответствии с ч. 1  ст. 4.1 КоАП РФ административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с настоящим Кодексом.

При назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

Судья не вправе назначить наказание ниже низшего предела, установленного санкцией соответствующей статьи, либо применить наказание, не предусмотренное ст. 3.2 КоАП РФ.

Вышеперечисленные требования судами области в основном учитывались, однако имели место случаи назначения наказания, не предусмотренного санкцией соответствующей статьи КоАП РФ.

Так, постановлением судьи Гурьевского районного суда Калининградской области от 12 августа 2008 г. С.В.П. привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ (нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего), выразившегося в том, что  11 июля 2008 г. в нарушение п. 1.5, п. 10.1 ПДД выбрал небезопасный скоростной режим, не учел интенсивность движения и состояние своего транспортного средства, не справившись с управлением транспортным средством, совершил столкновение с автомобилем под управлением Г.B.C., двигавшимся во встречном направлении, в результате чего пассажиру Г.Е.А. был причинен вред здоровью средней тяжести.

Потерпевшая Г.Е.А. в жалобе на данное постановление про­сила назначить С.В.П. более строгое наказание при том, что сам по себе выезд в нарушение ПДД на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, влечет за собой назначение административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами (ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ).

Как следует из постановления по делу об административном правонарушении, судьей назначено С.В.П. наказание в виде административ­ного штрафа в размере 1 800 руб.

Вместе с тем, судьей не принято во внимание то, что в соответствии с санк­цией ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ (в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 года № 210-ФЗ) с 1 января 2008 года минимальный размер штрафа со­ставляет 2 000 руб.

Таким образом, фактически судьей назначено С.В.П. админист­ративного наказание, не предусмотренное санкцией ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, что не основано на законе.

Кроме того, судьей не были проверены доводы Г.Е.А. о характе­ре допущенного С.В.П. нарушения ПДД — выезд на сторону дороги, предназначенной для встречного движения.

Судьей Калининградского областного суда указанное постановление было отменено с возвращением дела на новое рассмотрение.

При назначении наказания судам также следует учитывать требования ст. 1.7 КоАП РФ, предусматривающей, что лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Так, судьей Калининградского областного суда было изменено путем снижения срока назначенного Ш.П.Н. по ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ наказания  с 1 года 6 месяцев до 8 месяцев лишения права управления транспортными средствами постановление Гурьевского районного суда Калининградской области.

Основанием для изменения судебного постановления явилось то, что при назначении наказания в виде лишения права управления транспортными средствами  сроком на 1 год 6 месяцев судьей не было учтено, что на момент совершения Ш.П.Н. 30 ноября 2007 г. административного правонарушения санкция ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ предусматривала административное наказание в виде штрафа или лишения права управления транспортными средствами на срок от 6 месяцев до 1 года. Судья же в нарушение положений ст. 1.7 КоАП РФ назначил наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на полтора года в соответствии с редакцией закона, вступившего в силу 1 января 2008 г.

Выносились судами области судебные постановления без учета требований ст. 3.3 КоАП РФ, регулирующей порядок назначения основного и дополнительного административных наказаний.

Данные нарушения допускались судами области при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 16.1 КоАП РФ (сокрытие товаров от таможенного контроля путем использования тайников или иных способов, затрудняющих обнаружение товаров, либо путем придания одним товарам вида других при перемещении их через таможенную границу Российской Федерации).

Санкция части 2 статьи 16.1 КоАП РФ предусматривает для граждан возможность назначения наказания в виде административного штрафа, но с двумя дополнительными наказаниями, в виде конфискации товаров, явившихся предметами правонарушения, которое является альтернативным, и конфискации товаров и (или) транспортных средств, явившихся орудиями совершения административного правонарушения, которое является в данном случае обязательным.

Санкцией указной выше нормы для граждан предусмотрено и такое основное наказание как конфискация предметов административного правонарушения без каких-либо дополнительных наказаний.

При назначении наказания за правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 16.1 КоАП РФ,судам следует учитывать, что если транспортное средство было оборудовано специальными хранилищами для сокрытия товаров при перемещении их через таможенную границу Российской Федерации (тайниками, изготовленными в целях сокрытия товаров, а также оборудованными и приспособленными на транспортных средствах в этих же целях конструктивными емкостями и предметами, предварительно подвергшимися разборке и монтажу), то оно рассматривается в качестве орудия административного правонарушения (п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.11.2008 г. № 23).

Так, судьей Калининградского областного суда было рассмотрено дело об административном правонарушении по жалобе С.А.Н. на постановление Московского районного суда г. Калининграда от 26 ноября 2007 г., которым С.А.Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.1 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере одной второй стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, т.е. в размере 77 971 руб., с конфискацией в доход государства товаров, явившихся предметами административного правонарушения.

Судом было установлено, что 8 сентября 2007 г. водитель ОАО «К.» С.А.Н. на рейсовом автобусе марки «Мерседес 0303», следуя по маршруту Олыптын — Калининград, переместил через таможенную границу РФ коммерческую партию товаров (женского и мужского белья и рекламной продукции) в технологических нишах транспортного средства с сокрытием от таможенного контроля.

С.А.Н. признан виновным в сокрытии товаров от таможенного контроля путем использования технологических ниш, расположенных в полу задней части автобуса, затрудняющих обнаружение товаров.

Судья назначил С.А.Н. штраф с конфискацией предметов административного правонарушения, но не применил конфискацию автобуса, которая в данном случае подлежала обязательному применению, т.е. назначил наказание с нарушением требований закона (ст.4.1 КоАП РФ).

Однако избранный судьей вариант назначения наказания — штраф с альтернативной конфискацией предметов административного правонарушения и обязательной конфискацией орудия совершения административного правонарушения при возможности назначить только конфискацию предметов правонарушения судьей Калининградского областного суда был признан с учетом данных о личности виновного, обстоятельств, смягчающих ответственность, не соответствующим характеру  совершенного административного правонарушения.

Постановление судьи в части назначенного С.А.Н. наказания судьей Калининградского областного суда было изменено, исключено наказание в виде штрафа и оставлено в качестве основного наказания конфискация предметов административного правонарушения.

Назначение наказания в виде административного выдворения

В соответствии с требованиями ст. 3.10 КоАП РФ административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранных граждан или лиц без гражданства заключается в принудительном и контролируемом перемещении указанных граждан и лиц через Государственную границу Российской Федерации за пределы Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, — в контролируемом самостоятельном выезде иностранных граждан и лиц без гражданства из Российской Федерации.

Административное выдворение за пределы Российской Федерации как мера административного наказания устанавливается в отношении иностранных граждан или лиц без гражданства и назначается судьей, а в случае совершения иностранным гражданином или лицом без гражданства административного правонарушения при въезде в Российскую Федерацию — соответствующими должностными лицами.

Административное выдворение за пределы Российской Федерации не может применяться к военнослужащим — иностранным гражданам.

Административное выдворение применяется как мера административного наказания в случаях совершения административных правонарушений, предусмотренных ч. 2 ст. 18.1, ч. 2 ст. 18.4, ч.1, 2 ст. 18.8, ст. 18.10, ч. 1 ст. 18.11, ч. 2 ст. 18.17 КоАП РФ.

Судами области в основном допускались ошибки при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ.

Санкция указанной нормы предусматривает возможность применения по делам указанной категории альтернативного наказания — административного штрафа либо административного штрафа с выдворением за пределы РФ, поэтому в постановлении о привлечении лица к административной ответственности должно быть указано, почему судья пришел к выводу о необходимости назначения того или иного вида наказания. При этом необходимо учитывать, что административное выдворение является дополнительным наказанием и не может применяться самостоятельно в отрыве от основного наказания – административного штрафа.

При назначении наказания в виде административного выдворения за административное правонарушение, предусмотренное ст. 18.8 КоАП РФ, судами должны учитываться положения, закрепленные в ч. 2 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основ­ных свобод (заключена в Риме 4.11.1950 г.), согласно которым  не допускается вмешательство со стороны пуб­личных властей в осуществление права на семейную жизнь, за исключени­ем случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходи­мо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Поэтому назначение дополнительного наказания, предусмотренного ст. 18.8 КоАП РФ, в виде административного выдворения за пределы РФ должно основываться на данных, подтверждающих необходимость примене­ния к виновному лицу такой меры ответственности в качестве единственно возможного способа достижения справедливого баланса публичных и част­ных интересов в рамках административного производства.

Одним из важных моментов при назначении наказания по указанной категории дел является и то, что применение административного выдворения в силу п. 2 ст. 27 Федерального закона РФ от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» влечет запрещение на возвращение лица в Российскую Федерацию в течение 5 лет, а в соответствии с п. «б» ст. 16 Федерального закона РФ от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» отклоняются заявления о приеме в гражданство и о восстановлении в гражданстве Российской Федерации, поданные лицами, которые в течение пяти лет, предшествовавших дню обращения с такими заявлениями, выдворялись за пределы Российской Федерации.

Исполнение назначенного судом административного наказания в виде выдворения за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства влечет в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 7 Федерального закона РФ от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» невозможность получения ими в течение 5 лет разрешения на временное проживание в Российской Федерации.

Анализ судебных постановлений свидетельствует о том, что судами области при назначении наказания не всегда учитываются все обстоятельства по делу, а также положения ч. 2 ст. 4.2 КоАП РФ, предусматривающей право судьи признать установленные по делу обстоятельства смягчающими, что по ряду дел повлекло необоснованное назначение наказания в виде административного выдворения.

Так, постановлением судьи Гусевского городского суда Калининградской области П.Т. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, и ей назначено административное наказание в виде штрафа в размере 2 000 руб. с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Обстоятельства совершения правонарушения подтверждаются материалами дела, из которых усматривается, что П.Т., являясь гражданкой Литвы, прибыла в Российскую Федерацию в нарушение установленных правил въезда в РФ и находится на территории России в нарушение правил миграционного учета, у нее отсутствуют документы, подтверждающие право на пребывание (проживание) в Российской Федерации.

Установив данные обстоятельства, судья пришел к обоснованному выводу о том, что П. совершила административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, в связи с чем правомерно назначил административное наказание в виде штрафа.

Вместе с тем, постановлением судьи на П.Т. наложено дополнительное административное наказание в виде административного выдворения за пределы РФ.

Назначая П.Т. данный вид дополнительного административного наказания, судья не учел установленные по делу смягчающие административную ответственность обстоятельства, ссылка на которые имеется в постановлении, и то, что П.Т. ранее к административной ответственности не привлекалась, в течение длительного периода (с 1990 г.) состоит в браке с П.Р.А., являющимся гражданином РФ и постоянно проживающим в г. Гусеве, что у них есть дочь, также проживающая в г. Гусеве, и, что П.Т., согласно ее пояснениям, намерена предпринимать меры к легализации своего пребывания в РФ.

С учетом данных обстоятельств, а также того, что согласно санкции ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ административное выдворение за пределы РФ не является обязательным, а его применение влечет запрещение на возвращение лица в Российскую Федерацию в течение 5 лет, необходимости в применении административного выдворения в отношении П.Т. у суда не имелось.

Постановление Гусевского городского суда Калининградской области о привлечении П.Т. к административной ответственности по ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ судьей Калининградского областного суда было изменено путем исключения из него указания на применение в отношении П.Т. административного выдворения за пределы Российской Федерации.

По аналогичным основаниям судьей Калининградского областного суда было изменено постановление судьи Балтийского районного суда г. Калининграда, которым гражданин Литовской Республи­ки И.И.Н. признан виновным в совершении административного право­нарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8  КоАП РФ, и подвергнут админи­стративному наказанию в виде штрафа в размере 2 000 руб. с администра­тивным выдворением за пределы Российской Федерации.

Основанием для привлечения гражданина Литовской Республики И.И.Н. к административной ответственности по ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ по­служило нарушение им режима пребывания в Российской Федерации, выра­зившееся в отсутствие документов, подтверждающих право пребывания (проживания) в Российской Федерации.

При назначении наказания в виде административного выдворения судом не было учтено, что И.И.Н. фактически проживает с гражданкой Российской Федерации К.Л.Н. и является отцом ее троих малолетних детей. Исполнение дополнительного наказания повлечет невозможность полу­чения И. И.Н. разрешения на временное проживание в Российской Федерации в течение 5 лет, что может означать вмешательство в право на уважение семейной жизни.

Кроме того, судьей не принято во внимание смягчающее администра­тивную ответственность И.И.Н. обстоятельство — его раскаяние (п. 1 ч. 1 ст. 4.2 КоАП РФ).

В связи с неполным выяснением обстоятельств, касающихся личности лица, привлеченного к административной ответственности, а также ввиду нарушения требований ст. 2.3 КоАП РФ (возраст, по достижении которого наступает административная ответственность) Калининградским областным судом  было отменено постановление судьи Неманского городского суда Калининградской области от 31 мая 2004 г., которым Р.С.Ю. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 18.8 КоАП РФ (в ред. от 23.12.2003 г.), и ей назначено наказание в виде штрафа в размере 500 руб. с административным выдворением за пределы Российской Федерации вместе с несовершеннолетними детьми Р.П.В., 10 декабря 1992 года рождения, и Р.В.В., 3 января 1998 года рождения.

Так, принимая постановление о выдворении наряду с Р.С.Ю. ее двух несовершеннолетних детей, судом не было учтено то обстоятельство, что указанные лица не достигли возраста административной ответственности, предусмотренного ст. 2.3 КоАП РФ, согласно которой административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет, в связи с чем привлечение их к административной ответственности не основано на законе.

Кроме того, решая вопрос о назначении Р.С.Ю. административного наказания по ст. 18.8 КоАП РФ в виде выдворения  за пределы Российской Федерации, суд не учитывал положения ч. 2 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Назначение наказания в виде административного приостановления деятельности

Наказание в виде административного приостановления деятельности предусмотрено санкциями статей 5.27 ч.1 – административные правонарушения, посягающие на права граждан; 6.3, 6.4, 6.5, 6.6, 6.13, 6.15 – правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность; 8.2, 8.3, 8.6, 8.12 ч.2, 8.13 ч.2, 8.14 ч.1, 8.21 ч.1 и ч.3, 8.31 ч.2 и ч.3, 8.38, 8.40 ч.3 и ч.4 – в области охраны окружающей природной среды и природопользовании; 9.1, 9.2, 9.4, 9.9, 9.11 – в промышленности, строительстве и энергетике; 10.3, 10.6, 10.8 – в сельском хозяйстве, ветеринарии и мелиорации земель; 11.20 – на транспорте; 13.4 ч.2, 13.7, 13.12 ч.5 – в области связи и информации; 14.1 ч.4, 14.4 ч.2 – в области предпринимательской деятельности; 15.27 – в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг; 18.13 ч.2, 18.15, 18.16, 18.17 ч.1 и ч.3 – в области защиты государственной границы РФ и обеспечения режима пребывания иностранных граждан или лиц без гражданства на территории РФ; 19.20 ч.3 – против порядка управления; 20.4 ч.1 – посягающие на общественный порядок и общественную безопасность.

Судам следует учитывать, что административное наказание в виде административного приостановления деятельности может быть назначено только в том случае, если менее строгий вид административного наказания не сможет обеспечить достижение цели административного наказания.

В соответствии с ч. 2 ст. 3.12 КоАП РФ административное приостановление деятельности устанавливается на срок до девяноста суток.

Срок наказания за конкретное административное правонарушение в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ назначается в пределах, установленных ч. 2 ст. 3.12 КоАП РФ, с учетом характера совершенного административного правонарушения, имущественного и финансового положения юридического лица, обстоя­тельств, смягчающих административную ответствен­ность, и обстоятельств, отягчающих административную ответственность, кроме того, должны учитываться цели данного административного наказания.

Наибольшее количество жалоб поступило в Калининградский областной суд на судебные постановления, которыми лица привлечены к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности по ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ – нарушение требований пожарной безопасности, установленных стандартами, нормами и правилами, за исключением случаев, предусмотренных статьями 8.32, 11.16 настоящего кодекса.

Дела указанной категории судами области в основном рассматривались правильно.

При этом, принимая решение о назначении наказания в виде административного приостановления деятельности, суды исходили из того, что выявленные нарушения установленных требований пожарной безопасности создают реальную угрозу жизни людей, поскольку непосредственно влияют на возможность возникновения пожара, его дальнейшее распространение по элементам конструкций здания, на время его обнаружения, оповещения о нем, время начала эвакуации людей, возможность тушения пожара в начальной стадии, влияют на процесс вынужденной эвакуации людей из помещений во время возникновения открытого пламенного горения или задымления помещений с созданием угрозы отравления людей продуктами горения и их гибели.

Однако при назначении данного вида наказания в некоторых случаях судами области не учитывалось то обстоятельство, что административное приостановление деятельности должно заключаться во временном прекращении эксплуатации именно тех зданий (помещений), в которых выявлено нарушение Правил пожарной безопасности, в связи с чем в постановлении судьи должно быть конкретно указано на организацию, деятельность которой подлежит приостановлению с указанием адреса ее места расположения.

При назначении наказания в виде административного приостановления деятельности судам также следует учитывать, что факт выполнения лицом, привлеченным к административной ответственности, после получения протокола об административном правонарушении работ по приведению помещения в соответствие с требованиями Правил пожарной безопасности не свидетельствует об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения, так как согласно ч. 3 ст. 3.12 КоАП РФ устранение нарушений противопожарных требований может служить основанием лишь для досрочного прекращения исполнения административного наказания в виде административного приостановления деятельности по отдельному ходатайству юридического лица.

Вместе с тем, при назначении наказания в виде административного приостановления деятельности суды должны учитывать смягчающие по делу обстоятельства и меры, принимаемые лицом, привлеченным к административной ответственности, по устранению нарушений Правил пожарной безопасности, в том числе то, что  устранены наиболее опасные нарушения, которые могли бы повлечь угрозу жизни и здоровью людей.

Так, судьей Калининградского областного суда было изменено постановление судьи Центрального районного суда г. Калининграда от 10 июня 2008 г., которым  ФГУП «Калининградгазификация» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде приостановления деятельности в  части  эксплуатации административного   здания, расположенного по адресу: г. Калининград, ул. П., 1 — ул. С.Р., 7 б, на 30 суток с 10 июня 2008 г.

Назначая наказание в виде административного приостановления деятельности указанного административного здания на ул. П.-Р. сроком на 30 суток, судья учитывал смягчающие ответственность обстоятельства, но не в полной мере учел принимаемые ФГУП «Калининградгазификация» меры по устранению нарушений Правил пожарной безопасности, в том числе то, что устранены наиболее опасные нарушения, которые могли бы повлечь угрозу жизни и здоровью людей, находящихся в указанном здании.

Кроме того, судья не учел, что в предписании № 114 государственным пожарным инспектором по пожарному надзору г. Калининграда на территории Центрального района установлен срок для устранения требований пожарной безопасности до 10 ноября 2008 г.

При таких обстоятельствах назначение наказания в виде приостановления деятельности административного здания ФГУП «Калиниградгазификация»   по   ул.   П.-Р.   сроком   на   30   суток является  чрезмерно  суровым и правомерно было сокращено Калининградским областным судом на срок до 10 суток по 20 июня 2008 г. включительно.

Мировые судьи Калининградской области

&nb…p;

Прекращение производства по делам об административных правонарушениях

Отсутствие состава административного правонарушения

&nb…p;

Обобщение показало, что наибольшее количество ошибок допускается мировыми судьями при рассмотрении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения (глава 12 КоАП РФ).

Основанием для отмены судом вышестоящей инстанции судебных постановлений являлось, как правило, отсутствие в действиях лица, привлеченного к административной ответственности, состава административного правонарушения.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. № 12, от 11 ноября 2008 г. № 23) к законодательству об административных правонарушениях, которым следует руководствоваться при рассмотрении дел об административных правонарушениях, относится Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), введенный в действие с 1 июля 2002 г., а также законы субъектов Российской Федерации, принимаемые в соответствии с КоАП РФ по вопросам, отнесенным к компетенции субъектов Российской Федерации.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях судам следует учитывать, что применению подлежат только те законы субъектов Российской Федерации, которые приняты с учетом положений статьи 1.3 КоАП РФ, определяющих предметы ведения и исключительную компетенцию Российской Федерации. В частности, законом субъекта Российской Федерации не может быть установлена административная ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных законами и другими нормативными актами Российской Федерации.

В целом суды правильно применяют действующее законодательство при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Однако имели место случаи отмены Калининградским областным судом судебных постановлений ввиду применения судами области при разрешении дел об административных правонарушениях закона, не подлежащего применению.

Так, в порядке ст. 30.11 КоАП РФ было отменено с прекращением производства по делу об административном правонарушении постановление мирового судьи 2-го судебного участка Светлогорского городского округа Калининградской области и решение судьи Светлогорского городского суда Калининградской области, которыми Д.К.Г. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 69 Кодекса Калининградской области об административных правонарушениях (перевозка пассажиров сверх количества мест сидения в автобусах особо малого и малого классов), и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 1 000 руб.

В силу п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации административное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Законодательство об административных правонарушениях согласно ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Установление административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, отнесено п.п. 3 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ к ведению Российской Федерации.

В соответствии с п. 22.8 Правил дорожного движения (в редакции постановления Правительства РФ от 14.12.2005 г. № 767) запрещается перевозить людей сверх количества, предусмотренного технической характеристикой транспортного средства.

Статьей 12.23 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение вышеуказанных правил перевозки людей, при этом санкцией ч. 1 ст. 12.23 КоАП РФ предусмотрено административное наказание за нарушение таких правил в виде предупреждения или административного штрафа в размере 100 руб.

Согласно ч. 1 ст. 23.3 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.23 КоАП РФ, рассматривают органы внутренних дел.

Таким образом, статьей 69 Кодекса Калининградской области об административных правонарушениях установлена административная ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральным законодательством, при том, что административная ответственность за такое нарушение установлена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

В силу ст. 2 Кодекса Калининградской области об административных правонарушениях положения настоящего Закона, предусматривающие административное наказание за совершение того или иного административного правонарушения, не применяются, если ответственность за их совершение установлена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

С учетом изложенного выше положения ст. 69 Закона Калининградской области не подлежат применению.

При этом судам следует учитывать, что поскольку протокол об административном правонарушении в отношении лица, привлеченного к административной ответственности, по ч. 1 ст. 12.23 КоАП РФ не составлялся, рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 12.23 КоАП РФ, отнесено к компетенции органов внутренних дел, оснований переквалифицировать действия лица, привлеченного к административной ответственности по ст. 69 Закона Калининградской области, на ч. 1 ст. 12.23 КоАП РФ у судов не имеется. Производство по таким делам подлежит прекращению.

Кроме того, решением Калининградского областного суда от 21 ноября 2008 г., вступившим в законную силу 5 декабря 2008 г., статья 69 Кодекса Калининградской области об административных правонарушениях признана недействующей и не подлежащей применению с момента принятия.

В связи с отсутствием в действиях лица, привлеченного к административной ответственности, состава административного правонарушения в основном Калининградским областным судом отменялись вступившие в законную силу судебные постановления мировых судей, вынесенные по делам об административных правонарушениях, предусмотренных  ст. 12.7 КоАП РФ, 12.8 КоАП РФ, 12.26 КоАП РФ.

Характер отмен вступивших в законную силу судебных постановлений свидетельствует о том, что судами области не учитывались все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дел названных категорий.

Так, при рассмотрении дел об административных правонарушениях,  предусмотренных ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем, лишенным права управления транспортным средством), судам необходимо учитывать, что доказательством совершения указанного правонарушения является судебное решение, на основании которого лицо лишено права управлять транспортным средством.

Согласно положениям ст. ст. 32.5, 32.6 КоАП РФ постановление судьи о лишении права управления транспортным средством исполняется должностными лицами органов внутренних дел путем изъятия водительского удостоверения.

В соответствии с ч. 1 ст. 31.9 КоАП РФ постановление о назначении административного наказания не подлежит исполнению в случае, если это постановление не было приведено в исполнение в течение года со дня вступления его в законную силу.

В связи с тем, что при рассмотрении дела об административном правонарушении не были учтены требования данных норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Калининградским областным судом были отменены с прекращением производства по делу постановление мирового судьи 1-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда и решение судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда.

Судом было установлено, что 18  февраля 2008 г. в 16 ч. 30 мин. на Московском проспекте в г. Калининграде У.Г.В. управлял автомобилем будучи лишенным права управления транспортным средством.

Установив в действиях водителя состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем, лишенным права управления транспортным средством), суд избрал в отношении него меру наказания в виде административного ареста сроком на 6 суток.

При этом при рассмотрении дела судом не было принято во внимание то обстоятельство, что У.Г.В. был привлечен к административной ответственности в виде лишения специального права за отказ от прохождения медицинского освидетельствования постановлением и.о. мирового судьи 3-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда 20 января 2006 г., которое вступило в законную силу 30 января 2006 г.

Согласно ч. 1 ст. 32.7 КоАП РФ течение срока лишения специального права начинается со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания в виде лишения соответствующего специального права.

Срок лишения У.Г.В. права управления транспортным средством истек 30 июля 2007 г.

То обстоятельство, что водительское удостоверение у У.Г.В. было изъято сотрудниками ГАИ только 11 января 2008 г., не свидетельствует о том, что 18 февраля 2008 г. У.Г.В. не имел права на управление транспортным средством.

Сведения о том, что постановление от 20 января 2006 г. было приведено в исполнение в течение года со дня вступления его в законную силу, в материалах дела отсутствуют.

При таких обстоятельствах изъятие водительского удостоверения у У.Г.В. по истечении почти двух лет со дня вступления в законную силу постановления, которым он был привлечен к административной ответственности, произведено неправомерно, в связи с чем оснований для признания его лишенным права управления транспортным средством и квалификации его действий по ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ у мирового судьи не имелось.

По аналогичным основаниям Калининградским областным судом было отменено с прекращением производства по делу вступившее в законную силу постановление мирового судьи 2-го судебного участка Гурьевского района Калининградской области, которым К.В.А. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ, и подвергнут административному аресту сроком на трое суток.

Основанием для составления в отношении К.В.А. протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ, послужило изъятие водительского удостоверения в момент задержания автомобиля 9 марта 2008 г. во исполнение постановления мирового судьи 2-го судебного участка Гурьевского района Калининградской области  от 19 ноября 2004 г.

Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что в данный период К.В.А. не имел права на управление транспортным средством.

Постановлением мирового судьи 2-го судебного участка Гурьевского района Калининградской области от 19 ноября 2004 г. К.В.А. привлечен к административной ответственности за отказ от прохождения медицинского освидетельствования и лишен права управления транспортным средством сроком на один год.

Указанное постановление вступило в законную силу в конце 2004 года.

Законодателем предусмотрен годичный срок для исполнения постановление о назначении административного наказания со дня его вступления в законную силу (ч. ст. 31.9 КоАП РФ). Однако в силу ч. 2 ст. 32.7 КоАП РФ этот срок может быть прерван в случае уклонения лица, лишенного специального права, от сдачи соответствующего удостоверения и возобновляется со дня сдачи удостоверения либо его изъятия.

Вместе с тем сведения о том, что сотрудниками ГИБДД предпринимались какие-либо действия по исполнению постановления от 19 ноября 2004 г. или К.В.А. уклонялся от сдачи водительское удостоверения, в материалах дела отсутствуют.

Более того, из имеющейся в деле копии водительского удостоверения, изъятого 9 марта 2008 г., усматривается, что данный документ выдан заявителю ГИБДД УВД г. Калининграда 13 января 2005 г., то есть в период действия избранной оспариваемым постановлением санкции.

С учетом изложенного срок исполнения постановления от 19 ноября 2004 г. окончился в конце 2005 г., в связи с чем изъятие у К. В.А. водительского удостоверения по истечении более трех лет со дня вступления в законную силу постановления, которым он данного права был лишен, не может быть признано правомерным и не свидетельствует о том, что 9 марта 2008 г. он не имел права на управление транспортным средством.

Таким образом, в действиях К.В.А. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения), судам необходимо учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения.  Данные акты в силу положений ст. 26.2 КоАП РФ, ч. 7 ст. 27.12 КоАП РФ являются одними из доказательств совершения правонарушения, которые подлежат оценке по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ, предусматривающей, в том числе и то, что никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

В соответствии с примечанием к ст. 27.12 КоАП РФ под состоянием опьянения следует понимать наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови или 0,15 и более миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, наличие наркотических средств или психотропных веществ в организме человека, определяемое в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а равно совокупность нарушений физических или психических функций человека вследствие употребления вызывающих опьянение веществ.

Согласно требованиям ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. При этом обязанность по доказыванию вины лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, возлагается на должностных лиц, осуществляющих такое производство.

В связи с отсутствием в материалах дела достоверных доказательств, свидетельствующих о нахождении лица, привлеченного к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в состоянии опьянения, Калининградским областным судом были отменены с прекращением производства по делу постановление мирового судьи 5-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда и решение судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда по делу об административном правонарушении в отношении Б.Р.С.

Так, выводы суда о том, что, управляя транспортным средством, Б.Р.С. находился в состоянии опьянения, основаны на акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством от 23 июня 2008 г.

Действительно в данном акте содержится вывод о том, что Б.Р.С. находился в состоянии алкогольного опьянения. Однако данный вывод является предположительным и сделан без учета данных лабораторных исследований забранной у Б.Р.С. крови. Кроме того, в этом акте не описаны явные признаки, указывающие на нахождение Б.Р.С. в состоянии опьянения.

Таким образом, данного акта было недостаточно для установления наличия у Б.Р.С. состояния опьянения. Мировому судье следовало получить дополнительные доказательства с учетом данных лабораторных исследований.

Из медицинского заключения врача-нарколога от 30 июня 2008 г., представленного судье районного суда, а также из ответа заместителя Главного врача Калининградской областной наркологической больницы от 23 октября 2008 г., приобщенного к надзорной жалобе, видно, что у Б.Р.С. в крови обнаружен этиловый спирт в концентрации 0,2 промилле. Эти данные с учетом клинического осмотра и лабораторного исследования не позволяют установить наличие у Б.состояния алкогольного опьянения.

Кроме того, при рассмотрении дел данной категории судам следует учитывать положения, закрепленные в п. 16 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденной приказом Министерства здравоохранения РФ от 14.07.2003г. № 308, согласно которым заключение о состоянии опьянения в результате употребления алкоголя выносится при наличии клинических признаков опьянения и положительных результатах определения алкоголя в выдыхаемом воздухе при помощи одного из технических средств измерения, проведенного с интервалом 20 минут, или при применении не менее двух разных технических средств индикации на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе с использованием их обоих при каждом исследовании, проведенном с интервалом 20 минут.

В соответствии с п. 15 данной Инструкции на основании результатов освидетельствования выносится заключение о состоянии освидетельствуемого на момент освидетельствования. Основой для вынесения заключения является наличие или отсутствие клинических признаков опьянения.

В зависимости от результатов освидетельствования выносится заключение с одной из следующих формулировок: состояние опьянения не установлено; установлено состояние опьянения. При второй формулировке указание вещества (средства), вызвавшего опьянение, в заключении Акта не отмечается.

Так, в связи с отсутствием в действиях лица, привлеченного к административной ответственности, состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, Калининградским областным судом были отменены постановление мирового судьи 2-го судебного участка Гусевского района Калининградской области и решение судьи Гусевского городского суда Калининградской области в отношении Г.Х.Т.

При разрешении дела судебными инстанциями были недостаточно исследованы все обстоятельства дела.

Из акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения № 93 от 16 июня 2008 г. следует, что на момент освидетельствования у Г.Х.Т. отсутствовали клинические признаки опьянения, при этом установлен положительный результат исследования на содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе на основании двух проб Раппопорта, произведенных с интервалом в 10 минут.

При таких обстоятельствах у врача, проводившего медицинское освидетельствование, не имелось совокупности предусмотренных пунктом 16 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения… условий для заключения об установлении у Г.Х.Т. состояния опьянения.

Такого заключения акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения № 93 от 16 июня 2008 г. не содержит. В пункте 16 акта указана лишь формулировка «установлен факт употребления алкоголя», которая не соответствует пункту 15 вышеуказанной Инструкции.

Таким образом, данный акт не может служить достаточным доказательством того, что на момент освидетельствования 16 июня 2008 г. Г.Х.Т. находился в состоянии алкогольного опьянения, в связи с чем оснований для привлечения Г.Х.Т. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8. КоАП РФ у суда не имелось.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных  ст. 12.26 КоАП РФ (невыполнение водителем требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), судам следует проверять наличие законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование, соблюдение установленного порядка направления не медицинское освидетельствование и учитывать, что лицо может быть направлено на медицинское освидетельствование на состояние опьянения лишь по результатам освидетельствования на состояние алкогольного опьянения или при отказе от такого освидетельствования.

Так, в соответствии с ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ, введенной в действие с 01 июля 2008 г., лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи (в порядке, установленном Правительством РФ). При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Аналогичная правовая норма содержится в п. 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. № 475 и вступивших в силу с 01 июля 2008 г.

Пунктами 4, 5 указанных Правил предусматривается, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения проводится должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, с использованием технических средств измерения, обеспечивающих запись результатов исследования на бумажном носителе, разрешенных к применению Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, проверенных в установленном порядке Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии, тип которых внесен в государственный реестр утвержденных типов средств измерений.

Направлению на медицинское освидетельствование на состояние алко­гольного опьянения водитель подлежит лишь в трёх случаях: 1. при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; 2. при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; 3. при наличии достаточных данных полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения и отрицательном резуль­тате освидетельствования на состояние опьянения.

В соответствии с п. 3  Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. № 475, достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: а) запах алкоголя изо рта; б) неустойчивость позы; в) нарушение речи; г) резкое изменение окраски кожных покровов лица; д) поведение, не соответствующее обстановке.

Так, в связи с отсутствием в действиях лица состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ (невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), Калининградским областным судом были отменены постановление и.о. мирового судьи 2-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда, которым Л.И.И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, с назначением наказания в виде лишения права управления транспортным средством на срок полтора года, а также решение судьи Ленинградского   районного   суда   г. Калининграда, которым указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В жалобе на данные судебные постановления, поданной в Калининградский областной суд в порядке ст. 30.11 КоАП РФ, Л.И.И.  ставился вопрос об отмене указанных судебных постановлений в связи с необоснованностью привлечения его к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Судом установлено, что 26 июля 2008 г. в 17 час. 30 мин. Л.И.И. управлял автомобилем «Вольво» и на ул. Невского в г. Калининграде был остановлен инспектором ГИБДД, который, выявив наличие у него запаха алкоголя изо рта, предложил последнему пройти медицинское освидетельствование, от чего Л. отказался.

Пройти освидетельствование на состояние опьянения в порядке, предусмотренном Правилами освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов …., Л. сотрудником ГИБДД не предлагалось. В качестве основания для его направления на медицинское освидетельствования в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование указано «запах алкоголя изо рта».

При таких обстоятельствах, учитывая, что в соответствии с действующим законодательством лицо может быть направлено на медицинское освидетельствование на состояние опьянения лишь по результатам освидетельствования на состояние опьянения или при отказе от такого освидетельствования, предусмотренные законом основания для направления Л.И.И. на медицинское освидетельствование в рассматриваемой ситуации у сотрудников ГИБДД отсутствовали.

По этой причине отказ Л.И.И. от прохождения медицинского освидетельствования не образует состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26. КоАП РФ. Оснований для его привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ у суда не имелось.

По аналогичному основанию Калининградским областным судом были отменены постановление мирового судьи второго судебного участка Балтийского района г. Калининграда и решение судьи Балтийского районного суда г. Калининграда по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ,  в отношении З.В.Г.

Принимая решение о привлечении  З.В.Г. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, судом не было учтено то, что сотрудники ГИБДД, нарушив установленный законодательством порядок направления на медицинское освидетельствование, не про­вели освидетельствование З.В.Г. с помощью технических средств и сра­зу же потребовали от последнего прохождения медицинского освидетельст­вования на состояние опьянения, указав в соответствующем протоколе не пре­дусмотренные законом причины для направления на медицинское освидетель­ствование на состояние опьянения — запах алкоголя изо рта, красные глаза.

Такой протокол о направлении на медицинское освидетельствование в силу ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ является доказательством, полученным с нарушением закона, и не может быть использован в ходе производства по делу об админи­стративном правонарушении.

В связи с тем, что требования сотрудников ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения без предварительного освиде­тельствования с помощью технических средств были незаконными, З.В.Г. не может нести административную ответственность за отказ от их выпол­нения.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях судам также следует учитывать, что в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 3.8 КоАП РФ лишение физического лица, совершившего административное правонарушение, ранее предоставленного ему специального права устанавливается за грубое или систематическое нарушение порядка пользования этим правом в случаях, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса.

Исходя из положений вышеприведенной нормы права, назначение административного наказания в виде лишения права управления транспортным средством возможно только лицам, имеющим такое право либо лишенным его в установленном законом порядке.

В том случае, если субъектом правонарушения является лицо, которое не получало право управления транспортными средствами либо его утратило на основании статьи 28 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (за исключением случаев лишения права управления в предусмотренном законом порядке), санкция в виде лишения права управления транспортными средствами к данному лицу не может быть применена.

Ввиду несоблюдения указанных требований в порядке ст. 30.11 КоАП РФ были отменены ряд судебных постановлений.

Так, Калининградским областным судом были отменены 8 постановлений мирового судьи второго судебного участка Московского района г. Калининграда, которыми З.Н.В. был привлечен к административной ответственности за совершение правонарушений, предусмотренных ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством.

При рассмотрении указанных дел мировым судьей  вопрос о наличии у З.Н.В. права на управление транспортным средством не исследовался. В деле отсутствуют сведения о том, что З.Н.В. обладает указанным правом.

Согласно сообщению, поступившему в Калининградский областной суд из УГИБДД УВД по Калининградской области 1 октября 2008 года, по данным РОИО УГИБДД УВД по Калининградской области сведения о выдаче водительского удостоверения гр. З.Н.В. отсутствуют.

Изложенное свидетельствует о том, что З.Н.В. не является субъектом административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, и ему не может быть назначено административное наказание в виде лишения специального права, которым он не обладает.

При таких обстоятельствах действия З.Н.В. не могли быть квалифицированы по ст. 12.26 КоАП РФ, предусматривающей санкцию в виде лишения права управления транспортными средствами, в связи с чем 8 постановлений мирового судьи 2-го судебного участка Московского района г. Калининграда были отменены с прекращением производства по делам об административных правонарушениях.

В связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 24 июля 2007 г. № 210 —  ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», а также в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.11.2008 г. № 23) судам следует учитывать, что при совершении водителем, не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным такого права, правонарушений, предусмотренных главой 12 КоАП РФ, его действия следует квалифицировать по части 1 либо части 2 статьи 12.7 КоАП РФ и соответствующим статьям главы 12 КоАП РФ. Однако в случаях, когда указанные лица управляли транспортным средством в состоянии опьянения либо не выполнили законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования, их действия подлежат квалификации соответственно по части 3 статьи 12.8 либо части 2 статьи 12.26 КоАП РФ, предусматривающих ответственность в виде административного ареста на срок до пятнадцати суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых в соответствии с настоящим Кодексом не может применяться административный арест, в размере пяти тысяч рублей.

С учетом того, что к водителям, не имеющим права управления транспортными средствами, не может быть применено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами, их действия подлежат квалификации только по части 1 статьи 12.7 КоАП РФ и в случае совершения ими административных правонарушений, предусмотренных статьями главы 12 КоАП РФ, устанавливающими в качестве единственного основного наказания лишение права управления транспортными средствами (например, частью 4 статьи 12.2, частями 3, 4, 5 и 6 статьи 12.5, частью 3 статьи 12.10, частью 4 статьи 12.15, частью 3 статьи 12.27 КоАП РФ).

&nb…p;

&nb…p;

Процессуальные нарушения, допущенные судами области при рассмотрении дел об административных правонарушениях

В соответствии с требованиями ст. 29.1 КоАП РФ и 29.4 КоАП РФ судья при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении выясняет, в частности, вопрос о том, правильно ли составлен протокол об административном правонарушении, и в случае неправильного составления данного протокола — выносит определение о его возвращении в орган, должностному лицу, которые составили протокол.

Исходя из требований указанных норм и ч. 2 ст. 29.9 КоАП РФ, не предусматривающей возможности вынесения определения о возвращении протокола и иных материалов органу или должностному лицу, составившим протокол,   по   результатам   рассмотрения   дела,   возвращение   протокола возможно только при подготовке дела к судебному рассмотрению и не допускается при рассмотрении дела об административном правонарушении по существу.

Несмотря на требования вышеприведенных норм права имели место случаи возвращения протокола об административном правонарушении после принятия дела к производству.

Так, судьей Калининградского областного суда было отменено с возвращением дела для рассмотрения определение судьи Октябрьского районного суда г. Калининграда, которым материал по факту нарушения ОАО «Р.» требований пожарной безопасности в здании железнодорожной станции «З.» возвращен в ОГГШ Октябрьского района г. Калининграда для устранения нарушений процессуальных требований при составлении протокола об административном правонарушении.

Судьей Калининградского областного суда  было установлено, что определением судьи Октябрьского районного суда г. Калининграда от 24 июня 2008 г. дело об административном правонарушении принято к производству и  назначено его рассмотрение.

При таких обстоятельствах протокол об административном правонарушении в отношении ОАО «Р.» не мог быть возвращен составившему его лицу.

Одной из основных ошибок, допускаемых судьями при рассмотрении дел об административных правонарушениях, является ненадлежащее извещение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о месте и времени рассмотрения дела

В соответствии с ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса, либо если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Из содержания данной статьи следует, что, хотя присутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, и не относится к числу обязательных условий для рассмотрения дела об административном правонарушении, надлежащее извещение этого лица о времени и месте рассмотрения дела является необходимым.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.05.2006 г. № 12, от 11.11.2008 г. № 23), в целях соблюдения установленных ст. 29.6 КоАП РФ сроков рассмотрения дел об административных правонарушениях судье необходимо принимать меры для быстрого извещения участвующих в деле лиц о времени и месте рассмотрения дела. Поскольку КоАП РФ не содержит каких-либо ограничений, связанных с таким извещением, оно в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть произведено с использованием любых доступных средств связи, позволяющих контролировать получение информации лицом, которому оно направлено (судебной повесткой, телеграммой, телефонограммой, факсимильной связью и т.п.).

Лицо, в отношении которого ведется производство по делу, считается извещенным о времени и месте судебного рассмотрения и в случае, когда с указанного им места жительства (регистрации) поступило сообщение о том, что оно фактически не проживает по этому адресу.

Надлежащим извещением в соответствии с разъяснениями, содержащимися в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда РФ за первый квартал 2007 г., следует считать также извещение лица о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении сотрудником ГИБДД.

Рассмотрение дела в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и надлежащим образом неизвещенного о дне и времени рассмотрения дела влечет безусловную  отмену судебных постановлений.

Характер отмен судебных постановлений Калининградским областным судом свидетельствует о формальном подходе судей к извещению лиц, в отношении которых  ведется производство по делу об административном правонарушении, о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении, что недопустимо, поскольку, рассматривая дела в отсутствие указанных лиц, судья лишает последних не только возможности личного участия в судебном заседании, но и предусмотренного Конституцией РФ и КоАП РФ права на защиту.

Ввиду ненадлежащего извещения о дне и времени слушания дела было отменено вступившее в законную силу  постановление мирового судьи 1-го судебного участка Светлогорского городского округа Калининградской области, которым  К.А.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок полтора года.

Рассматривая дело в отсутствие К.А.В., мировой судья исходил из того, что он надлежащим образом извещен о месте и времени судебного заседания.

Однако из имеющегося в деле уведомления о вручении К.А.В. почтового отправления и приложенного К.А.В. к жалобе конверта следует, что извещение о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении было отправлено К.А.В. после рассмотрения дела и вынесения постановления.

В связи с ненадлежащим извещением лица,  в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, были отменены постановление мирового судьи 2-го судебного участка Октябрьского района г. Калининграда и решение судьи Октябрьского районного суда г. Калининграда, которыми  С.А.С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Так, конверт с судебным уведомлением о судебном заседании, назначенном мировым судьей на 10 июля 2008 г., был получен С. лишь 17 июля 2008 г. Эта же дата отмечена на конверте как дата поступления письма на почтовое отделение в п. Храброво, где проживает С. Данных о том, что он извещался о судебном заседании до 10 июля 2008 г., материалы дела не содержат.

Имели место случаи необоснованного отказа в удовлетворении ходатайств лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, об отложении слушания дела и рассмотрения дел об административных правонарушениях в отсутствие данных лиц

В соответствии с ч. 2 ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства об отложении рассмотрения дела.

Вопрос об отложении дела должен решаться судьей в каждом конкретном случае отдельно, при этом необходимо принимать во внимание наличие либо отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о невозможности участия лица в рассмотрении дела об административном правонарушении.

К ходатайству об отложении дела лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, должно приложить доказательства, свидетельствующие о невозможности его личного либо через представителя участия в рассмотрении дела об административном правонарушении.

При разрешении ходатайств об отложении рассмотрения дела судам следует учитывать, что зачастую лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, предоставленными законом правами злоупотребляют, заявляя ходатайства об отложении рассмотрения дела под надуманными предлогами, при этом настаивают на своем обязательном присутствии при рассмотрении дела и тем самым препятствуют рассмотрению дела по существу с целью избежать ответственности за совершенное правонарушение.

Удовлетворение данных ходатайств приводит к истечению срока давности привлечения к административной ответственности, после чего производство по делу подлежит прекращению на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

При разрешении ходатайств лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, об отложении слушания дела судам следует учитывать, что выезд на отдых, нахождение в командировке лица, заблаговременно извещенного о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении, нельзя признать уважительной причиной невозможности явиться в суд.

Нахождение на амбулаторном лечении при отсутствии доказательств, свидетельствующих о невозможности  личного либо через представителя участия в рассмотрении дела об административном правонарушении, также с учетом конкретных обстоятельств каждого дела должно рассматриваться как не исключающее возможности явки в суд.

При этом если лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, заявляет ходатайство об отложении слушания дела в связи с нахождением на лечении, судам следует проверять действительно ли данное лицо по характеру заболевания не может присутствовать в судебном заседании, имеются ли противопоказания к его участию в деле (не исключается возможность направления запроса в лечебное учреждение, где указанное лицо проходит лечение, с использованием средств телефонной связи).

Судам следует учитывать, что нахождение лица на стационарном лечении (при наличии соответствующих документов, подтверждающих данное обстоятельство) является уважительной причиной невозможности явиться в судебное заседание, и при наличии ходатайства об отложении слушания дела по указанным основаниям такое ходатайство должно подлежать удовлетворению.

Так, постановлением мирового судьи 1-го судебного участка Гусевского района Калининградской области от 21 июля 2008 г. П.О.Л. за совер­шение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, лишён права управления транспортными средствами сроком на 1 год.

П.О.Л. обжаловал указанное постановление, ссылаясь на то, что судья незаконно рассмотрел дело в его отсутствие. Он не смог явиться в суд в связи с болезнью и нахождением на стационарном лечении.

Решением судьи Гусевского городского суда Калининградской области от 21 августа 2008 г. постановление мирового судьи оставлено без изменения, жало­ба П.О.Л. — без удовлетворения.

В жалобе на вышеназванные судебные постановления, поданной в Калининградский областной суд,  П.О.Л. просил их отменить, настаивая на доводах об уважительности причин неявки в судебное заседание.

Из материалов дела видно, что 18.07.2008 г. мировому судье поступило ходатайство от П.О.Л. об отложении рассмотрения дела в связи с на­хождением на стационарном лечении. К ходатайству приложена справка в…ч 65411, подтверждающая, что П.О.Л. с 12.07.2008 г. находился на ста­ционарном лечении в хирургическом отделении данного лечебного учреждения.

Поскольку нахождение на стационарном лечении свидетельствует о не­возможности явки в судебное заседание по состоянию здоровья, является ува­жительной причиной, препятствующей участию в рассмотрении дела об административном правонарушении, мировой судья в соответствии со ст. ст. 24.4, 25.1 КоАП РФ должен был отложить судебное разбирательство.

Однако дело об административ­ном правонарушении было рассмотрено в отсутствие П.

Содержащиеся в постановлении мирового судьи ссылки на то, что явка П.О.Л. в судебное заседание возможна исходя из сведений, содержащихся в ответе в…ч 65411 от 11.07.2008 г. на судебный запрос, не могли служить причиной для отклонения обоснованного ходатайства.

Ответ на запрос был дан лечебным учреждением 11.07.2008 г. исходя из факта лечения П.О.В. с 18.06.2008 г. по 11.07.2008 г. в неврологическом отделении госпиталя. В этом ответе не учтён факт экстренной операции П.О.Л., про­изведённой 12.07.2008 г. в хирургическом отделении указанной войсковой час­ти.

При рассмотрении жалобы П.О.Л. на постановление по делу об административном правонарушении он так же подтвердил уважительность причин неявки в судебное заседание 21.07.2008 г., представив выписку из исто­рии болезни, содержащую сведения о нахождении его на стацио­нарном лечении в лечебном учреждении с 12.07.2008 г. по 01.08.2008 г., произведённой ему 12.07.2008 г. операции, после которой П. был назначен постельный режим. Однако эти доводы не были учтены судьёй районного суда, рас­смотревшим жалобу П.

Указанные нарушения в силу ч. 4 ст. 30.7 КоАП РФ явились основани­ем для отмены постановления с возвращением дела на новое рассмотрение, однако ввиду истечения срока давности  привлечения П.О.Л. к административной от­ветственности производство по делу об администра­тивном правонарушении в отношении П.О.Л. согласно п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ  было прекращено.

Без оценки и проверки оставлялись районными (городскими) судами при рассмотрении жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенные должностными лицами, доводы лиц, привлеченных к административной ответственности, о неизвещении их о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении

Так, ввиду неизвещения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, судьей Калининградского областного суда было отменено с прекращением производства по делу постановление главного государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Калининградской области и решение судьи Полесского районного суда Калининградской области.

Постановлением главного государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Калининградской области от 20 ноября 2007 г. директор МУП «Полесское ЖКХ» Т.С.С. привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 3 000 руб.

Какие-либо доказательства того, что Т.С.С. был надлежащим образом извещен Госинспекцией труда о месте и времени рассмотрения дела на 20 ноября 2007 г., в материалах дела отсутствуют. Доводы Т.С.С. о том, что постановление было вынесено в его отсутствие и 20 ноября 2007 г. просто вручено ему в здании администрации Полесского городского округа, ничем не опровергнуты.

В самом постановлении указано на иное место его рассмотрения, в копии постановления, полученного Т.С.С., в разделе «сведения о физическом лице» не заполнен ряд граф, в том числе «год, число и месяц рождения», «место рождения», «состав семьи, количество лиц, находящихся на содержании», «средний размер заработной платы», не указаны паспортные данные Т.С.С. Это также свидетельствует о том, что Т.С.С. при рассмотрении дела госинспектором труда не участвовал.

При этом показания главного государственного инспектора труда не могут приниматься во внимание как недопустимые доказательства для подтверждения указанных обстоятельств рассмотрения этим же должностным лицом дела об административном правонарушении.

Исходя из этого и учитывая, что согласно ч. 3 ст. 1.5 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, судья Калининградского областного суда пришел к выводу, что при рассмотрении дела государственным инспектором труда были нарушены права заявителя, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, в том числе право воспользоваться услугами защитника и право представлять свои интересы, был нарушен установленный законом порядок рассмотрения дела об административном правонарушении.

Не всегда судами области при рассмотрении дел об административных правонарушениях учитывалось то обстоятельство, что протокол об административном правонарушении может быть составлен в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело об админист­ративном правонарушении, только в том случае, если оно было извещено о времени и месте составления протокола в установленном порядке (п. 4.1 ст. 28.2 КоАП РФ)

Так, постановлением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда индивидуальный предприниматель М.Л.Ф. привлечена к административной ответственности за соверше­ние административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.4 Ко­АП РФ.

Отменяя указанное постановление, судья Калининградского областного суда исходил из того, что из материалов дела следует, что протокол об административном пра­вонарушении был составлен 1 апреля 2008 г. в отсутствие индивидуально­го предпринимателя М.Л.Ф. либо ее представителя.

До составления указанного протокола, 25 марта 2008 г., ей было на­правлено соответствующее извещение о времени и месте составления прото­кола, однако данных о вручении такого извещения в деле не имеется.

Указанные обстоятельства являются существенными нарушениями процессуальных требований, предусмотренных Кодексом об ад­министративных правонарушениях, которые не позволили всесторонне, пол­но и объективно рассмотреть дело, в связи с чем постановление судьи было отменено с возвращением дела на новое рассмотрение в тот же суд.

Наряду с отменой судебных постановлений ввиду неизвещения или ненадлежащего извещения лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, Калининградским областным судом отменялись судебные постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенные с нарушением прав потерпевших

В соответствии с ч. 1 ст. 25.2 КоАП РФ потерпевшим признается лицо, которому административным правонарушением причинен физический, имущественный или моральный вред.

Согласно ч. 3 ст. 25.2 КоАП РФ право потерпевшего на участие в деле об административном правонарушении должно быть обеспечено независимо от того, является ли наступление последствий признаком состава административного правонарушения или нет.

Указанные обстоятельства судами области не учитывались, о чем свидетельствует характер отмен судебных постановлений Калининградским областным судом по жалобам потерпевших.

Так, постановлением инспектора по исполнению административного законодательства ОГИБДД ОВД по Правдинскому району от 5 декабря 2007 г. М.Р.А. за нарушение правил встречного разъезда был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ и подвергнут штрафу в размере 500 руб.

По жалобе М.Р.А. на указанное постановление должностного лица решением судьи Правдинского районного суда Калининградской области постановление инспектора по исполнению административного законодательства ОГИБДД ОВД по Правдинскому району Калининградской области в отношении М.Р.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, отменено, и производство по делу прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

В жалобе на решение судьи Л.Т.В. поставила вопрос о его отмене, указывая, что является потерпевшей по данному делу, т.к. в ДТП был поврежден её автомобиль. Однако она не была извещена о слушании дела судьей по жалобе М.Р.А. Считает, что судья принял решение, не исследовав все обстоятельства дела.

Установив, что Л.Т.В., являясь потерпевшей, не была привлечена к участию в деле и не уведомлялась судьей о рассмотрении жалобы М.Р.А. на постановление инспектора и не принимала участия в судебном заседании, судья Калининградского областного суда пришел к  правомерному выводу о том, что решение судьей принято незаконно с нарушением прав потерпевшего.

Однако, учитывая, что судьей было принято решение о прекращении производства по делу об административном правонарушении, и в настоящее время истек срок давности привлечения к административной ответственности за данное правонарушение, установленный ст. 4.5 КоАП РФ, возвращение к обсуждению вопроса о вине М.Р.А. стало невозможным, в связи с чем решение судьи в части прекращения производства по делу было отменено.

Поскольку рассмотрение жалобы М.Р.А. в судебном заседании было проведено с нарушением требований закона, выводы судьи в решении об отсутствии состава административного правонарушения в действиях М.Р.А. из решения были исключены, а производство по делу было постановлено считать прекращенным за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Неправомерно в некоторых случаях судами области возвращались жалобы потерпевших на судебные постановления по делам об административных правонарушениях

Так, решением судьи Правдинского районного суда Калининградской области  была удовлетворена жалоба М.Р.А. на постановление инспектора ОГИБДД ОВД по Правдинскому району  о привлечении его к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ и наложении административного штрафа в  размере 500 руб., постановление инспектора в отношении М.Р.А. отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено.

Л.Т.В., считая себя потерпевшей по данному делу, обратилась в суд с жалобой на решение судьи.

Возвращая жалобу Л.Т.В., судья сослался на то, что правовая конструкция ст. 12.15 КоАП РФ не предусматривает каких-либо последствий и соответственно не предполагает потерпевшей стороны. Л.Т.В. потерпевшей по делу не признана и в деле отсутствуют данные о том, что она является собственником автомобиля, участвовавшего в ДТП.

Отменяя указанное определение районного суда, судья Калининградского областного суда правомерно указал на то, что судом не были учтены положения ч. 1 ст. 25.2 КоАП РФ, согласно которой потерпевшим признается лицо независимо от того, является ли наступление последствий признаком состава административного правонарушения.

Не может влиять на процессуальные права потерпевшего и решение должностного лица, уполномоченного составлять протоколы об административных правонарушениях.

Также в связи с неправомерным возвратом жалобы потерпевшему судьей Калининградского областного суда было отменено определение судьи Багратионовского районного суда Калининградской области.

Так, постановлением мирового судьи 2-го судебного участка Багратионовского района от 20 ноября 2007 г. производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Д.И.В. прекращено на основании п. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

М.А.В., считая себя потерпевшим, обратился в суд с жалобой на данное постановление.

Возвращая М.А.В. жалобу на постановление, судья в определении сослался на то, что в протоколе об административном правонарушении сведения о потерпевшем отсутствуют, и из этого протокола не усматривается, каким образом М.А.В. причинен вред.

Однако данные обстоятельства не могли служить достаточными основаниями для возвращения жалобы М.А.В., поскольку в результате совершения Д.И.В. действий, которые были расценены сотрудниками ГИБДД как административное правонарушение (выезд на сторону проезжей части, предназначенную для встречного движения), произошло столкновение автомобилей Д.И.В. и М.А.В. Справка об указанном ДТП приобщена к материалам дела, переданным для рассмотрения мировому судье.

Указанные обстоятельства позволяют прийти к выводу о том, что М.А.В. может быть признан потерпевшим по указанному делу об административном правонарушении в отношении Д.И.В., в связи с чем вправе обжаловать вынесенное по данному делу постановление.

Допускались судами области ошибки при рассмотрении ходатайств лиц, подающих жалобы, о восстановлении срока на обжалование постановлений по делам об административных правонарушениях

Порядок пересмотра постановлений и решений по делам об административных правонарушениях  предусмотрен главой 30 КоАП РФ.

Сроки обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях предусмотрены ст. 30.3 КоАП РФ.

В соответствии с ч. ч. 2, 4 ст. 30.3 КоАП РФ в случае пропуска срока, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, указанный срок по ходатайству лица, подающего жалобу, может быть восстановлен судьей или должностным лицом, правомочными рассматривать жалобу. Об отклонении ходатайства о восстановлении срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении выносится определение.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. №12, от 11 ноября 2008 г. № 23), несмотря на то, что КоАП РФ не предусматривает возможности обжалования определения об отклонении ходатайства о восстановлении срока обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях, это определение, исходя из общих принципов осуществления правосудия, может быть обжаловано, поскольку оно исключает возможность дальнейшего движения дела об административном правонарушении, что влечет нарушение права лица, привлеченного к административной ответственности, на защиту.

Ходатайство о восстановлении срока обжалования постановления мирового судьи по делу об административном правонарушении рассматривает судья районного суда, к полномочиям которого относится рассмотрение дела по жалобе на постановление мирового судьи, а ходатайство о восстановлении срока обжалования решения судьи районного суда или гарнизонного военного суда, вынесенное по жалобе на постановление органа, уполномоченного рассматривать дела об административных правонарушениях, в соответствии с ч. 2 ст. 30.3 КоАП РФ рассматривается судьей вышестоящего суда (верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, автономной области, автономного округа, окружного (флотского) военного суда).

В соответствии с порядком, предусмотренным главой 30 КоАП РФ, жалоба на постановление по делу об административном правонарушении и все ходатайства, заявленные в рамках обжалования соответствующего постановления, разрешаются судьей в судебном заседании, о дате и месте которого извещаются заинтересованные лица.

Однако судьями Черняховского городского суда и Правдинского районного суда ходатайства лиц, привлеченных к административной ответственности, заявленные в рамках обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях, были разрешены с нарушением указанного порядка. Дела по жалобам Л.А.Е. (Правдинский р…с) и П.Т.Г. (Черняховский г…с) на постановления об административных правонарушениях в судебное заседание не выносились, судьи рассмотрели ходатайства Л. и П. не извещая данных лиц о времени и месте судебного заседания.

В связи с чем Калининградским областным судом указанные определения судей об отклонении ходатайств Л.А.Е. и П.Т.Г. о восстановлении      пропущенного      срока           на обжалование были отменены, а административные дела по их жалобам и их ходатайства о восстановлении срока на обжалование направлены на рассмотрение в тот же суд.

Имели место случаи нерассмотрения ходатайств о восстановлении срока на обжалование постановлений по делам об административных правонарушениях

Так, Ч.В.П. подал в Славский районный суд Калининградской области жалобу на постановление мирового судьи Славского судебного участка Калининградской области, которым он был привлечен к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ. В жалобе содержалось ходатайство о восстановлении срока обжалования.

Судьей Славского районного суда Калининградской области жалоба Ч.В.П. на постановление по делу об административном правонарушении возвращена заявителю как поданная с пропуском установленного законом срока на её обжалование.

Учитывая, что в жалобе содержалось ходатайство о восстановлении срока на обжалование, судья должен был рассмотреть указанное ходатайство в соответствии с требованиями ст. 30.3 КоАП РФ, а не возвращать жалобу без рассмотрения ходатайства, в связи с чем определение Славского районного суда Калининградской области было отменено судьей Калининградского областного суда. Вопрос о восстановлении срока обжалования постановления мирового судьи направлен на рассмотрение судье Славского районного суда.

Зачастую судами области неправомерно отклонялись ходатайства о восстановлении срока на обжалование постановлений по делам об административных правонарушениях

В соответствии со ст. 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение 10 суток со дня получения копии постановления. В случае пропуска этого срока, указанный срок по ходатайству лица, подающего жалобу, может быть восстановлен.

При разрешении ходатайств лиц, привлеченных к административной ответственности, о восстановлении срока на подачу жалобы судам следует учитывать, что в ходатайстве о восстановлении процессуального срока должно быть указано на причину пропуска установленного законом 10-дневного срока для подачи жалобы.

Срок на подачу жалобы (представления) по делу об административном правонарушении не считается пропущенным, если такая жалоба или представление прокурора были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока.

В том случае если последний день подачи жалобы приходился на выходной день, а жалоба была подана непосредственно в последующий рабочий день, причина пропуска срока в таких случаях может быть признана уважительной и срок для подачи жалобы подлежит восстановлению.

Так, постановлением инспектора ОБ ДПС ГИБДД при УВД Калининградской области от 17 апреля 2008 г. К.Т.В. привлечен к административной ответственности и к нему применено административное наказание в виде штрафа в размере 100 руб. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.3 КоАП РФ.

К.Т.В. обратился в суд с жалобой на данное постановление, одновременно заявив ходатайство о восстановлении пропущенного им срока обжалования этого постановления со ссылкой на то, что последний день срока на обжалование являлся выходным днем.

Отказывая К. в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на обжалование постановления о привлечении его к административной ответственности от 17 апреля 2008 г., судья Балтийского районного суда г. Калининграда  исходил из того, что на постановление, срок обжалования которого истек 27 апреля 2008 г., жалоба подана заявителем в суд лишь 5 мая 2008 г. (по дате входящего номера). Однако суд без внимания оставил тот факт, что жалоба датирована заявителем 28 апреля 2008 г., и, как утверждает К. в жалобе, оспаривая определение и прилагая квитанцию об отправке 28 апреля 2008 г. в суд заказного письма, она им сдана на почту 28 апреля — в первый рабочий день после истекшего в выходной день срока.

Поэтому, учитывая, что срок обжалования вышеназванного постановления от 17 апреля 2008 г. истекал 27 апреля 2008 г. — в выходной день, а жалоба на данное постановление сдана К. на почту 28 апреля 2008 г. — в первый рабочий день после 27 апреля 2008 г., то судье следовало данное обстоятельство проверить и обсудить вопрос о том, не свидетельствуют ли эти обстоятельства об уважительности причины пропуска срока на обжалование названного постановления.

По аналогичному основанию судьей Калининградского областного суда было отменено определение Правдинского районного суда Калининградской области, которым  К.В.Ю. возвращена поданная 26 мая 2008 г. жалоба на постановление мирового судьи Правдинского судебного участка Калининградской области от 07 мая 2008 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в связи с пропуском срока обжалования.

Отменяя указанное судебное постановления, судья Калининградского областного суда исходил из того, что постановление мирового судьи от 07 мая 2008 г. было получено К.В.Ю. по почте 15 мая 2008 г. Таким образом, срок обжалования постановления мирового судьи истекал для К.В.Ю. в выходной день (воскресенье) 25 мая 2008 г. Жалоба на указанное постановление была направлена К.В.Ю. в суд в понедельник 26 мая 2008 г.

При таких обстоятельствах вывод судьи Правдинского районного суда Калининградской области о том, что при подаче жалобы К.В.Ю. был пропущен предусмотренный законом срок обжалования постановления мирового судьи, является несостоятельным.

Обобщение показало, что зачастую с ходатайством о восстановлении срока на опротестование постановлений по делам об административных правонарушениях обращаются прокуроры, ссылаясь при этом на то, что о допущенных при вынесении постановлений нарушениях закона им стало известно только после проведенной по заданию прокуратуры области проверки, в то время как обязанность постоянного осуществления прокурором надзора при производстве по делам об административных правонарушениях действующим законодательством не предусмотрена.

Указанные ходатайства правомерно судами области оставлялись без удовлетворения, поскольку каких-либо исключений из порядка исчисления срока обжалования (опротестования) постановлений по делам об административных правонарушениях, связанных с проведением прокурором проверок, нормами КоАП РФ не предусмотрено.

Законность постановлений по делам об административных правонарушениях могла быть проверена прокурором своевременно, в связи с чем позднее проведение прокурором проверки не свидетельствует об уважительности причины пропуска срока обжалования постановлений.

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда, направляя данный обзор, обращает внимание судей на необходимость более внимательного подхода к разрешению вопросов, связанных с подготовкой к рассмотрению дел об административных правонарушениях, правильным определением подведомственности и подсудности дел об административных правонарушениях, а также рассмотрения жалоб на постановления  по делам об административных правонарушениях, надлежащим извещением о судебных заседаниях участников процесса. Осуществляя подготовку дел к судебному заседанию, разрешая дела по существу, следует более четко выяснять обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, правильно определять состав лиц, участвующих в деле.

Судебная коллегия

по гражданским делам

Калининградского  областного суда

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заказать звонок
Нажимая кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.