ОБЗОР судебной практики по уголовным делам, рассмотренным в апелляционном порядке в первом полугодии 2014 года

В соответствии с п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ обстоятельством, исключающим участие в производстве по уголовному делу защитника, является его участие в оказании им юридической помощи лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. При этом по смыслу приведенной нормы закона указанные обстоятельства являются основанием для отвода защитника независимо от того, в чем выражалась эта помощь и оказывалась ли она по тому же или по другому делу.

Приговор Балтийского городского суда Калининградской области от 03 марта 2014 года в отношении М.Н.В. отменен: по данному уголовному делу защиту интересов М. в судебном заседании в период с 28 мая до 10 сентября 2013 года осуществлял адвокат Мещеряков Н.Е., который вступил в дело 26 декабря 2012 года со стадии выполнения требований ст.217 УПК РФ. Как следует из материалов дела, этот же адвокат ранее осуществлял защиту интересов Я. и Б. по уголовному делу в отношении указанных лиц, по которому М. имел процессуальный статус потерпевшего.

М. обвинялся в даче заведомо ложных показаний по тому же уголовному делу.

В качестве доказательств виновности Я. и Б. в приговоре Балтийского гарнизонного военного суда от 31 мая 2012 года приведены показания М., изобличающие Я. и Б. в совершении преступления.

Указанные обстоятельства прямо свидетельствуют о наличии противоречия интересов Я. и Б. интересам М., поскольку последний по уголовному делу в отношении указанных лиц выступал на стороне обвинения.

Таким образом, имеются обстоятельства, исключающие участие адвоката Мещерякова Н.Е. в производстве по делу М., что не было учтено судом первой инстанции.

Кроме того, практически все доказательства стороны обвинения, на которые суд сослался в приговоре, были исследованы в судебном заседании при участии адвоката Мещерякова Н.Е., в том числе большая часть из них — при отсутствии самого подсудимого. К указанным доказательствам после вступления в дело другого адвоката суд не возвращался и повторно их не исследовал.

Таким образом, доказательства, положенные в основу приговора в отношении М., исследовались судом без надлежащего защитника, то есть с существенным нарушением прав и законных интересов осужденного.

(апелляционное постановление от 03 марта 2014 года № 22 — 258)

Стороны извещаются о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Приговор Московского районного суда г. Калининграда от 25 ноября 2013 года в отношении Пышного А.С. отменен: исходя из требований ч.4 ст.231 УПК РФ, стороны извещаются о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала. Данное требование закона судом не выполнено, поскольку осужденный Пышный А.С., согласно представленной в материалах дела расписки, был уведомлен о судебном заседании за двое суток до его начала, что повлекло нарушение его права на защиту в связи с лишением возможности надлежащей подготовки к судебному разбирательству.

(апелляционное определение от 16 января 2014 года № 22 — 60)

Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, как влекущий прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения, должен быть мотивирован со ссылкой на предусмотренные законом основания.

Приговор Ленинградского районного суда г. Калининграда от 13 сентября 2013 года в отношении Усманова А.К., Лемяцких В.И. отменен: как следует из протокола судебного заседания, в судебных прениях государственный обвинитель изменил обвинение в части покушения на сбыт наркотических средств, совершенного группой лиц по предварительному сговору, переквалифицировав по эпизоду от 07.02.2013 г. действия Лемяцких В.И. на ч. 3 ст. 30, ч.1 ст. 2281 УК РФ как исполнителя преступления, Усманова А.К. — на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 2281 УК РФ как пособника, при этом в нарушение требований ч. 2 ст. 15 УПК РФ, правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда РФ № 18- П от 08.12.2003 г., согласно которым изменение_государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения должно быть мотивировано со ссылкой на предусмотренные законом основания, мотивы принятого решения не привел, предложенную квалификацию действий подсудимых не обосновал, не указал, в чем заключались действия исполнителя и какие действия соучастника расценены как пособничество.

Адвокат Шток А.А., как следует из протокола судебного заседания, вопреки позиции подзащитного Лемяцких В.И., не признавшего свою вину в совершении инкриминируемых ему преступлений, в судебных прениях согласился с предложенной государственным обвинителем квалификацией действий Лемяцких В.И.

Таким образом, права подсудимых Усманова А.К. и Лемяцких В.И. на защиту нарушены, что в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 38917 УПК РФ является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

(апелляционное определение от 30 января 2014 года № 22 — 4)

Значительность причиненного хищением ущерба — понятие оценочное и определяется судом исходя из стоимости похищенного и имущественного положения потерпевшего на момент совершения преступления.

Приговор Гвардейского районного суда Калининградской области от 18 ноября 2013 года в отношении Азарова Д.В., изменен со снижением наказания. Действия Азарова квалифицированы судом по эпизоду хищения у потерпевшей В.Е.А. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Однако, оснований для квалификации кражи у В. по признаку причинения ей значительного ущерба у суда не имелось, так как о незначительности для неё причиненного кражей ущерба в размере 15600 рублей, свидетельствовала сама потерпевшая в судебном заседании, поясняя при этом о своих доходах в размере около 20000 рублей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о необходимости исключения данного квалифицирующего признака кражи и квалифицировала действия осужденного по эпизоду кражи у В. по части 1 статьи 158 УК РФ, с назначением за названное преступление наказания в пределах санкции данного уголовного закона. В связи с изменением квалификации деяния в отношении В. Азарову снижено наказание в пределах санкции части 1 статьи 158 УК РФ, а также подлежит снижению наказание, назначенное по правилам части 2 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений.

 (апелляционное определение от 4 марта 2014 года № 22 — 212)

Приговор Гурьевского районного суда Калининградской области от 12 ноября года в отношении Черненко С.Н. изменен со снижением наказания.

Действия Черненко С.Н. квалифицированы по п. «в» ч.3 ст. 158 УК РФ, как кража, т.е. тайное хищение чужого имущества, в крупном размере.

Однако с указанной квалификацией действий осужденного согласиться нельзя.

Из предъявленного обвинения следует, что осужденным были похищены деревья, произраставшие на землях сельскохозяйственного назначения и не предназначавшиеся для обеспечения защиты земель от воздействия негативных (вредных) природных, антропогенных и техногенных явлений.

Таким образом, похищенные деревья не являлись предметом экологического преступления, предусмотренного ст.260 УК\РФ, в связи с чем действия осужденного обоснованно квалифицированы, как преступление против собственности, т.е. кража.

Однако размер причиненного преступными действиями ущерба определен неверно.

Как следует из материалов дела, стоимость похищенного 545050 рублей исчислена в соответствии с Постановлением Правительства Калининградской области № 118 от 19 марта 2007 года «Об определении нормативов и порядка исчисления компенсационной стоимости зеленых насаждений и объектов озеленения на территории Калининградской области» и Методикой исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, утвержденной Постановлением Правительства РФ № 273 от 8 мая 2007 года.

Вместе с тем, суд не учел положения пункта 2 указанной выше Методики, согласно которым указанные в Постановлении Правительства РФ № 273 от 8 мая 2007 года таксы применяются для определения размера ущерба, причиненного нарушением лесного законодательства, за исключением ущерба, причиненного лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам.

Согласно п. 13 данной Методики при исчислении размера ущерба, причиненного не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам, применяются действующие на момент совершения правонарушения установленные уполномоченными органами исполнительной власти цены и нормативы затрат, которые непосредственно связаны с выращиванием деревьев, кустарников и лиан, а также с уходом за ними до возраста уничтоженных или поврежденных.

Следовательно, размер ущерба, причиненного кражей деревьев, следовало определять, как их компенсационную стоимость, и руководствоваться при этом Постановлением Правительства Калининградской области № 118 от 19 марта 2007 года.

Таким образом, стоимость похищенного составляет 109 010 рублей, что не образует крупный ущерб, судебной коллегией исключён признак крупного ущерба и переквалифицированы действия осужденного на 4.1 ст. 158 УК РФ, как кража, т.е. тайное хищение чужого имущества.

(апелляционное определение от 20 января 2014 года № 22 — 29)

Для квалификации действий виновного лица как разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия, необходимо установить не только то, что виновный имел при себе оружие или иные предметы, используемые в этом качестве, но и факт применения их во время нападения.

Приговор Ленинградского районного суда г. Калининграда от 24 февраля 2014 года в отношении Голова В.Н., которым он осужден по ч.3 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, изменен со снижением наказания.

Как видно из приговора, судом установлено, что в ходе разбойного нападения Голов В.Н. использовал в качестве оружия нож, который он приставил к правому боку потерпевшего и потребовал передачи ему автомобиля и свидетельства о регистрации транспортного средства.

Однако, по смыслу закона, для квалификации действий виновного лица как разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия, необходимо установить не только то, что виновный имел при себе оружие или иные предметы, используемые в этом качестве, но и факт применения их во время нападения.

Демонстрация же в целях завладения чужим имуществом оружия или иных предметов, применение которых может повлечь опасность для жизни или здоровья потерпевшего, свидетельствует об угрозе немедленного применения такого насилия, и является психическим насилием, что и обуславливает квалификацию действий виновного как разбой — то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Более того, указав о том, что Голов В.Н. приставил лезвие ножа к правому боку потерпевшего, суд вышел за пределы предъявленного обвинения, согласно которому Голов В.Н. нож в отношении потерпевшего не применял, а подкреплял его демонстрацией угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего — «направил острием лезвие ножа к правому боку тела потерпевшего».

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о необходимости исключения из квалификации действий Голова В.Н. квалифицирующего признака «применение предметов, используемых в качестве оружия».

В связи с исключением вышеуказанного квалифицирующего признака назначенное Голову В.Н. наказание подлежит смягчению.

(апелляционное определение от 29 апреля 2014 года №22-510)

Суд при постановлении обвинительного приговора и назначения наказания на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием по предыдущему приговору, не учел изменения, внесенные в предыдущий приговор апелляционным постановлением.

Приговор Краснознаменского районного суда Калининградской области от 03 сентября 2013 года в отношении Толкачева О.В. изменён со снижением наказания:

при определении размера наказания суд не учёл, что назначенное осуждённому наказание по приговору мирового судьи Краснознаменского судебного участка Калининградской области от 6 июня 2013 года апелляционным постановлением Краснознаменского районного суда Калининградской области от 28 августа 2013 года снижено с 1 года 2 месяцев до 1 года 1 месяца лишения свободы.

С учётом того, что наказание на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ назначено Толкачёву О.В. по совокупности преступлений путём частичного сложения с наказанием по приговору от 6 июня 2013 года, судебная коллегия пришла к выводу, что оно должно быть соразмерно снижено.

(апелляционное определение от 20 февраля 2014 года № 22 -198)

При признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение по которым признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись, и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

Приговор Московского районного суда г. Калининграда от 27 декабря 2013 года в отношении Мирошника С.В. изменен со снижением наказания. Судом указано на рецидив преступлений у осужденного. В отношении Мирошника С.В. постановлением от 05 июня 2013 года условное осуждение по приговору от 24 июня 2011 года отменено, и он направлен для отбывания наказания в колонию — поселение, Срок наказания Мирошнику С.В. постановлено исчислять с момента фактического прибытия в колонию — поселение. Однако, постановление не исполнено, и Мирошник С.В. для отбывания наказания по приговору в места лишения свободы не прибыл и 24 августа 2013 года совершил преступление. Осуждение Мирошника С.В. по приговору от 2 февраля 2012 года, которым он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ, и ему назначено наказание в виде 2-х лет лишения свободы без ограничения свободы условно с испытательным сроком 2 года, также не свидетельствует о наличии в его действиях рецидива преступлений, так как осуждение признавалось условным. При таких обстоятельствах в действиях Мирошника С.В. рецидив преступлений отсутствует, следовательно, указание суда о необходимости назначения наказания с применением ч.2 ст.68 УК РФ не соответствует требованиям закона. По этим причинам наказание за содеянное, как и наказание по совокупности приговоров, подлежит снижению.

(апелляционное постановление от 13 февраля 2014 года № 22 — 165)

При признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести и судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет.

Приговор Центрального районного суда г. Калининграда от 16 января 2014 года в отношении Аксенова В.А. изменен со снижением наказания.

Суд при назначении Аксенову наказания ошибочно признал в качестве отягчающего обстоятельства рецидив преступлений.

Как видно из материалов дела, Аксенов ранее неоднократно судим за совершение преступлений небольшой тяжести, средней тяжести и тяжких.

Однако суд, признавая наличие в действиях Аксенова рецидива преступлений, не учел правила п.п. «а» и «б» ч. 4 ст. 18 УК РФ.

Из имеющихся в материалах уголовного дела документов видно, что приговорами от 15 апреля 2008 года, 23 июля 2008 года, 3 августа 2009 года и 24 мая 2011 года Аксенов осужден за преступления, совершенные до достижения им восемнадцати лет.

Приговором от 25 января 2010 года Аксенов осужден за преступление небольшой тяжести.

По приговорам от 21 июля 2009 года и 9 февраля 2010 года преступления, которые могли бы быть учтены при признании рецидива преступлений, предусмотренные ст. ст. 158 ч. 2 и 162 ч. 2 УК РФ, совершены Аксеновым также до достижения им восемнадцатилетнего возраста, а остальные преступления, совершенные им после исполнения восемнадцати лет, относятся к категории небольшой тяжести.

Учитывая изложенное, судебная коллегия исключила отягчающее наказание Аксенова обстоятельство — рецидив преступлений. В связи с этим назначенное Аксенову наказание как за каждое преступление, так и по совокупности преступлений подлежит снижению.

(апелляционное определение от 25 марта 2014 года № 2 — 356)

В соответствии с ч.4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда, т.е. закон определил конкретные правила назначения наказания по совокупности приговоров.

Приговор Гвардейского районного суда Калининградской области от 07 февраля 2014 года в отношении Постарнакова А.П. изменен, так как при назначении наказания нарушены требования Общей части УК РФ.

Постарнаков осужден по ч.1 ст. 166 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы. На основании ч.5 ст.74 УК РФ условное осуждение по приговору Гвардейского районного суда Калининградской области от 04.04.2013 отменено. В соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров путём частичного присоединения ко вновь назначенному наказанию неотбытого наказания по приговорам мирового судьи 2-го судебного участка Гвардейского района Калининградской области от 06.02.2013 и Гвардейского районного суда Калининградской области от 04.04.2013 окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев без ограничения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Срок наказания с зачётом предварительного заключения постановлено исчислять с 12 ноября 2013 года.

Согласно закону неотбытым наказанием следует считать весь срок назначенного наказания по предыдущему приговору при условном осуждении.

Неотбытым наказанием по приговору Гвардейского районного суда Калининградской области от 04.04.2013 в отношении Постарнакова А.П. является наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, несмотря на это, суд назначил ему наказание по совокупности приговоров в виде лишения свободы на срок 1 год  6  месяцев.

Таким образом, приговор суда подлежит изменению в части размера назначенного наказания в соответствии с ч.4 ст.70 УК РФ.

Также, суд апелляционной инстанции внес изменения в приговор в части исчисления начала срока отбывания наказания, поскольку, суд первой инстанции вопреки требованиям закона исчислил его с 12 ноября 2013, т.е. со дня предварительного заключения, тогда как в силу совокупности норм, регулирующих правила исчисления размера и начала срока отбывания-наказания, срок отбывания окончательного наказания, определенного по правилам ст.70 УК РФ, исчисляется со дня постановления последнего приговора с зачетом времени содержания под стражей по этому делу в порядке меры пресечения. Кроме того, в приговоре подлежит установлению в соответствии с ч.5 ст.75.1 УИК РФ порядок направления Постарнакова А.П. к месту отбывания наказания в колонию — поселение.

(апелляционное постановление от 15 апреля 2014 года № 22 — 400)

В силу ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УК  РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Приговор Московского районного суда г. Калининграда от 08 апреля 2014 года в отношении Андреева О.И. , которым он осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ (4 эпизода) к 9 месяцам лишения свободы за каждое преступление, по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ к 5 месяцам лишения свободы, по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (54 эпизода) к 1 году 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы за каждое преступление, по п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (3 эпизода) к 1 году 8 месяцам лишения свободы без ограничения свободы за каждое преступление, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание по совокупности преступлений назначено путем частичного сложения — 3 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, изменен со снижением наказания, так как суд при назначении наказания в виде лишения свободы за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 158 , ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ, неправильно применил уголовный закон.

При назначении наказания судом не в полной мере выполнены требования ч.1  ст. 56 УК РФ.

В связи с этим коллегия пришла к выводу о необходимости назначения наказания за указанные преступления с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, личности виновного с учетом смягчающих наказание обстоятельств, указанных в приговоре. И как следствие, назначение более мягкого наказания за преступления, входящие в совокупность, влечет снижение окончательного наказания, назначенного на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Таким образом, наказание Андрееву, назначенное по совокупности преступлений на основании ч.3 ст. 69 УКРФ, снижено до 3 лет 4 месяцев лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

(апелляционное определение от 8 апреля 2014 года № 22 – 392)

Аналогичная ошибка допущена судом Ленинградского района г. Калининграда при вынесении приговора от 24 января 2014 года в отношении Пряхина С.А.

Вышеуказанным приговором он осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Однако, согласно ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УПК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УПК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УПК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

В соответствии со ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 109 УК РФ, является преступлением небольшой тяжести.

Осужденный Пряхин С.А. совершил преступление впервые. При назначении наказания Пряхину С.А. суд в качестве смягчающих обстоятельств признал явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, чистосердечное раскаяние в содеянном, отсутствие судимости, состояние здоровья, удовлетворительную характеристику. Отягчающих обстоятельств судом не установлено.

Санкцией ч. 1 ст. 109 УК РФ предусмотрены альтернативные виды наказания.

В связи с изложенным, Пряхину С.А. не могло было быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Принимая во внимание все обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, которые учтены судом, а также требования ч. 1 ст. 56 УК РФ, суд апелляционной инстанции назначил осужденному другой вид наказания, предусмотренный санкцией ч. 1 ст. 109 УК РФ — в виде 10 месяцев ограничения свободы с установлением определенных ограничений и обязанностей.

(апелляционное постановление от 27 марта 2014 года № 22 — 299)

Ухудшение положения осужденного при повторном рассмотрении дела в случае отмены первого судебного решения не по основаниям, касающимся необходимости усиления наказания, запрещено.

Приговор Багратионовского районного суда Калининградской области от 25 ноября 2013 года в отношении Реклайтиса В.В., которым он осужден по ст. 158 ч. 2 п. «б» УК РФ к 2 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, изменен, поскольку судом первой инстанции допущено нарушение требований уголовно-процессуального закона.

Из материалов уголовного дела видно, что первоначально за указанное преступление Реклайтис был осужден приговором Багратионовского районного суда Калининградской области от 20 июня 2013 года по ст. 158 ч. 2 п. «б» УК РФ к 1 году

6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

20 августа 2013 года апелляционной инстанцией приговор от 20 июня 2013 года был отменен, дело направлено на новое судебное разбирательство. Основанием для отмены приговора явилось нарушение права на защиту, а не мягкость назначенного наказания. Вместе с тем, при повторном рассмотрении дела суд назначил Реклайтису наказание в виде лишения свободы срокам 2 года, то есть более строгое наказание, чем было определено первым приговором. Данное обстоятельство явилось основанием для изменения приговора и снижения осужденному наказания.

(апелляционное постановление от 13 марта 2014 года № 22 — 305)

Рецидив преступлений признается опасным при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два или более раза было осуждено за умышленное преступление средней тяжести к лишению свободы (ч.2 ст. 18 УК РФ)

Приговор Московского районного суда г. Калининграда от 22 ноября 2013 года в отношении Ишутинова Д.Р., которым он осужден по п. п. «а,б» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 4 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, изменен со снижением наказания, поскольку признание в качестве отягчающего обстоятельства наличие опасного рецидива преступлений не основан на положениях уголовного закона.

Как следует из материалов уголовного дела, Ишутинов был ранее дважды судим за совершение преступлений средней тяжести, при этом по приговору от 5 октября 2009 года ему было назначено наказание в виде исправительных работ. Следовательно, Ишутинова нельзя признать лицом, которому ранее дважды назначалось лишение свободы.

В связи с этим в действиях Ишутинова имеется лишь простой вид рецидива, а не опасный, как было установлено приговором суда.

Поскольку согласно ч.5 ст. 18 УК РФ во взаимосвязи с п. «а» ч.1 ст.63 и ч.1 ст.68 УК РФ при назначении наказания учитывается вид рецидива преступлений, при его изменении должно быть соразмерно смягчено назначенное осужденному наказание. Кроме того, изменение вида рецидива преступлений на менее строгий уменьшает степень общественной опасности личности осужденного, и в связи с тем, что наказание Ишутинову было назначено в минимальном размере санкции статьи, необходимо применить ст.64 УК РФ.

 (апелляционное определение от 23 января 2014 года № 22 — 74)

Согласно ч.1 ст. 30 УК РФ, приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств и орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам. При отсутствии действий, непосредственно направленных на убийство потерпевшего (применительно к данному случаю) содеянное является приготовлением к преступлению, а не покушением на него.

Приговор Московского районного суда г. Калининграда от 5 ноября 2013 года в отношении Шабанова А.В. изменен с переквалификацией действий осужденного и снижением наказания.

Вышеуказанным приговором Шабанов осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 с. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с установлением ограничений, на основании статьи 70 УК РФ, путем частичного присоединения к вновь назначенному наказанию не отбытого наказания по приговору суда от 12 января 2010 года, условное осуждение по которому отменено на основании части 5 статьи 74 УК РФ, на 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с установлением ограничений: не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; не выезжать за пределы территории муниципального образования Городской округ «Город Калининград», а также с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации, сроком 1 год.

Действия осужденного квалифицированы судом первой инстанции как организация покушения на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, по найму, не доведенное до конца по независящим от этого лица обстоятельствам, — по части 3 статьи 30, части 3 статьи 33, пункту «з» части 2 статьи 105 УК РФ.

Вместе с тем, правильно установив фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о том, что Шабанов, являясь инициатором убийства, разработал план его осуществления, подыскал исполнителя, склонив его к соучастию в преступление за обещанное денежное вознаграждение, и содействовал ему предоставлением информации и средствами к совершению преступления, суд дал им неверную юридическую оценку.

Учитывая, что действий, непосредственно направленных на убийство потерпевшего, совершено не было, содеянное Шабановым является приготовлением к преступлению, а не покушением на него.

Судебная коллегия переквалифицировала действия осужденного на ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Вносимые в квалификацию изменения влекут смягчение наказания как за содеянное, так и по совокупности приговоров.

При назначении виновному наказания за содеянное суд апелляционной инстанции учёл помимо обстоятельств, признанных смягчающими судом первой инстанции, в т. ч. указанных в пункте «и» части 1 статьи 61 УК РФ, положения части 2 статьи 66 УК РФ.

Таким образом, Шабанов судом апелляционной инстанции действия Шабанова переквалифицированы на ч. 3 ст. 33, ч.1 ст.30, п.«з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

 (апелляционное определение от 9 января 2014 года № 22 — 36)

Согласно ст. 18 ч. 1 УК РФ для признания рецидива преступлений необходимо не просто вынесение обвинительного приговора, а наличие судимости, которая в соответствии со ст. 86 ч. 1 УК РФ возникает лишь со дня вступления обвинительного приговора в законную силу. Таким образом, если лицо осуждается за преступление, совершенное после вынесения обвинительного приговора, но до вступления его в законную силу, несмотря на назначение наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, рецидив преступлений отсутствует)

Приговор в отношении Тындюка Р.Н., Кротко А.Н. изменен, со снижением наказания: действия подсудимых квалифицированы судом — Кротко по ст.ст. 158 ч. 2 п. «в», 158 ч. 2 п.п. «а, в» (3 преступления), 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. «а» УК РФ и Тындюка по ст. ст. 158 ч. 2 п.п. «а, в» (3 преступления), 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. «а» УК РФ. Судом в качестве отягчающего обстоятельство признано наличие рецидива в действиях как Кротко, так и Тындюка. Однако, рецидив преступлений в действиях обоих отсутствует по всем эпизодам хищения.

Как видно из имеющихся в уголовном деле судебных решений, приговор от 12 апреля 2013 года, которым Кротко и Тындюк были осуждены к обязательным работам, вступил в силу 30 июля 2013 года, то есть после преступлений, в совершении которых они признаны виновными настоящим приговором. Данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии у Кротко и Тындюка на момент совершения краж судимости по приговору от 12 апреля 2013 года.

Кроме того, Кротко приговором от 12 апреля 2013 года признан виновным в преступлениях, совершенных в возрасте до восемнадцати лет, что в соответствии с п. «б» ч. 4 ст. 18 УК РФ является еще одним обстоятельством, свидетельствующим о невозможности учета судимости по приговору от 12 апреля 2013 года при признании рецидива преступлений в действиях Кротко. Судимости Кротко по приговорам от 2 ноября 2012 года и 30 января 2013 года к условным мерам наказания в соответствии с п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ также не учитываются при признании рецидива преступлений.

Таким образом, признание судом отягчающим наказание Кротко и Тындюка обстоятельством рецидива преступлений является незаконным. Поэтому данное обстоятельство подлежит исключению из приговора, что также служит основанием для снижения наказания Кротко и Тындюку как за каждое преступление, так и по совокупности преступлений и приговоров.

Кроме того, Кротко одну из краж, в совершении которой признан виновным настоящим приговором, совершил 29 января 2013 года, то есть до постановления в отношении него приговора 30 января 2013 года. В связи с этим наказание за данное преступление подлежит исключению из совокупности преступлений при назначении наказания на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ и должно быть назначено на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ — по совокупности с преступлениями, за совершение которых Кротко осужден приговором от 30 января 2013 года, путем частичного сложения наказаний. Указанное обстоятельство также является основанием для назначения Кротко менее строгого наказания и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

(апелляционное постановление от 20 февраля 2014 года № 22 -156)

Оказание помощи потерпевшему является смягчающим наказание обстоятельством.

Так, изменен приговор Балтийского городского суда Калининградской области от 05 ноября 2013 года в отношении Умарова И.М., поскольку в соответствии с положениями п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления является обстоятельством, смягчающим наказание виновного. Из приведенных в приговоре показаний свидетеля следует, что после совершенного преступления Умаров принял меры к доставлению потерпевшего в медицинское учреждение с целью оказания ему медицинской помощи, сам сопровождал потерпевшего.

Также свидетели, сотрудники ДПС, поясняли, что автомобиль был ими остановлен на территории больницы, на заднем пассажирском сидении находился раненый человек, которого придерживал осужденный.

Указанные действия Умарова, бесспорно, были направлены на оказание иной помощи потерпевшему, однако суд указанное обстоятельство в качестве смягчающего наказание осужденного не признал и соответствующие мотивы этому не привел.

Судебная коллегия признала оказание иной помощи потерпевшему смягчающим обстоятельством и с учетом указанного смягчающего обстоятельства снизила назначенное Умарову наказание.

(апелляционное определение от 12 марта 2014 года № 22 — 271)

В связи с назначением наказания, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему размеру является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости, изменен один приговор.

Так, приговор Светлогорского городского суда Калининградской области от 11 марта 2014 года в отношении Насриддинова Б.О. изменен с усилением наказания.

Насриддинов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 291 ч.3 УК РФ. Согласно санкции ч.3 ст.291 УК РФ предусмотрено назначение наказания в виде штрафа в размере от тридцатикратной суммы до шестидесятикратной суммы взятки, что в данном случае составляет от 6000 рублей до 12 000 рублей, однако при назначении наказания в виде штрафа суд обязан также руководствоваться положениями Общей части УК РФ, согласно которой — ч.2 ст.46 УК РФ, штраф, исчисляемый исходя из величины, кратной сумме взятки, не может быть менее 25 000 рублей и более 500 000.000 рублей.

При этом положения ст.64 УК РФ, исходя из ее содержания, могут быть применены только к наказанию, предусмотренному соответствующей статьей Особенной части УК РФ, т.е. не могут быть применены к положениям ст.46 УК РФ.

Таким образом, минимальное наказание, которое может быть назначено Насриддинову Б.О. в виде штрафа за совершенное им преступление не может быть ниже 25 000 рублей, в связи, с чем суд апелляционной инстанции считает необходимым внести в приговор суда 1-ой инстанции соответствующие изменения и назначить Насриддинову Б.О. наказание в соответствии с требованиями закона в размере 25 000 рублей, а не в размере 6 000 рублей, как это было определено судом первой инстанции.

(апелляционное определение от 4 июня 2014 года№ 22 — 684)

Судебная коллегия по уголовным делам

Калининградского областного суда

Заказать звонок
Нажимая кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.