СПРАВКА по результатам обобщения судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд

В связи с поручением Верховного Суда Российской Федерации судебной коллегией по административным делам Калининградского областного суда была изучена и обобщена практика применения судами Калининградской области в 2014, 2015 годах вышеупомянутого законодательства путем истребования в судах и изучения судебных постановлений, в которых оно применено, а также изучения и анализа судебных постановлений, принятых судьями Калининградского областного суда.

Споры, связанные с применением законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд

Обобщение показало, что гражданские, а с 15 сентября 2015 года и административные дела с применением законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд судами области не рассматривались, за исключением одного гражданского дела Ленинградского районного суда г. Калининграда по иску Калининградского транспортного прокурора, действующего в интересах Российской Федерации, к Калининградской областной таможне о признании незаконным внесения отдельных сведений в аукционную документацию государственного контракта.

В обоснование иска прокурор указывал, что в ходе проведенной проверки исполнения законодательства в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных нужд, а также законодательства, регулирующего порядок использования имущества, находящегося в государственной собственности Российской Федерации, прокуратурой были установлены нарушения данного законодательства Калининградской областной таможней. Такое нарушение выразилось в том, что в проекте государственного контракта, размещенного Калининградской областной таможней на сайте <данные изъяты> для проведения аукциона в электронной форме в извещении № на выполнение работ по техническому обслуживанию и ремонту технических средств Единой автоматизированной информационной системы Калининградской областной таможни в разделе 8 государственного контракта «Действие обстоятельств непреодолимой силы» имеется положение о том, что ни одна из сторон не несет ответственности перед другой стороной за неисполнение обязательств по настоящему государственному контракту, обусловленное действием обстоятельств непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, в том числе объявленной или фактической войны, гражданских волнений, эпидемий, блокады, эмбарго, пожаров, землетрясений, наводнений и других природных стихийных бедствий, а также изданием актов государственных органов.

При этом из данного государственного контракта следует, что свидетельство, выданное соответствующим компетентным органом, является достаточным подтверждением наличия и продолжительности действия обстоятельств непреодолимой силы.

Между тем, ни в Федеральном законе от 05 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Федеральный закон о контрактной системе), ни в Гражданском, Бюджетном кодексах РФ, ни в иных федеральных законах не установлено конкретных случаев действия «непреодолимой силы».

Частью 9 ст. 34 Федерального закона о контрактной системе предусмотрено, что стороны — заказчика или поставщика (подрядчика, исполнителя) освобождаются от уплаты неустойки (штрафа, пени), в случае, если эта сторона докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, предусмотренного контрактом, произошло вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны.

Частью 15 ст. 34 Федерального закона о контрактной системе установлены случаи, когда положения частей 4-9 ст. 34 могут не применяться заказчиком при заключении контракта и контракт может быть заключён в любой форме, предусмотренной ГК РФ для совершения сделок. Рассматриваемый случай к таким исключениям не относится.

Таким образом, транспортный прокурор полагал, что проект государственного контракта в извещении № не может быть заключен в любой произвольной форме. Федеральный закон о контрактной системе не предусматривает конкретизацию действий непреодолимой силы и не устанавливает виды справок для подтверждения её наличия, а правовыми актами ФТС России не предусмотрена такая типовая форма государственного контракта при проведении электронного аукциона. Следовательно, в нарушение нормы ч. 1 ст. 2 Федерального закона о контрактной системе таможенный орган необоснованно конкретизировал случаи «непреодолимой силы», тем самым вышел за рамки действующего законодательства в сфере закупок для государственных нужд.

По мнению транспортного прокурора, не установленная в законе и иных нормативных правовых актах конкретизация таможенным органом случаев «непреодолимой силы» создает возможность необоснованного прекращения государственного контракта со стороны исполнителя в нарушение требований ст. 12 Федерального закона о контрактной системе. Кроме того, необоснованная конкретизация случаев «непреодолимой силы» и их подтверждение наличием у поставщика каких-либо не установленных законом «справок», вопреки требованиям ст. 9 Федерального закона о контрактной системе, исключает доказывание такого случая и взыскание неустойки.

В совокупности неисполнением Калининградской областной таможней положений п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 1 и ч. 1 ст. 2, ст. 12 Федерального закона о контрактной системе таможенный орган создает возможность необоснованного прекращения государственного контракта со стороны исполнителя и предпосылки к осуществлению закупок без достижения заданных результатов обеспечения государственных нужд.

Учитывая изложенное, Калининградский транспортный прокурор просил суд признать незаконным внесение Калининградской областной таможней в аукционную документацию государственного контракта в извещении № конкретизацию действий обстоятельств непреодолимой силы и положений о достаточности для подтверждения наличия и продолжительности действий обстоятельств непреодолимой силы свидетельств компетентных органов; обязать Калининградскую областную таможню привести документацию государственного контракта в извещении № в соответствие с требованиями действующего законодательства, исключив конкретизацию действий обстоятельств непреодолимой силы и положений о достаточности для подтверждения наличия и продолжительности действий обстоятельств непреодолимой силы свидетельств компетентных органов.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 23 июня 2015 года в иске Калининградскому транспортному прокурору отказано.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что ч. 9 ст. 34 Федерального закона о контрактной системе предусматривает освобождение стороны договора (заказчика или поставщика) от уплаты неустойки в случае, если сторона докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, предусмотренного контрактом, произошло вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны. Данное правило соответствует общим положениям п.п. 2, 3 ст. 401 ГК РФ, в соответствии с которыми отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

Понятие непреодолимой силы определено в п. 3 ст. 401 ГК РФ как чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства. Этой же нормой предусмотрено, что к таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Данная норма ГК РФ соответствует положениям Федерального закона о контрактной системе, а поэтому подлежит применению в рассматриваемом случае.

Перечисление в п. 8.1 контракта обстоятельств относимых к непреодолимой силе, в том числе объявленной или фактической войны, гражданских волнений, эпидемии, блокады, эмбарго, пожаров, землетрясений, наводнений и других природных стихийных бедствий, а также издание актов государственных органов не может быть расценено, как нарушение Федерального закона о контрактной системе, учитывая, что ни положениями Гражданского кодекса РФ, ни положениями Федерального закона о контрактной системе не ограничено право заказчика на перечисление в государственном контракте конкретных обстоятельств непреодолимой силы, за исключением обстоятельств, указанных в п. 3 ст. 401 ГК РФ. Используемые Калининградской областной таможней в государственном контракте формулировки не ограничивают перечень возможных обстоятельств непреодолимой силы, поскольку учесть и спрогнозировать их невозможно, а лишь уточняет возможные обстоятельства, используя словосочетание: «в том числе».

Указание в п. 8.2 проекта контракта на подтверждение наличия и продолжительности действия обстоятельств непреодолимой силы свидетельством, выданным соответствующим компетентным органом, подразумевает, что такие обстоятельства, если на них ссылается сторона контракта, должны быть подтверждены документально, что само по себе не освобождает сторону от обязанности доказывания, в том числе при необходимости, в судебном порядке, обстоятельств наличия и продолжительности действия обстоятельств непреодолимой силы.

С такими выводами суда согласился суд апелляционной инстанции, оставляя 18 ноября 2015 года решение суда без изменения, апелляционное представление – без удовлетворения.

Судебная коллегия также учла, что согласно ст. 11 Федерального закона о контрактной системе для осуществления заказчиками закупок федеральные органы исполнительной власти разрабатывают и утверждают типовые контракты, типовые условия контрактов, которые размещаются в единой информационной системе и составляют библиотеку типовых контрактов, типовых условий контрактов. Порядок разработки типовых контрактов, типовых условий контрактов, а также случаи и условия их применения устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ от 02 июля 2014 года № 606 были утверждены Правила разработки типовых контрактов, типовых условий контрактов, которыми предусмотрено, что типовые контракты, типовые условия контрактов для закупки товаров, работ, услуг разрабатываются только федеральными органами исполнительной власти.

В рамках названного постановления Правительства ФТС России типовой контракт не разрабатывался. Вместе с тем, для составления оспариваемого прокурором проекта государственного контракта, размещенного на сайте Т., Калининградской областной таможней был взят за основу типовой контракт, утвержденный Приказом Федеральной таможенной службы от 30 июля 2010 года № 1421, п.п. 7. и 7.2 которого соответствуют п.п. 8.1 и 8.2 проекта государственного контракта, оспариваемым прокурором.

Кроме того, положения Федерального закона о контрактной системе не содержат запрета на разработку типовых условий контракта для закупки отдельных видов товаров, работ, услуг самим заказчиком (покупателем) в случае отсутствия подобных условий в единой информационной системе.

Ввиду отсутствия в судах других гражданских и административных дел соответствующей категории, вопросов применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд не возникло.

Дела об административных правонарушениях законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд

Глава 7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, устанавливающая ответственность за административные правонарушения в области охраны собственности, содержит ряд статей, предусматривающих административную ответственность за нарушения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Статьей 23.66 КоАП РФ установлено, что дела об административных правонарушениях, предусмотренных частями 1 — 2.1 статьи 7.29, частями 1 — 4.2, 6 — 8, 10, 11, 13, 14 статьи 7.30, частью 2 статьи 7.31, статьей 7.31.1, частями 1 — 6 статьи 7.32, рассматривают органы исполнительной власти, уполномоченные на осуществление контроля в сфере размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд заказчиков, а также от имени этих органов в пределах своих полномочий руководители федеральных органов исполнительной власти в сфере закупок и их заместители; руководители структурных подразделений федеральных органов исполнительной власти в сфере закупок и их заместители; руководители территориальных органов федеральных органов исполнительной власти в сфере закупок и их заместители; руководители органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере закупок и их заместители; руководители структурных подразделений органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере закупок и их заместители.

Судами области разрешались жалобы на принятые должностными лицами Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области и отдела контроля в сфере закупок Контрольно-ревизионной службы Калининградской области постановления по делам об административных правонарушениях.

В последующем рассмотрение этих жалоб и жалоб должностных лиц на решения судей осуществлялось судьями Калининградского областного суда в соответствии со ст. 30.9 КоАП РФ.

Из представленных судами области сведений следует, что в 2014-2015 годах ими было рассмотрено 35 жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях.

Судами на обобщение представлены решения по следующим составам административных правонарушений:

-ч. 1.1 ст. 7.30 КоАП РФ – 6;

-ч. 2 ст. 7.30 КоАП РФ – 11;

-ч. 2.1 ст. 7.30 КоАП РФ – 4;

-ч. 4.2 ст. 7.30 КоАП РФ – 2;

-ч. 6 ст. 7.30 КоАП РФ – 3;

-ч. 7 ст. 7.30 КоАП РФ – 2;

-ч. 8 ст. 7.30 КоАП РФ – 1;

— ч. 2 ст. 7.31 КоАП РФ – 1.

Нарушение порядка осуществления закупок товаров, работ, услуг

для обеспечения государственных и муниципальных нужд

Подавляющее большинство представленных судами на обобщение постановлений, за исключением одного, состоялись по делам об административных правонарушениях, предусмотренных различными частями ст. 7.30 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность за нарушение порядка осуществления закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Часть 1.1 ст. 7.30 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение должностным лицом заказчика, должностным лицом уполномоченного органа, должностным лицом уполномоченного учреждения, специализированной организацией сроков размещения в единой информационной системе в сфере закупок информации и документов, размещение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, при проведении конкурса, аукциона, за исключением случаев, предусмотренных частями 1.2 и 1.3 настоящей статьи, более чем на два рабочих дня.

Частью 7 ст. 70 Федерального закона о контрактной системе на заказчика возлагается обязанность в течение трех рабочих дней с даты размещения в единой информационной системе проекта контракта, подписанного усиленной электронной подписью лица, имеющего право действовать от имени победителя электронного аукциона, и предоставления таким победителем обеспечения исполнения контракта разместить контракт, подписанный усиленной электронной подписью лица, имеющего право действовать от имени заказчика, в единой информационной системе.

Советским городским судом Калининградской области было рассмотрено 4 дела по протестам и.о. прокурора г. Советска на постановления заместителя руководителя — начальника отдела контроля органов власти, закупок и рекламы Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области Ж. от 30 июня 2014 года №, №, №, № о прекращении производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1.1 ст. 7.30 КоАП РФ, в отношении главного врача Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Калининградской области (далее – ГБУЗ КО) «Советская центральная городская больница» Галичева Г.А. в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Из материалов дел об административных правонарушениях установлено, что 16 февраля 2014 года ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» на официальном сайте РФ в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг (официальный сайт) размещены извещение № и документация об аукционе в электронной форме на поставку лекарственных препаратов для ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница». Начальная (максимальная) цена контракта составила <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп.

По результатам проведения аукциона Заказчиком с победителем аукциона ООО «Б.» 20 марта 2014 года был заключен контракт №, который размещен в единой информационной системе только 01 апреля 2014 года, то есть более чем на два рабочих дня позже трехдневного срока, установленного ч. 7 ст. 70 Федерального закона о контрактной системе.

22 апреля 2014 года ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» на официальном сайте РФ в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг (официальный сайт) размещены извещение № и документация об аукционе в электронной форме на оказание услуг по транспортировке и обезвреживанию медицинских отходов Б, В частично Г для ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница». Начальная (максимальная) цена контракта составила <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп.

По результатам проведения аукциона Заказчиком с победителем аукциона ООО «Л.» 23 мая 2014 года был заключен контракт №, который размещен в единой информационной системе только 29 мая 2014 года, то есть более чем на два рабочих дня позже трехдневного срока, установленного ч. 7 ст. 70 Федерального закона о контрактной системе.

27 января 2014 года ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» на официальном сайте РФ в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг (официальный сайт) размещены извещение № и документация об аукционе в электронной форме на поставку лекарственных средств для ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница». Начальная (максимальная) цена контракта составила <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп.

По результатам проведения аукциона Заказчиком с победителем аукциона ЗАО «П.» 27 февраля 2014 года был заключен контракт №, который размещен в единой информационной системе (ЕИС) только 13 марта 2014 года, то есть более чем на два рабочих дня позже трехдневного срока, установленного ч. 7 ст. 70 Федерального закона о контрактной системе.

09 февраля 2014 года ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» на официальном сайте РФ в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг (официальный сайт) размещены извещение № и документация об аукционе в электронной форме на техническое обслуживание и мелкий текущий ремонт медицинского оборудования в ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница». Начальная (максимальная) цена контракта составила <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп.

По результатам проведения аукциона Заказчиком с победителем аукциона ООО «В.» 13 марта 2014 года был заключен контракт №, который размещен в единой информационной системе только 23 марта 2014 года, то есть более чем на два рабочих дня позже трехдневного срока, установленного ч. 7 ст. 70 Федерального закона о контрактной системе.

Постановлениями и.о. прокурора г. Советска в отношении главного врача Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Калининградской области «Советская центральная городская больница» Галичева Г.А. были возбуждены дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1.1 ст. 7.30 КоАП РФ.

В соответствии со ст. 107 Федерального закона о контрактной системе лица, виновные в нарушении законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок, несут дисциплинарную, гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 2.4 КоАП РФ административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Из примечания к данной статье следует, что лица, осуществляющие функции члена комиссии по осуществлению закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, контрактные управляющие, работник контрактной службы, совершившие административные правонарушения, предусмотренные ст.ст. 7.29 — 7.32, частями 7, 7.1 ст. 19.5, ст. 19.7.2 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица.

Федеральный закон о контрактной системе предписывает государственным и муниципальным заказчикам, в случае, если совокупный годовой объем закупок заказчика не превышает сто миллионов рублей и у заказчика отсутствует контрактная служба, назначать должностное лицо, ответственное за осуществление закупки или нескольких закупок, включая исполнение каждого контракта (ч. 2 ст. 38).

Частью 4 ст. 38 Федерального закона о контрактной системе определены функции и полномочия контрактных управляющих.

При рассмотрении дела установлено, что в штатном расписании ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» есть должность специалиста по государственным закупкам на 0,5 ставки, на которую с 26 августа 2013 года принята на работу М.

Из должностной инструкции специалиста по государственным закупкам ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» от 17 сентября 2013 года и дополнений к ней от 10 января 2014 года следует, что в его обязанности входит, в том числе, осуществление в установленном законом порядке работы по организации закупок товаров (работ, услуг), в том числе для государственных нужд, по конкурсу (иным видам процедур закупок) (п. 2.1), формирование и направление проектов гражданско-правовых договоров победителям закупочных процедур (п. 2.11).

На основании анализа имеющихся в делах документов заместитель руководителя – начальник отдела контроля органов власти, закупок и рекламы Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области Ж. пришла к выводу об отсутствии в действиях главного врача ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» Галичева Г.А. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1.1. ст. 7.30 КоАП РФ, поскольку он не является субъектом данного правонарушения, так как обязанность по размещению проекта контракта в ЕИС, в срок определенный ч. 7 ст. 70 Федерального закона о контрактной системе, возложена на должностное лицо — специалиста по государственным закупкам ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» М. и вынесла оспариваемые постановления о прекращении производства по делам об административных правонарушениях в отношении главного врача ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» Галичева Г.А., которые судья Советского городского суда Калининградской области, рассмотрев протесты и.о. прокурора г. Советска, решениями от 15 октября 2014 года нашел законными и обоснованными.

С выводами судьи Советского городского суда Калининградской области согласился судья Калининградского областного суда, рассмотрев 11 декабря 2014 года протесты и.о. прокурора города Советска на решения судьи Советского городского суда Калининградской области от 15 октября 2014 года.

2 дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1.1 ст. 7.30 КоАП РФ, были рассмотрены судьей Ленинградского районного суда г. Калининграда по протестам и.о. прокурора города Советска на постановления заместителя руководителя — начальника отдела контроля органов власти, закупок и рекламы Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области Ж. о прекращении производства по делам об административных правонарушениях от 10 февраля 2015 года № и № в отношении специалиста по государственным закупкам ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» Коган Е.В.

По делам установлено, что заключенный 23 мая 2014 года ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» с ООО «Л.» контракт на оказание услуг по транспортировке и обезвреживанию медицинских отходов был размещен в единой информационной системе только 29 мая 2014 года, а заключенный 13 марта 2014 года контракт с ООО «В.» на техническое обслуживание и мелкий текущий ремонт – 23 марта 2014 года.

Признавая специалиста по государственным закупкам ГБУЗ КО «Советская центральная городская больница» Коган Е.В. виновной в совершении административных правонарушений, предусмотренных ч. 1.1 ст. 7.30 КоАП РФ, заместитель руководителя — начальника отдела контроля органов власти, закупок и рекламы Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области пришел к выводу о малозначительности совершенных административных правонарушений.

Не соглашаясь с выводами должностного лица о малозначительности правонарушений и отменяя решениями от 21 апреля 2015 года постановления должностного лица, судья Ленинградского районного суда г. Калининграда исходил из того, что эти выводы противоречат Федеральному закону о контрактной системе, регулирующему отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд в целях повышения эффективности, результативности осуществления таких закупок, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок, поскольку безнаказанность в данной сфере способствует совершению новых правонарушений.

После отмены постановлений одно дело было направлено на новое рассмотрение в Управление Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области, а по другому производство прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Часть 2 ст. 7.30 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за отклонение заявки на участие в конкурсе, отказ в допуске к участию в аукционе, признание заявки на участие в закупке товара, работы или услуги не соответствующей требованиям конкурсной документации, документации об аукционе, отстранение участника закупки от участия в конкурсе, аукционе (далее в настоящей части — отказ в допуске к участию в закупке) по основаниям, не предусмотренным законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, признание заявки на участие в конкурсе надлежащей, соответствующей требованиям конкурсной документации, признание заявки на участие в аукционе надлежащей, соответствующей требованиям документации об аукционе, в случае, если участнику, подавшему такую заявку, должно быть отказано в допуске к участию в закупке в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, или нарушение порядка вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе, закрытом аукционе и (или) открытия доступа к таким заявкам, поданным в форме электронных документов, нарушение порядка рассмотрения и оценки таких заявок, окончательных предложений участников закупки, установленного конкурсной документацией.

Советским городским судом Калининградской области по ч. 2 ст. 7.30 КоАП РФ было рассмотрено 6 дел об административных правонарушениях по жалобам председателя и членов единой комиссии по осуществлению закупок путам проведения конкурсов, аукционов, запросов котировок, запросов предложений администрации муниципального образования «Советский городской округ.

Так, член названной комиссии Самаргин А.Г. обратился в суд с жалобой на постановление руководителя Управления федеральной антимонопольной службы Калининградской области от 13 ноября 2014 года по делу №, которым он признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.30 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 30000 рублей.

Административный орган своим постановлением считал, что единая комиссия, членом которой он является, отказала ООО «А.» в допуске к участию в аукционе по основаниям, не предусмотренным Федеральным законом о контрактной системе.

Самаргин А.Г. с данным выводом был не согласен и считал постановление незаконным и необоснованным, подлежащим отмене.

Рассмотрев жалобу, судья Советского городского суда Калининградской области решением от 24 декабря 2014 года постановление отменил, производство по делу прекратил за отсутствием состава административного правонарушения.

К данному выводу судья пришел, установив следующие обстоятельства.

31 декабря 2013 года администрацией Советского городского округа (далее — Заказчик) на официальном сайте Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг (далее — официальный сайт) размещено извещение и документация об открытом аукционе в электронной форме № на выполнение работ по выбору генерального подрядчика на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по объекту «Модернизация системы теплоснабжения г. Советске Калининградской области. Тепломагистраль №».

Начальная (максимальная) цена контракта определена в <данные изъяты> рублей.

Подпунктом 2 п. 2 раздела 2 «Информационная карта» документации об открытом аукционе в электронной форме Заказчик установил, что первая часть заявки на участие в открытом аукционе в электронной форме должна содержать следующие сведения: согласие участника размещения заказа на выполнение работ, на условиях, предусмотренных документацией об открытом аукционе в электронной форме, а также конкретные показатели используемого товара, соответствующие значениям, установленным документацией об открытом аукционе в электронной форме, и указание на товарный знак (его словесное обозначение) (при его наличии) предлагаемого для использования товара.

Позиция 59 Раздела 3 документации об открытом аукционе в электронной форме «Техническое задание» содержит следующие требования Заказчика к качеству используемого при выполнении работ песка: «Должен соответствовать ГОСТ 8736-93 «Песок для строительных работ. Технические условия». Средний. Содержание зерен крупностью: свыше 10 мм не должно превышать 5% по массе; свыше 5 мм не должно превышать 10% по массе. Содержание в песке пылевидных и глинистых частиц не должно превышать 10% по массе, содержание в песке глины в комках не должно превышать 2 % по массе. Не должен содержать посторонних засоряющих примесей».

Согласно подп. «б» п. 1 ч. 4 ст. 41.8 Федерального закона о контрактной системе при размещении заказа на поставку товара первая часть заявки на участие в открытом аукционе в электронной форме должна содержать конкретные показатели, соответствующие значениям, установленным документацией об открытом аукционе в электронной форме.

В соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 41.9 Федерального закона о контрактной системе в случае непредоставления сведений, предусмотренных ч. 4 ст. 41.8 Федерального закона или предоставления недостоверных сведений, участник размещения заказа не допускается к участию в открытом аукционе в электронной форме.

Согласно п. 3.2.3.1 «Инструкции по заполнению заявки» раздела 1 документации об аукционе, если в разделе 3 «Техническое задание» значение показателей предлагаемого к поставке товара или товара, используемого при выполнении работ, оказании услуг, являющихся предметом контракта (гражданско-правового договора), является минимальным (более, не менее, от), максимальным (менее, не более, до), сопровождается словами «не менее», «более», «должен быть», «не должен быть» и т.д., участник размещения заказа указывает конкретные (точные) значения показателей без слов «не менее», «более» и т.д., не позволяющих определить точное значение характеристик товаров, за исключением случаев, указанных в пункте 3.2.3.2 «Инструкции по заполнению заявки».

Пунктом 3.2.3.2 «Инструкции по заполнению заявки» раздела 1 документации об аукционе установлено, что, используя указанные в пункте 3.2.3.1 слова при описании значений показателей товаров в первой части заявки, участник размещения заказа вправе сопровождать такие слова указанием на документ, выданный производителем (изготовителем) товара либо выданный в соответствии с действующими нормативно-правовыми актами РФ (сертификат соответствия, декларации качества, регистрационное удостоверение, паспорт товара, протокол испытаний и т.п.), определяющий характеристики товаров с использованием слов, указанных в пункте 3.2.3.1.

Характеристики товара, описанные в первой части заявки на участие в аукционе с использованием слов, указанных в пункте 3.2.3.1, при условии сопровождения таких слов указанием на документ производителя, являются конкретными показателями товара.

Постановлением главы администрации Советского городского округа от 20 февраля 2014 года № и приложением № к нему утверждён состав постоянно действующей единой комиссии, осуществляющей функции по осуществлению закупок путём проведения конкурсов, аукционов, запросов котировок, запросов предложений (далее — Единая комиссия).

В состав указанной Единой комиссии включен Самаргин А.Г. — <данные изъяты> управления архитектуры и градостроительства администрации Советского городского округа.

Для рассмотрения Единой комиссией по размещению муниципального заказа, оператор электронной площадки ЗАО «Т.» (<данные изъяты>) направил первую часть заявки на участие в Аукционе под защищенным номером № (ООО «А.») на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по объекту «Модернизация системы теплоснабжения г. Советске Калининградской области. Тепломагистраль №».

Участник под защищенным номером № (ООО «А.») дал согласие на выполнение работ участника размещения заказа на условиях, предусмотренных документацией об открытом аукционе в электронной форме, а также представил заявку на участие в аукционе.

В первой части заявки участник под защищенным номером № (ООО «А.») по позиции 59 Раздела 3 документации об открытом аукционе в электронной форме «Техническое задание» предложил характеристики товара — песка: Соответствует ГОСТ 8736-93 «Песок для строительных работ. Технические условия». Средний. Содержание зерен крупностью: свыше 10 мм не превышает 5% по массе; свыше 5 мм не превышает 10% по массе. Содержание в песке пылевидных и глинистых частиц не превышает 10% по массе, содержание в песке глины в комках не превышает 2 % по массе. Не содержит посторонних засоряющих примесей».

При этом участник аукциона в нарушение п.п. 3.2.3.2 п. 3.2.3 Инструкции по заполнению заявки, использовал слова не позволяющие определить точное значение характеристик товара (п.п. 3.2.3.1 п. 3.2.3 Инструкции по заполнению заявки), лишь ссылаясь на ГОСТ и не сопровождая слова «не превышает» указанием на документ, выданный производителем (изготовителем) товара либо выданный в соответствии с действующими нормативно-правовыми актами РФ (сертификат соответствия, декларация качества, регистрационное удостоверение, паспорт товара, протокол испытаний и т.п.), определяющий характеристики товара, с использованием слов, указанных в п.п. 3.2.3.1 п. 3.2.3 Инструкции по заполнению заявки.

05 марта 2014 года Единая комиссия, рассмотрев заявку участника аукциона под защищенным номером № (ООО «А.»), как и остальным четырём участникам, протоколом отказала в допуске участника размещения заказа к участию в открытом аукционе, так как первая часть заявки не соответствовала требованиям об аукционе, отсутствовала характеристика товара в соответствии с позицией 59 Раздела 3 документации об открытом аукционе в электронной форме «Техническое задание».

Судья пришел к выводу о том, что, подавая заявку, ООО «А.» имело возможность сделать ссылку на документацию производителя товара.

ООО «А.», желая участвовать в аукционе на выполнение работ с использованием определённого товара, обязано было позаботиться о получении документа с характеристиками товара от его производителя, у которого намеревался произвести в последующем закупки при победе в аукционе, что в последующем осуществил.

С такими выводами судьи согласился судья Калининградского областного суда в решении от 19 февраля 2015 года, рассмотрев жалобу заместителя руководителя управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области и протест прокурора города Советска и оставляя без изменения решение судьи.

По 5 делам в отношении членов Единой комиссии: Стугиревой И.Г., Самаргина А.Г., Соловьевой О.И. при аналогичных обстоятельствах судьи Советского городского суда Калининградской области согласились с выводами должностного лица о наличии в их действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.30 КоАП РФ, но отменили постановления и прекратили производство по делу об административном правонарушении в связи с малозначительностью совершенного правонарушения, освободив от административной ответственности и объявив устное замечание (решения: от 15 января 2015 года, 21 января 2015 года, 26 января 2015 года, 03 февраля 2015 года, 05 февраля 2015 года).

По результатам рассмотрения жалоб Стугиревой И.Г., Самаргина А.Г., Соловьевой О.И. на указанные решения судей, судьи Калининградского областного суда решениями от 05 марта 2016 года, 12 марта 2015 года, 09 апреля 2015 года и 16 апреля 2015 года их изменили в части основания для прекращения производства по делу с малозначительности совершенного правонарушения на отсутствие события административного правонарушения, исключив указание на объявление устного замечания.

2 дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 7.30 КоАП РФ, были рассмотрены судьями Светлогорского городского суда Калининградской области в отношении членов аукционной комиссии Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Калининградской области «Пионерская городская больница».

Так, в отношении Ивановой О.Н. заместителем начальника отдела контроля в сфере закупок Контрольно-ревизионной службы Калининградской области 28 мая 2015 года был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 7.30 КоАП РФ, выразившегося в том, что она, являясь членом указанной аукционной комиссии, 02 декабря 2014 года признала заявку № на участием в электронном аукционе надлежащей, соответствующей требованиям документации об аукционе в случае, если участнику, подавшему такую заявку, должно быть отказано в допуске к участию в закупке в соответствии с требованиями п. 1 ч. 4 ст. 67, подп. «б» п. 1 ч. 3 ст. 66 Федерального закона о контрактной системе. Впоследствии указанный участник аукциона стал его победителем. Первая часть заявки на участие в аукционе не содержит информацию о наименовании места происхождения товара или наименовании производителя (позиции 4, 5, 6, 7 технического задания). Постановлением должностного лица от 28 мая 2015 года Иванова О.Н. бала признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.30 КоАП РФ, ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере 5000 рублей.

Разрешая жалобу Ивановой О.Н. на постановление должностного лица, судья не согласился с его выводом о наличии в действиях Ивановой О.Н. состава административного правонарушения, установив, что этот вывод основан на формальном отсутствии в позициях 4, 5, 6, 7 технического задания (спецификации) заявки на участие в электронном аукционе № указаний на место происхождения товара или наименование производителя.

Судья исходил из того, что Федеральный закон о контрактной системе не запрещает участникам электронного аукциона приобщать к электронной заявке на участие в аукционе документы, подтверждающие соответствие товара заявленным требованиям, то есть необходимую информацию о товаре.

Частью 4 ст. 66 Федерального закона о контрактной системе установлено, что первая часть заявки на участие в электронном аукционе, предусмотренная частью 3 настоящей статьи, может содержать эскиз, рисунок, чертеж, фотографию, иное изображение товара, на поставку которого заключается контракт.

Согласно части первой вышеуказанной заявки № страна производитель товара была указана только в позициях 1-3 в отношении товара с иностранной маркой (товарным знаком) «Р.», а в отношении продукции под марками «Г.» и «У.» страна производитель не указана. Вместе с тем, к электронной заявке были приложены документы, подтверждающие, что продукция под маркой «У.» произведена ООО «И.», расположенным в г. Иваново, а продукция под маркой «Г.» произведена ЗАО «К.», расположенным в г. Истра.

При таких обстоятельствах, судья пришел к правильному выводу об отсутствии в действиях члена аукционной комиссии состава административного правонарушения и решением от 29 июля 2015 года постановление должностного лица отменил, производство по делу об административном правонарушении прекратил.

Другой член вышеназванной аукционной комиссии Балашова А.И. постановлением начальника отдела контроля в сфере закупок Контрольно-ревизионной службы Калининградской области от 28 мая 2015 года была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.30 КоАП РФ, выразившегося в том, что решением аукционной комиссии от 4 июля 2014 года было отказано в допуске к участию в электронном аукционе № участнику закупки, подавшему заявку на участие в аукционе № по основаниям, не предусмотренным законодательством о контрактной системе. А именно, было принято решение об отказе в допуске к участию на основании п. 1 ч. 4 ст. 67 Федерального закона о контрактной системе в связи с непредставлением информации, предусмотренной ч. 3 ст. 66 Федерального закона, а именно, о наименовании места происхождения товара или наименовании производителя товара, тогда как первая часть заявки на участие в аукционе, поступившая от участника закупки с №, содержит информацию о наименовании страны происхождения товара – РФ.

Жалоба Балашовой А.И. на постановление должностного лица решением судьи Светлогорского городского суда Калининградской области от 24 июля 2015 года была оставлена без удовлетворения. Судья установил, что первая часть заявки на участие в электронном аукционе соответствовала ч. 3 ст. 66 Федерального закона о контрактной системе, так как в ней содержались конкретные показатели продуктов питания производства РФ, которые участник электронного аукциона с защищенным № был готов поставить для нужд Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Калининградской области «Пионерская городская больница», в связи с чем правовых оснований не допускать его к участию в аукционе у комиссии не было.

Судьей Черняховского городского суда Калининградской области 13 апреля 2015 года было постановлено решение об отказе в удовлетворении жалобы члена единой комиссии администрации муниципального образования «Черняховский муниципальный район» Михеевой Е.П. на постановление начальника отдела Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области от 3 февраля 2015 года, которым она признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.30 КоАП РФ, выразившегося в том, что единая комиссия приняла неправомерное решение о соответствии заявки ООО «С.» требованиям, установленным документаций об аукционе по выбору генерального подрядчика на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по разработке проектной и рабочей документации по объекту «Строительство объединенной канализационной сети в г. Черняховске и индустриального парка «Ф.».

Пунктом 9 ч. 1 ст. 31 Федерального закона о контрактной системе установлено одно из требований к участнику закупки – отсутствие между ним и заказчиком конфликта интересов, под которым понимаются случаи, при которых руководитель заказчика, член комиссии по осуществлению закупок, руководитель контрактной службы заказчика, конкурсный управляющий являются близкими родственниками (родственниками по прямой восходящей и нисходящей линии (родителями и детьми) с физическими лицами, являющимися выгодоприобретателями, единоличным исполнительным органом хозяйственного общества (директором, генеральным директором, управляющим, президентом и другими), членами коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества, руководителем (директором, генеральным директором) учреждения или унитарного предприятия либо иными органами управления юридических лиц – участников закупки, с физическими лицами, в том числе зарегистрированными в качестве индивидуального предпринимателя. Под выгодоприобретателями для целей настоящей статьи понимаются физические лица, владеющие напрямую или косвенно (через юридическое лицо или через несколько юридических лиц) более чем десятью процентами голосующих акций хозяйственного общества либо долей, превышающей десять процентов уставном капитале хозяйственного общества. Аналогичные требования содержатся в документации об аукционе.

По делу установлено, что 17 октября 2014 года на официальном сайте РФ в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» было размещено извещение о проведении электронного аукциона по выбору генерального подрядчика на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по разработке проектной и рабочей документации по объекту «Строительство объединенной канализационной сети в г. Черняховске и Индустриального парка «Ф.», с указанием цены контракта – <данные изъяты> рублей.

Единой комиссией администрации муниципального образования «Черняховский муниципальный район» в ходе рассмотрения вторых частей заявок на участие в аукционе было принято решение о соответствии заявки ООО «С.» требованиям, установленным документацией об аукционе, что подтверждается протоколом подведения итогов аукциона в электронной форме от 17 ноября 2014 года.

Учредителем и генеральным директором ООО «С.» является Е., приходящейся руководителю контрактной службы администрации муниципального образования «Черняховский муниципальный район», заместителю главы администрации муниципального образования и председателю единой комиссии Д. сыном.

То обстоятельство, что 13 ноября 2014 года Д. главе администрации муниципального образования была подана и главой согласована служебная записка, в которой Д. просил разрешение не принимать участие в работе комиссии по определению результатов аукциона, так как в нем принимает участие ООО «С.», учрежденное и управляемое его сыном, правильно оценено судьей, как не свидетельствующее о соответствии решения единой комиссии требованиям закона в силу следующего.

Согласно п.п. 2.5 и 2.6 Положения о контрактной службе, утвержденного распоряжением главы администрации муниципального образования Черняховский муниципальный район» от 30 апреля 2014 года № 288-р в случае возникновения у должностного лица контрактной службы обстоятельств, которые могут привести к личной заинтересованности в результате определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей), такое лицо обязано проинформировать об этом руководителя заказчика в письменной форме в целях исключения его из состава контрактной службы. В случае выявления в составе контрактной службы лиц, указанных в п. 2.5 настоящего Положения, заказчик обязан незамедлительно освободить указанных должностных лиц от исполнения ими обязанностей.

Д. не был освобожден от должностных обязанностей руководителя контрактной службы и занимал эту должность на момент принятия единой комиссией решения о соответствии заявки ООО «С.» требованиям, установленным документацией об аукционе, а также на момент признания указанного юридического лица победителем аукциона.

Признание ООО «С.» победителем аукциона явилось основанием привлечения членов единой комиссии администрации муниципального образования «Черняховский муниципальный район» Зель Н.А. и Итаевой О.Н. к административной ответственности по ч. 7 ст. 7.30 КоАП РФ, предусматривающей ответственность за признание победителя определения поставщика (подрядчика, исполнителя) с нарушением требований законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок.

Дела об административных правонарушениях были рассмотрены судьей Черняховского городского суда Калининградской области по жалобам Зель Н.А. и Итаевой О.Н. на постановления руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области от 03 февраля 2015 года.

С учетом материального положения Зель Н.А., среднемесячный доход которой в 2014 году составлял <данные изъяты> рублей и материального положения Итаевой О.Н., среднемесячный доход которой составил <данные изъяты> рублей, судья решениями от 16 марта 2015 года постановления должностного лица изменил, снизив размер назначенного им наказания в виде административного штрафа с 50000 рублей до 25000 рублей.

В практике рассмотрения дел об административных правонарушениях возникает вопрос о возможности снижения размера административного штрафа в следующих ситуациях.

Санкция ч.ч. 1.1., 2, 4, 6, 8 ст. 7.30 КоАП РФ предусматривает назначение наказания в виде административного штрафа, размер которого для должностных лиц составляет 30000 рублей.

Согласно ч. 2 ст. 3.1 КоАП РФ административное наказание не может иметь своей целью унижение человеческого достоинства физического лица, совершившего административное правонарушение, или причинение ему физических страданий.

Частью 2.2 ст. 4.1 КоАП РФ предусмотрено, что при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями, личностью и имущественным положением привлекаемого к административной ответственности физического лица, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дела об административных правонарушениях либо жалобы, протесты на постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях, могут назначить наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, предусмотренного соответствующей статьей или частью статьи раздела II настоящего Кодекса, в случае, если минимальный размер административного штрафа для должностных лиц составляет не менее 50 000 рублей.

Вместе с тем, к административной ответственности привлекаются, в том числе члены комиссий государственных бюджетных и иных учреждений, заработная плата которых составляет менее 30000 рублей и их имущественное положение таково, что уплата штрафа в указанном размере может крайне негативно отразиться на уровне жизни.

Частью 2.1 ст. 7.30 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение предусмотренных законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок требований к содержанию протокола, составленного в ходе определения поставщика (подрядчика, исполнителя).

Судьей Ленинградского районного суда г. Калининграда было рассмотрено 4 дела по жалобам членов единой комиссии по размещению заказов ФГБНУ «Калининградский научно-исследовательский институт сельского хозяйства» Красноперова А.Г., Быченко В.В., Федоровой З.Н., Орловой А.И. на постановления заместителя руководителя Управления федеральной антимонопольной службы Калининградской области от 07 ноября 2014 года по ч. 2.1 ст. 7.30 КоАП РФ, в удовлетворении которых решениями от 26 и 27 января 2015 года отказано.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях установлено, что основанием для привлечения указанных лиц к административной ответственности явилось то, что в протоколе рассмотрения заявки на участие в открытом аукционе в электронной форме от 15 апреля 2014 года отсутствует информация о признании проведенного аукциона несостоявшимся.

В соответствии с ч. 8 ст. 67 Федерального закона о контрактной системе в случае, если по результатам рассмотрения первых частей заявок на участие в электронном аукционе аукционная комиссия приняла решение об отказе в допуске к участию в таком аукционе всех участников закупки, подавших заявки на участие в нем, или о признании такого одного участника закупки, подавшего заявку на участие в таком аукционе, его участником, такой аукцион признается несостоявшимся. В протокол рассмотрения заявок на участие в электронном аукционе вносится информация о признании такого аукциона несостоявшимся.

Факт отсутствия в протоколе рассмотрения заявки на участие в открытом аукционе в электронной форме от 15 апреля 2014 года информации о признании проведенного аукциона несостоявшимся и вина в административном правонарушении членами единой комиссии не оспаривались.

Доводы жалоб о малозначительности совершенного правонарушения были отклонены судьей с указанием на то, что допущенное членами комиссии нарушение не является малозначительным, так как влечет нарушение развития добросовестной конкуренции, совершенствования деятельности органов государственной власти и самоуправления в сфере размещения заказов, обеспечения гласности и прозрачности размещения заказов, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов.

С такими суждениями не согласился судья Калининградского областного суда, отменяя решениями от 19 марта 2015 года решения судьи районного суда и прекращая производство по делам за малозначительностью.

В обосновании принятых решений судья областного суда указал, что судьей первой инстанции при оценке доводов жалоб не отражено каким образом отсутствие предусмотренной законом для данной ситуации записи в протоколе о признании проведенного аукциона несостоявшимся может повлечь приведенные им в решении последствия.

Федеральный закон о контрактной системе подробно регламентирует кем и какие решения должны приниматься в сложившейся ситуации (ст.ст. 67, 70, 71, 93).

Решение об осуществлении закупки у единственного поставщика нашло свое отражение в протоколе комиссии, запись о признании проведенного аукциона несостоявшимся является формальной констатацией завершения процедуры по проведению аукциона, о чем свидетельствует то обстоятельство, что комиссия Управления федеральной антимонопольной службы Калининградской области своим решением от 29 апреля 2014 года согласовала заключение контракта с единственным поставщиком и при отсутствии в протоколе записи о признании проведенного аукциона несостоявшимся.

Частью 4.2 ст. 7.30 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за утверждение конкурсной документации, документации об аукционе, документации о проведении запроса предложений, определение содержания извещения о проведении запроса котировок с нарушением требований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, за исключением случаев, предусмотренных частями 4 и 4.1 настоящей статьи.

Судьей Светлогорского городского суда Калининградской области 22 июля 2015 года была оставлена без удовлетворения жалоба главного врача государственного бюджетного учреждения «Светлогорская центральная районная поликлиника» Старостина И.А. на постановление начальника отдела контроля в сфере закупок Контрольно-ревизионной службы Калининградской области от 23 апреля 2015 года, которым он был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4.2. ст. 7.30 КоАП РФ, выразившегося в том, что 22 мая 2014 года он утвердил документацию об электронном аукционе (извещение от 23 мая 2014 года №) на оказание услуг по техническому обслуживанию и ремонту автомобилей с нарушением требований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, а именно, в нарушение п. 3 Постановления Правительства Калининградской области от 31 декабря 2013 года № 1013 «О централизации закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд в Калининградской области и о Конкурсном агентстве Калининградской области», которым предусмотрено право государственных бюджетных учреждений Калининградской области вне зависимости от способа определения поставщиков при закупках товаров, работ, услуг на сумму начальной (максимальной) цены контракта, не превышающую 500000 рублей.

Старостиным И.А. была утверждена документация об электронном аукционе, проводимом государственным бюджетным учреждением «Светлогорская центральная районная поликлиника» самостоятельно, при этом начальная (максимальная) цена контракта составила <данные изъяты> рублей, по результатам закупки был заключен контракт № от 22 июня 2014 года на сумму <данные изъяты> рублей, что превышает размер, установленный п. 3 Постановления Правительства Калининградской области от 31 декабря 2013 года № 1013.

Оценивая доводы жалобы Старостина И.А. об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения, поскольку единственный исчерпывающий перечень требований, предъявляемых к содержанию документации об аукционе (электронном) содержится в ст. 64 Федерального закона о контрактной системе, в которой не установлен начальный (максимальный) предел цены контракта, судья правильно нашел их несостоятельными, ссылаясь на нижеприведенные законодательные нормы.

В соответствии с ч. 1 ст. 26 Федерального закона о контрактной системе в целях централизации закупок в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации, муниципальными правовыми актами, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи, могут быть созданы государственный орган, муниципальный орган, казенное учреждение, уполномоченные на определение поставщиков (подрядчиков, исполнителей) для заказчиков, или несколько таких органов, казенных учреждений либо полномочия на определение поставщиков (подрядчиков, исполнителей) для соответствующих заказчиков могут быть возложены на один такой государственный орган, муниципальный орган, одно такое казенное учреждение или несколько государственных органов, муниципальных органов, казенных учреждений из числа существующих. Такие уполномоченные органы, уполномоченные учреждения осуществляют полномочия на определение поставщиков (подрядчиков, исполнителей) для заказчиков, установленные решениями о создании таких уполномоченных органов, уполномоченных учреждений или о наделении их указанными полномочиями. Не допускается возлагать на такие уполномоченные органы, уполномоченные учреждения полномочия на обоснование закупок, определение условий контракта, в том числе на определение начальной (максимальной) цены контракта, и подписание контракта. Контракты подписываются заказчиками, для которых были определены поставщики (подрядчики, исполнители).

Постановлением Правительства Калининградской области от 31 декабря 2013 года № 1013 «О централизации закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд в Калининградской области и о Конкурсном агентстве Калининградской области» Конкурсное агентство Калининградской области определено исполнительным органом государственной власти Калининградской области, уполномоченным на определение поставщиков, в том числе для государственных, бюджетных учреждений Калининградской области путем проведения конкурса, аукциона.

Пунктом 3 названного Постановления установлено, что государственные заказчики Калининградской области, государственные бюджетные учреждения Калининградской области вне зависимости от способа определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) вправе самостоятельно осуществлять определение поставщиков (подрядчиков, исполнителей) при закупках товаров, работ, услуг на сумму начальной (максимальной) цены контракта, не превышающую 500000 рублей.

По другому делу об административном правонарушении судья Светлогорского городского суда Калининградской области в решении от 08 июля 2015 года согласился с выводами начальника отдела контроля в сфере закупок Контрольно-ревизионной службы Калининградской области о наличии в действиях заместителя председателя аукционной комиссии Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Калининградской области «Пионерская городская больница» Волосовича В.Н. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4.2. ст. 7. 30 КоАП РФ.

По делу установлено, что Волосовичем В.Н. 20 июня 2014 года была утверждена документация об электронном аукционе на поставку лекарственных препаратов (номер извещения №). Предметом одного контракта являлись лекарственные средства наряду с психотропными лекарственными средствами (перфеназин, триуфлуоперазин, хлорпротиксен) при начальной цене контракта <данные изъяты> тыс. рублей.

Пунктом 6 ч. 1 ст. 33 Федерального закона о контрактной системе установлено, что документация о закупке должна содержать указание на международные непатентованные наименования лекарственных средств или при отсутствии таких наименований химические, группировочные наименования, если объектом закупки являются лекарственные средства. Заказчик при осуществлении закупки лекарственных средств, входящих в перечень лекарственных средств, закупка которых осуществляется в соответствии с их торговыми наименованиями, а также при осуществлении закупки лекарственных препаратов в соответствии с пунктом 7 части 2 статьи 83 настоящего Федерального закона вправе указывать торговые наименования этих лекарственных средств. Указанный перечень и порядок его формирования утверждаются Правительством Российской Федерации. В случае, если объектом закупки являются лекарственные средства, предметом одного контракта (одного лота) не могут быть лекарственные средства с различными международными непатентованными наименованиями или при отсутствии таких наименований с химическими, группировочными наименованиями при условии, что начальная (максимальная) цена контракта (цена лота) превышает предельное значение, установленное Правительством Российской Федерации, а также лекарственные средства с международными непатентованными наименованиями (при отсутствии таких наименований с химическими, группировочными наименованиями) и торговыми наименованиями.

Пунктом 2 Постановления Правительства РФ от 17 октября 2013 года № 929 «Об установлении предельного значения начальной (максимальной) цены контракта (цены лота), при превышении которого не могут быть предметом одного контракта (одного лота) лекарственные средства с различными международными непатентованными наименованиями или при отсутствии таких наименований с химическими, группировочными наименованиями» установлено предельное значение начальной (максимальной) цены контракта (цены лота) в размере 1 тыс. рублей, если предметом одного контракта (одного лота) наряду с иным лекарственным средством (иными лекарственными средствами) является поставка психотропного лекарственного средства.

Ссылки Волосовича В.Н. на то, что включенные в контракт наряду с лекарственными психотропные средства не вошли в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 года № 681, не свидетельствуют о возможности включения этих средств с лекарственными средствами в один контракт с ценой, превышающей 1 тыс. рублей.

Часть 6 ст. 7.30 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за отклонение заявки на участие в запросе котировок, отстранение участника закупки от участия в запросе предложений (далее в настоящей части — отказ в допуске к участию в запросе) по основаниям, не предусмотренным законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, признание заявки на участие в запросе котировок, запросе предложений, окончательного предложения соответствующими требованиям извещения о проведении запроса котировок, документации о проведении запроса предложений в случае, если участнику закупки, подавшему такую заявку, должно быть отказано в допуске к участию в запросе в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, или нарушение порядка вскрытия конвертов с заявками на участие в запросе котировок, запросе предложений, с окончательными предложениями и (или) открытия доступа к поданным в форме электронных документов таким заявкам, окончательным предложениям, нарушение порядка рассмотрения и оценки заявок на участие в запросе предложений, окончательных предложений, установленного документацией о проведении запроса предложений.

Три дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 6 ст. 7.30 КоАП РФ, были рассмотрены Озерским районным судом Калининградской области.

Дела были возбуждены прокурором Озерского района Калининградской области в отношении членов единой котировочной комиссии Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Калининградской области «Озерская центральная районная больница».

По делам установлено, что котировочная комиссия на состоявшемся 23 октября 2013 года заседании отклонила котировочную заявку ООО «Н.». Причиной отклонения котировочной заявки явилось не предоставление ее в установленный извещением № от 15 октября 2013 года временной срок.

Такие действия котировочной комиссии решением Комиссии Управления федеральной антимонопольной службы Калининградской области от 05 ноября 2013 года № были признаны нарушившими ч. 3 ст. 47 Федерального закона № 94-ФЗ, поскольку котировочная заявка ООО «Н.» была подана в срок, указанный в извещении о проведении запроса котировок, в соответствии с формой котировочной заявки, утвержденной заказчиком, предложенная в котировочной заявке цена не превышала максимальную цену, указанную в извещении о проведении запроса котировок. Таким образом, правовых оснований для отказа в допуске котировочной заявки к участию в запросе котировок не имелось.

Постановлениями руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области от 16 сентября 2014 года члены комиссии Овчинникова О.Ю., Киселев В.Н., Ступникова М.Н. были признаны виновными в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 6 ст. 7.30 КоАП РФ.

Жалоба Овчинникова О.Ю. решением судьи Озерского районного суда Калининградской области от 12 ноября 2014 года и жалоба Ступниковой М.Н. решением судьи от 18 ноября 2014 года оставлены без удовлетворения.

Не соглашаясь с доводами указанных лиц о применении ненадлежащего закона, судьи правильно исходили из того, что предметом регулирования вступившего в законную силу 01 января 2014 года Федерального закона от 05 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» и Федерального закона от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» являются отношения, связанные с обеспечением государственных и муниципальных нужд в товарах, работах, услугах за счет средств соответствующих бюджетов.

Следовательно, объектом административных правонарушений, ответственность за совершение которых предусмотрена, в том числе, ст. 7.30 КоАП РФ в редакции, действующей как до, так и после 01 января 2014 года, являются отношения, связанные с обеспечением государственных и муниципальных нужд в товарах, работах, услугах за счет средств соответствующих бюджетов.

Положения ч. 3 ст. 47 Федерального закона от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» сопоставимы с положениями ч. 7 ст. 78 Федерального закона от 05 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Санкция ч. 6 ст. 7.30 КоАП РФ в редакции Федерального закона от 28 декабря 2013 года является более мягкой, чем в ранее действующей редакции, в связи с чем правильно применена должностным лицом административного органа.

С такими суждениями согласился судья Калининградского областного суда, принимая 18 декабря 2014 года решение по жалобе Овчинникова О.Ю. на решение судьи Озерского районного суда Калининградской области от 12 ноября 2014 года.

Жалоба Киселева В.Н. была удовлетворена решением судьи Озерского районного суда Калининградской области от 27 ноября 2014 года, постановление руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области от 16 сентября 2014 года по ч. 6 ст. 7.30 КоАП РФ в отношении него отменено, производство по делу прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Такое решение судьей было принято ввиду отсутствия в материалах дела доказательств того, что на момент подписания протокола рассмотрения и оценки котировочных заявок от 23 октября 2013 года Киселев В.Н. являлся членом котировочной комиссии, то есть обладал статусом должностного лица, имеющего право голоса при проведении запроса котировок.

Часть 8 ст. 7.30 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за сокращение сроков подачи заявок на участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случаев, если законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок допускается сокращение указанных сроков, или нарушение порядка и сроков отмены определения поставщика (подрядчика, исполнителя).

Постановлением заместителя начальника Управления контроля размещения государственного заказа Федеральной антимонопольной службы от 29 июля 2015 года директор ГКУ «Балтберегозащита» Калининградской области Бурнашов Е.М. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 8 ст. 7.30 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1 ст.36 Федерального закона о контрактной системе заказчик вправе отменить определение поставщика (подрядчика, исполнителя) по одному и более лоту, за исключением проведения запроса предложений, не позднее чем за пять дней до даты окончания срока подачи заявок на участие в конкурсе или аукционе либо не позднее чем за два дня до даты окончания срока подачи заявок на участие в запросе котировок.

При рассмотрении жалобы Бурнашова Е.М. на постановление должностного лица судья Светлогорского городского суда Калининградской области установил, что заказчиком ГКУ «Балтберегозащита» Калининградской области согласно извещению о проведении конкурса с ограниченным участием день окончания подачи заявок на участие был определен 10 ноября 2014 года, извещение об отмене определения поставщика (подрядчика, исполнителя) было размещено на официальном сайте 05 декабря 2014 года, то есть с нарушением установленных Федеральным законом сроков.

Не соглашаясь с доводами жалобы Бурнашова Е.М. об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения, судья решением от 21 октября 2015 года производство по делу об административном правонарушении прекратил за малозначительностью, учитывая объяснения Бурнашова Е.М. о том, что подтверждение отсутствия лимитов финансирования было получено только 05 декабря 2014 года, в связи с чем отменить определение подрядчика ранее было невозможно, а также ссылаясь на отсутствие негативных последствий от его действий, которые не представляют существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Нарушение порядка ведения реестра контрактов, заключенных заказчиками, реестра контрактов, содержащего сведения, составляющие государственную тайну, реестра недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей)

Указанное нарушение влечет административную ответственность, установленную ст. 7.31 КоАП РФ.

На обобщение было представлено решение судьи Светлогорского городского суда Калининградской области от 21 сентября 2015 года, которым постановление руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области от 11 июня 2015 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 7.31 КоАП РФ, в отношении Щекиной С.Н. оставлено без изменения, жалоба Щекиной С.Н. без удовлетворения.

Согласно ч. 2 ст. 7.31 КоАП РФ административным правонарушением признается ненаправление, несвоевременное направление в орган, уполномоченный на осуществление контроля в сфере закупок, информации, подлежащей включению в реестр недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей), или непредставление, несвоевременное представление в федеральный орган исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, орган местного самоуправления, уполномоченные на ведение реестра контрактов, заключенных заказчиками, реестра контрактов, содержащего сведения, составляющие государственную тайну, информации (сведений) и (или) документов, подлежащих включению в такие реестры контрактов, если направление, представление указанных информации (сведений) и (или) документов являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, или представление, направление недостоверной информации (сведений) и (или) документов, содержащих недостоверную информацию.

В соответствии с ч. 6 ст. 104 Федерального закона о контрактной системе в случае расторжения контракта по решению суда или в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта заказчик в течение трех рабочих дней с даты расторжения контракта направляет в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление контроля в сфере закупок, информацию, предусмотренную частью 3 настоящей статьи, а также копию решения суда о расторжении контракта или в письменной форме обоснование причин одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта.

Из материалов дела установлено, что между администрацией Пионерского городского округа и ООО «О.» 04 февраля 2014 года был заключен муниципальный контракт № на выполнение проектных работ по объекту «Капитальный ремонт нежилого помещения под размещение муниципального архива по <адрес>.

20 октября 2014 года администрацией Пионерского городского округа было принято решение об одностороннем отказе от исполнения договора.

Контракт считается расторгнутым 01 декабря 2014 года.

В нарушение требований ч. 6 ст. 104 Федерального закона о контрактной системе заказчик обратился в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление контроля в сфере закупок для включения Подрядчика в реестр недобросовестных поставщиков только 15 декабря 2014 года, просрочив направление обращения на 11 дней.

Таким образом, судья обоснованно согласился с выводом должностного лица о том, что в действиях главного специалиста Отдела контрактной службы экономического развития администрации муниципального образования «Пионерский городской округ» Щекиной С.Н. имеется состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.31 КоАП РФ

Рассматривая доводы Щекиной С.Н. о признании совершенного административного правонарушения малозначительным административный орган и судья Светлогорского городского суда указанные доводы отклонили, как необоснованные, поскольку совершенное правонарушение нарушает установленный государством единый порядок размещения заказов в целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации при размещении заказов, эффективного использования средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования, расширения возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирования такого участия, развития добросовестной конкуренции, совершенствования деятельности органов государственной власти в сфере размещения заказов, обеспечения гласности и прозрачности размещения заказов, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов, в связи с чем, допущенное правонарушение не является малозначительным.

Рассматривая жалобу Щекиной С.Н. на решение судьи Светлогорского городского суда Калининградской области, судья Калининградского областного суда в решении от 19 ноября 2015 года указал, что административный орган и судья при принятии решения исходили не из характера совершенного Щекиной С.Н. правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий, а только из общественной значимости охраняемых законом общественных отношений, но с таким подходом и сделанным на его основе выводом он согласиться не может.

Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не ограничивает применение ст. 2.9 КоАП РФ в отношении состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.31 КоАП РФ.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 16 июля 2009 года № 919-О-О, рассматривая вопросы о назначении наказания, отметил, что соблюдение конституционных принципов справедливости и соразмерности при назначении административного наказания законодательно обеспечено возможностью назначения одного из нескольких видов административного наказания, установленного санкцией соответствующей нормы закона за совершение административного правонарушения, установлением законодателем широкого диапазона между минимальным и максимальным пределами административного наказания, возможностью освобождения лица, совершившего административное правонарушение, от административной ответственности в силу малозначительности (статья 2.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

При выборе конкретной меры наказания, а также при решении вопроса об освобождении от ответственности, административный орган и суд обязаны не только установить формальное соответствие совершенного деяния тому или иному составу административного правонарушения, но и исходя из конкретных обстоятельств дела, решить вопрос о социальной опасности деяния.

Пропуск Щекиной С.Н. установленного законом срока направления информации в Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области является незначительным (11 дней).

Доказательств, подтверждающих, что действия Щекиной С.Н. повлекли какие-либо последствия, представляющие существенное нарушение охраняемых общественных отношений (например, способствовали злоупотреблениям в сфере размещения заказов), иные вредные последствия, каким-либо образом повлияли на заключение с ООО «О.» иных контрактов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, Управлением Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области не представлено.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя и формально содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений. Если малозначительность административного правонарушения будет установлена при рассмотрении жалобы на постановление по делу о таком правонарушении, то на основании п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу.

С учетом изложенного, судья Калининградского областного суда решением от 19 ноября 2015 года постановление руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области в отношении главного специалиста отдела контрактной службы и экономического развития администрации Пионерского городского округа Щекиной С.Н. и решение судьи Светлогорского городского суда отменил, производство по делу об административном правонарушении прекратил на основании ст. 2.9 КоАП РФ в связи с малозначительностью совершенного правонарушения, освободив ее от административной ответственности, ограничившись устным замечанием.

Обобщение показало, что решения судей и обжалуемые постановления отменялись судьями Калининградского областного суда с прекращением производства по делу об административном правонарушении в связи с его малозначительностью.

Судебная коллегия по административным делам

Калининградского областного суда

Заказать звонок
Нажимая кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.