О Б З О Р практики применения районными (городскими) судами Калининградской области норм гражданского процессуального законодательства

ВОПРОСЫ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ

В силу ч. 4 ст. 22 ГПК РФ при обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, одни из которых подведомственны суду общей юрисдикции, а другие — арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции.

Отказывая в принятии искового заявления Киселева И.Р. к ООО «Ново-Строй», конкурсному управляющему «Ново-Строй» о взыскании неустойки за нарушение срока передачи жилого помещения по договору участия в долевом строительстве, штрафа и компенсации морального вреда в части требований истца о взыскании с ответчика неустойки и штрафа, суд первой инстанции пришел к выводу, что данные требования подлежат рассмотрению в рамках дела о банкротстве застройщика в силу ч. 1 ст. 201.4 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку вытекают из отношений, связанных с исполнением застройщиком перед участником долевого строительства своих обязательств по договору долевого участия.

Между тем из содержания иска Киселева И.Р. следует, что квартира, являющаяся объектом долевого строительства, передана застройщиком истцу по акту приема-передачи, и истец зарегистрировал на нее право собственности в установленном порядке. Требования о взыскании штрафа и неустойки в данном случае заявлены истцом за нарушение ООО «Ново-Строй» срока передачи объекта долевого строительства, то есть Киселевым И.Р. были заявлены взаимосвязанные между собой исковые требования.

В этой связи, учитывая, что дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей подведомственны судам общей юрисдикции, у районного суда не имелось предусмотренных ст. 134 ГПК РФ оснований для отказа в принятии искового заявления Киселева И.Р. к ООО «Ново-Строй» в части взыскания с ответчика неустойки за нарушение срока передачи жилого помещения по договору участия в долевом строительстве и штрафа, предусмотренного положениями Закона РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 08 сентября 2015 года ).

При решении вопроса о принятии к производству исковых требований, связанных с осуществлением предпринимательской или экономической деятельности индивидуальными предпринимателями, следует учитывать, что в случае, если на момент обращения в суд с иском одна из сторон утратила статус индивидуального предпринимателя, то такие требования подведомственны суду общей юрисдикции. 

Отказывая в принятии искового заявления ИП Исаева Е.Г. к Шарко А.В. о взыскании денежных средств по договору поставки для целей предпринимательской деятельности, районный суд пришел к выводу о том, что настоящий спор подведомственен арбитражному суду, поскольку стороны являются индивидуальными предпринимателями.

Вместе с тем суд первой инстанции не учел, что деятельность ответчика Шарко А.В. в качестве индивидуального предпринимателя прекращена 30.10.2012 г. на основании собственного решения, что подтверждается сведениями Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей ФНС России. Кроме того, об этом было указано в исковом заявлении с приложением подтверждающих документов.

При таких обстоятельствах у районного суда отсутствовали основания, предусмотренные п. 1 ч. 1. ст. 34 ГПК РФ, для отказа в принятии искового заявления ИП Исаева Е.Г. (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 27 октября 2015 года ).

Убытки, понесенные заявителем в связи с погашением судебных расходов, а также расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему в соответствии ст. 59 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», подлежат возмещению в общем порядке по правилам, предусмотренным ст. 15 ГК РФ, что относится к компетенции суда общей юрисдикции.

ФНС России в лице УФСН России по Калининградской области обратилась в суд с иском к бывшему руководителю ООО «М.» Гулямову Ш.Б. о взыскании убытков в размере <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп. – судебных расходов, связанных с применением процедуры банкротства, и вознаграждения арбитражного управляющего, указав, что такие расходы возникли в связи с их взысканием с истца определением арбитражного суда по делу о банкротстве ООО «М.», возбужденного по заявлению ФНС.

Прекращая производство по делу, суд первой инстанции счел спор неподведомственным суду общей юрисдикции, поскольку спорные отношения подпадают под действие Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», соответственно, должны разрешаться в рамках дела о банкротстве ООО «М.».

Вместе с тем районным судом не было учтено, что порядок возмещения заявителю взысканных с него расходов по делу о банкротстве названным выше законом не регулируется. Поскольку Федеральный закон от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не содержит специальной нормы о порядке и способе возмещения расходов заявителя в деле о банкротстве, вопрос о возмещении этих расходов подлежит разрешению в общем порядке по правилам, определяемым ст. 15 ГК РФ.

Таким образом, учитывая положения ст. 27 АПК РФ, спор, стороной которого является Гулямов Ш.Б. – бывший генеральный директор ООО «М.», не может быть отнесен к ведению арбитражного суда (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 25 ноября 2015 года ).

В силу ч. 3 ст. 22 ГПК РФ, ч.ч. 1, 2 ст. 27 АПК РФ основными критериями отнесения того или иного спора к подведомственности арбитражного суда являются специальный субъектный состав, а также экономический характер спора. Споры между обществом с ограниченной ответственностью и его прежним руководителем, не связанные с созданием юридического лица, управлением или участием в нем, подведомственны судам общей юрисдикции.

Парфенова И.А. обратилась в суд с иском к ООО «Новый дом» в лице его учредителей об обязании назначения <данные изъяты> ООО «Новый дом» иного лица, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Калининградской области об обязании исключить из ЕГРЮЛ сведения о Парфеновой И.А. как о <данные изъяты> ООО «Новый дом», указав на то, что состояла в трудовых отношениях с ООО «Новый дом», являлась его <данные изъяты>, 01.08.2011 г. трудовые отношения прекращены, о чем свидетельствует запись в трудовой книжке, однако соответствующих изменений в ЮГРЮЛ внесено не было.

Возвращая Парфеновой И.А. ее исковое заявление, районный суд исходил из неподведомственности заявленного спора суду общей юрисдикции.

Вместе с тем в соответствии с требованиями ст.ст. 33, 225.1 АПК РФ к числу споров, разрешаемых арбитражным судом, относятся в том числе и корпоративные споры, которые по своей правовой природе представляют собой споры внутри юридического лица, связанные с его созданием, управлением им или участием в нем.

Таким образом, из содержания искового заявления Парфеновой И.А. следует, что данный спор к числу корпоративных не относится. Истица являлась наемным работником общества, и ее взаимоотношения с ним строились на отношениях, вытекающих из трудового договора. При этом возникший конфликт не связан с деятельностью ранее возглавляемого истицей органа управления обществом. К тому же в настоящее время Парфенова И.А. статус <данные изъяты> утратила, в споре она является физическим лицом, соответственно, и по субъектному составу спор не может быть отнесен к подведомственности арбитражного суда (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 10 ноября 2015 года ). 

ВОПРОСЫ ПОДСУДНОСТИ

ТЕРРИТОРИТАЛЬНАЯ ПОДСУДНОСТЬ

Иск к ответчику, место жительства которого неизвестно или который не имеет места жительства в Российской Федерации, может быть предъявлен в суд по месту нахождения его имущества или по его последнему известному месту жительства в Российской Федерации (ч. 1 ст. 29 ГПК РФ). При этом следует учитывать, что «место пребывания» не равнозначно понятию «место жительства», поскольку является лишь местом (жилым помещением), в котором гражданин проживает временно. 

Передавая гражданское дело по иску Сорочинского А.В. к Боровицкому В.А. о взыскании задолженности по договору займа на рассмотрение Евпаторийского городского суда Республики Крым, суд первой инстанции исходил из того, что оно было принято к производству Ленинградского районного суда г. Калининграда с нарушением правил подсудности, поскольку ответчик Боровицкий В.А. на дату предъявления иска зарегистрирован по месту жительства по адресу: <адрес>, что было установлено при рассмотрении дела.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом, указав, что он был сделан без учета положений ч. 1 ст. 29 ГПК РФ, а также п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ.

Поскольку на момент обращения Сорочинского А.В. с иском в Ленинградский районный суд г. Калининграда место жительства ответчика Боровицкого В.А. было неизвестно, в соответствии с п. 1 ст. 29 ГПК РФ Сорочинский А.В. вправе был предъявить такой иск в суд по месту нахождения принадлежащего Боровицкому В.А. имущества — нежилого помещения, расположенного по адресу: <адрес>, т.е. в Ленинградском районе г. Калининграда.

Кроме того, суд первой инстанции не учел, что место пребывания согласно ст. 28 ГПК РФ не может служить основанием для определения подсудности.

Таким образом, принимая во внимание, что данное исковое заявление было принято к производству Ленинградского районного суда г. Калининграда с соблюдением требований подсудности, оснований для его передачи по подсудности в суд по месту пребывания ответчика не имелось (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 15 декабря 2015 года ).

Регистрация гражданина по месту жительства является формой сообщения государству о месте своего постоянного проживания. По смыслу закона, место жительства физического лица определяется местом его регистрации, а не временного проживания, и исходя из этих сведений должна определяться подсудность дела при принятии его к производству суда.

<данные изъяты>

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ суд передает дело на рассмотрение другого суда по месту нахождения большинства доказательств только в том случае, если обе стороны заявили такое ходатайство.

Администрация МО «Гусевский городской округ» обратилась в суд с иском к Силенко Г.М. о возмещении вреда, причиненного преступлением, в котором просит взыскать с ответчицы материальный ущерб в размере <данные изъяты> руб., причиненный незаконным отчуждением ею как главой администрации МО «Гусевский муниципальный район» Калининградской области муниципального имущества.

При рассмотрении дела суд первой инстанции счел заслуживающими внимание доводы ответчицы о необходимости передачи дела по подсудности в Гусевский городской суд Калининградской области – по месту нахождения большинства доказательств и объединения его с другим делом: по иску прокурора к Ж. о взыскании денежных средств.

Однако такой вывод сделан районным судом без учета положений ч. 1 ст. 33, п. 2 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ.

Так, гражданское дело было принято к производству Центрального районного суда г. Калининграда с соблюдением требований подсудности. Исковые требования администрации Гусевского городского округа вытекают из уголовного дела, гражданский иск по которому не заявлялся. Приговором Гусевского городского суда Калининградской области от 22.10.2014 г. Силенко Г.М. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, в том числе и по эпизоду незаконного отчуждения квартиры в пользу <данные изъяты>.

При этом, разрешая вопрос об изменении подсудности гражданского дела, суд не получил на это согласия истца. Напротив, как видно из содержания частной жалобы, истец не только не согласен на передачу дела по подсудности в Гусевский городской суд, но и категорически возражает против этого. При таких обстоятельствах оснований для передачи дела по подсудности в Гусевский городской суд – по месту нахождения большинства доказательств не имелось (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 23 июня 2015 год ).

В обзорах практики за предыдущие годы неоднократно приводились примеры нарушения правил подсудности по спорам о разделе совместно нажитого имущества между супругами. Вместе с тем такие нарушения продолжают иметь место. Следует иметь в виду, что спор о разделе между супругами совместно нажитого имущества подлежит предъявлению по общим правилам подсудности независимо от того, что в состав подлежащего разделу имущества входят объекты недвижимого имущества, которые могут территориально находиться в разных местах.

<данные изъяты>

Дела по спорам, связанным с добровольным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств, рассматриваются по общему правилу территориальной подсудности по месту нахождения ответчика, или по месту нахождения филиала, заключившего договор обязательного страхования, или по месту нахождения филиала или представительства, принявшего заявление об осуществлении страховой выплаты, или по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора (ст.ст. 28, 29 ГПК РФ).

Возвращая исковое заявление Исрайилова Б.И. к ООО СГ «Компаньон» о взыскании страховой выплаты, процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с неподсудностью, Ленинградский районный суд г. Калининграда указал, что истец вправе обратиться с данным иском в соответствующий суд г. Самары или в Московский районный суд г. Калининграда.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом.

Так, в силу ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд к организации по месту нахождения организации.

Однако согласно ст. 29 ГПК РФ иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства (ч. 2). Иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора (ч. 7).

Согласно копии приложенного истцом к исковому заявлению полиса комбинированного страхования он был выдан отделением филиала «К.» ООО СГ «Компаньон», находящимся по адресу: <адрес>, то есть местом заключения договора страхования ООО СГ «Компаньон» с потребителем Исрайиловым Б.И. являлся указанный выше адрес, который относится к Ленинградскому району г. Калининграда (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 26 мая 2015 года ).

При определении подсудности по искам, предъявляемым к юридическим лицам, которые находятся в стадии банкротства, следует иметь в виду, что конкурсное производство считается завершенным только с даты внесения записи о ликвидации должника в Единый государственный реестр юридических лиц, в связи с чем иск к юридическому лицу может быть предъявлен по месту его нахождения до внесения указанной записи.

Определением районного суда гражданское дело по иску Маркина М.Ю. к КБ «Локо-Банк» (ЗАО), ООО «ТрансБетон» о взыскании упущенной выгоды передано на рассмотрение по подсудности в Лефортовский районный суд г. Москвы.

Судебная коллегия не согласилась с таким определением суда.

Как установлено, иск предъявлен Маркиным М.Ю. по месту нахождения второго ответчика – ООО «ТрансБетон». При этом из искового заявления следует, что указав в качестве одного из ответчиков организатора торгов — конкурсного управляющего ООО «ТрансБетон» Стрекалова А.В., истец фактически предъявил материальные требования к имуществу юридических лиц – БК «Локо-Банк» и ООО «ТрансБетон».

Между тем на дату подачи иска 26.06.2015 г., несмотря на вынесенное 19.05.2015 г. определение Арбитражного суда Калининградской области о завершении конкурсного производства в отношении ООО «ТрансБетон», сведения о ликвидации данного общества в ЕГРЮЛ внесены не были.

Таким образом, принимая во внимание изложенное, а также то, что в силу п. 4 ст. 149 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсное производство считается завершенным с даты внесения записи о ликвидации должника в Единый государственный реестр юридических лиц, иск Маркина М.Ю. мог быть предъявлен в суд по правилам, предусмотренным ст. 28 ГПК РФ и ч. 1 ст. 31 ГПК РФ – по месту нахождения одного из ответчиков, следовательно, нарушений правил территориальной подсудности допущено не было (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 17 ноября 2015 года ).

По делам по искам об обращении взыскания на недвижимое имущество подлежат применению правила исключительной подсудности, установленные ст. 30 ГПК РФ.

Возвращая исковое заявление Мурашова А.А. к Мищенковой Н.В. об обращении взыскания на земельные участки, суд первой инстанции сослался на то, что заявленные им требования направлены на погашение задолженности ответчицы перед ним, в связи с чем не относятся к искам о правах на недвижимое имущество и на них не распространяются установленные статьей 30 ГПК РФ правила исключительной подсудности.

Вместе с тем из содержания предъявленных Мурашовым А.А. к Мищенковой Н.В. исковых требований об обращении взыскания на принадлежащие ей земельные участки следует, что возможное удовлетворение данных требований может привести к лишению Мищенковой Н.В. права собственности на указанные земельные участки, из чего следует, что заявленный Мурашовым А.А. иск относится к числу исков о правах на объекты недвижимости, подлежащих рассмотрению по правилам исключительной подсудности (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 24 марта 2015 года ).

Несмотря на то, что право залога является способом обеспечения исполнения обязательства, оно представляет собой ограничение вещных прав, подлежащее государственной регистрации (п. 1 с. 8.1 ГК РФ), в связи с чем споры, касающиеся прекращения ипотеки, относятся к спорам о правах на недвижимое имущество, и к ним подлежат применению правила исключительной подсудности.

Возвращая исковое заявление Мстояна М.К. к АКБ «Снорас» о признании договора ипотеки прекращенным и погашении регистрационной записи об ипотеке на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, районный суд исходил из того, что такие исковые требования не относятся к искам о правах на недвижимое имущество, в связи с чем пришел к выводу о том, что на данный иск не распространяется правило исключительной подсудности.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом суда первой инстанции.

Как следует из разъяснений п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 г. (в ред. от 23.06.2015 г.) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», к искам о правах на недвижимое имущество относятся, в частности, иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, о признании права, об установлении сервитута, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста.

При этом право залога является вещным обременением, подлежащим государственной регистрации (п. 1 ст. 8.1 ГК РФ).

Поскольку предъявленные Мстояном М.К. требования направлены на снятие обременения его права собственности, то есть на устранение ограничений, связанных с объемом правомочий собственника, данный иск относится к разновидности приведенных выше исков негаторного характера, связанных с защитой права собственности, и подлежит рассмотрению по правилам исключительной подсудности, то есть по месту нахождения недвижимого имущества (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 01 декабря 2015 года ).

Средства материнского (семейного) капитала имеют специальное целевое назначение и не являются совместно нажитым имуществом супругов, в связи с чем требования о разделе в соответствии с ч. 4 ст. 10 Федерального закона от 29.12.2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» имущества, которое было приобретено в собственность супругами, в том числе с использованием средств материнского капитала, могут быть предъявлены в суд с учетом правил, установленных ч. 1 ст. 30 ГПК РФ.

Возвращая исковое заявление на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, суд первой инстанции исходил из того, что поскольку предметом спора по исковому заявлению Беловой Е.В., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетних детей Д., Г., к Белову А.А. о выделении долей в праве общей собственности на жилое помещение является раздел совместно нажитого имущества супругов, а не признание права на объекты, прочно связанные с землей, то установленные ст. 30 ГПК РФ правила исключительной подсудности в данном случае применению не подлежат.

Суд апелляционной инстанции не согласился с таким выводом районного суда в силу следующего.

Так, из текста искового заявления следует, что Беловой Е.В. предъявлены требования о выделении ей и двоим несовершеннолетним детям по 1/4 доли в праве собственности на квартиру, приобретенную на имя супруга Белова А.А. за счет общих средств супругов и материнского капитала со ссылкой на нарушение последним взятого на себя нотариально удостоверенного обязательства о выделении долей в праве собственности на квартиру в течение 6 месяцев с момента ввода объекта в эксплуатацию.

При этом Белова Е.В. основывала свои требования на положениях п. 1 ч. 1 ст. 10, ч. 4 ст. 10 Федерального закона от 29.12.2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», п. 9 Правил направления средств (части средств) материнского семейного капитала на улучшение жилищных условий, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12.12.2007 г. № 862.

Поскольку в обоснование исковых требований Белова Е.В. ссылалась на указанные нормы права, подлежащие применению к спорным правоотношениям, вывод суда первой инстанции о том, что предметом настоящего спора являются требования о разделе имущества, противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Таким образом, к предъявленному иску подлежат применению установленные ч. 1 ст. 30 ГПК РФ правила об исключительной подсудности рассмотрения спора по месту нахождения объекта недвижимости, в отношении которого возник спор о правах (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 17 марта 2015 года ).

В соответствии с ч. 1 ст. 30 ГПК РФ к подсудности судов, на территории которых находятся объекты недвижимости, относятся иски о правах на них. Иски, не содержащие требований о правах в отношении объектов недвижимости, подлежат рассмотрению в общем порядке.

Судья районного суда возвратил Горластиковой Е.С. ее исковое заявление к администрации городского округа «Город Калининград» о понуждении к проведению капитального ремонта дорожного покрытия междворового проезда и пешеходной дорожки, придя к выводу, что подсудность заявленного истицей требования подлежит определению по правилам исключительной подсудности.

Между тем судом первой инстанции не было учтено, что исковое заявление Горластиковой Е.С. не содержит требований о правах в отношении междворового проезда и пешеходных дорожек, которые истица требует отремонтировать. Фактически указанные требования Горластиковой Е.С. являются требованиями неимущественного характера, которые подлежат рассмотрению в общем порядке, предусмотренном ст. 28 ГПК РФ — по месту нахождения ответчика (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 24 ноября 2015 года ).

По-прежнему, как и в предыдущие годы, имеют место нарушения судами правил договорной подсудности, анализ которых приводился в соответствующих обзорах практики. Так, при решении вопроса о принятии искового заявления к производству следует иметь в виду, что при наличии достигнутого между сторонами спора соглашения о договорной подсудности (ст. 32 ГПК РФ) условия территориальной подсудности применению не подлежат.

Принимая определение о возвращении иска ОАО «Сбербанк России» к Баранаускасу В.В. о взыскании задолженности по кредитному договору, районный суд, руководствуясь положениями ст. 28 ГПК РФ, исходил из того, что спор неподсуден данному суду и подлежит предъявлению в суд по месту жительства ответчика.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Согласно ст. 32 ГПК РФ, регулирующей договорную подсудность, стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная ст.ст. 26, 27 и 30 данного Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

Исходя из смысла приведенной нормы процессуального закона, для применения правил договорной подсудности необходимо заключение сторонами соответствующего соглашения о рассмотрении спора конкретным судом.

Согласно п. 7.3 кредитного договора, заключенного между ОАО «Сбербанк России» (кредитором) и Баранаускас В.В., П. (созаемщиками), стороны пришли к соглашению, что споры по договору по искам кредитора к созаемщикам рассматриваются в Советском городском суде Калининградской области.

Таким образом, руководствуясь принципом диспозитивности гражданского процесса, стороны определили подсудность конкретному суду спора, связанного с исполнением договора, в случае обращения кредитора с иском к созаемщикам.

При наличии такого соглашения, обязательного не только для сторон, но и для суда, общие правила подсудности, содержащиеся в ст. 28 ГПК РФ, применению не подлежат (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 01 сентября 2015 года ).

По смыслу ст. 32 ГПК РФ при определении договорной (территориальной) подсудности гражданского судопроизводства подлежит определению конкретный суд, обладающей компетенцией по разрешению данного гражданского дела в качестве суда общей юрисдикции. Иное означает, что стороны не пришли к соглашению об изменении территориальной подсудности дела.

Возвращая иск АО «Банк Интеза» к Перовой Е.В., Лапкову Я.В. о взыскании задолженности по кредитному договору, Центральный районный суд г. Калининграда обоснованно исходил из того, что ответчики зарегистрированы и проживают по адресу, не подпадающему под юрисдикцию суда, а соглашение об изменении территориальной подсудности между сторонами кредитного договора не достигнуто.

Вопреки доводам жалобы банка, такой вывод суда признан судебной коллегией правильным.

Так, согласно п. 26 Индивидуальных условий кредитного договора все разногласия и споры, не урегулированные путем переговоров, рассматриваются в порядке, установленном действующим законодательством РФ в суде общей юрисдикции. Стороны пришли к соглашению, что споры по искам кредитора к заемщику рассматриваются в судах по месту нахождения обособленного подразделения кредитора, указанного в п. 31 настоящих Индивидуальных условий.

Как видно из п. 31 Индивидуальных условий, в качестве местонахождения кредитора указаны: 1) АО «Банк Интеза»: <адрес>; 2) Филиал «Л.» АО «Банк Интеза»: <адрес>; 3) Операционный офис А. АО «Банк Интеза»: <адрес>.

В этой связи судебная коллегия указала, что по смыслу ст. 32 ГПК РФ при определении территориальной подсудности гражданского судопроизводства подлежит определению конкретный суд, обладающей компетенцией по разрешению данного гражданского дела в качестве суда общей юрисдикции.

Таким образом, стороны не пришли к соглашению об изменении территориальной подсудности для данного дела применительно к требованиям ст. 32 ГПК РФ, поскольку условиями вышеуказанного кредитного договора не определен конкретный суд, к компетенции которого отнесено разрешение спора.

Более того, указание в п. 26 Индивидуальных условий на рассмотрение споров в судах по месту нахождения кредитора и его обособленных подразделений прямо предполагает возможность рассмотрения таких споров в судах г. Москвы, г. Санкт-Петербурга и г. Калининграда, что очевидно нельзя расценить как достижение соглашения о рассмотрении дела конкретным судом, то есть соглашения о договорной подсудности.

В этой связи суд первой инстанции правомерно вернул исковое заявление, разъяснив, что настоящий иск может быть предъявлен в суд по месту жительства одного из ответчиков по выбору истца (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 10 ноября 2015 года ).

Суд не вправе возвратить иск, вытекающий из защиты прав потребителя, со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, так как в силу ч.ч. 7, 10 ст. 29 ГПК РФ выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

Оторвин Ю.И. обратился в суд с иском к АО «Банк Тинькофф Банк», указав, что им был заключен кредитный договор на сумму <данные изъяты> руб. В связи с тем, что в настоящее время у него отсутствует возможность исполнять принятые на себя обязательства по возврату денежных средств, просил суд расторгнуть кредитный договор.

Возвращая иск, судья исходил из того, что данный иск не подлежит рассмотрению судом по месту жительства истца, в соответствии с правилами альтернативной подсудности, установленной Законом РФ «О защите прав потребителей», поскольку исковые требования заявлены на основании общих положений ГК РФ, что исключает возможность применения к спорным правоотношениям Закона РФ «О защите прав потребителей», подсудность настоящего спора следует определять в соответствии с требованиями ст. 28 ГПК РФ — по месту нахождения ответчика.

Подобные выводы судьи признаны судебной коллегией ошибочными.

Подпунктом «д» п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» определено, что при отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).

Как усматривается из текста искового заявления, между сторонами заключен кредитный договор, согласно которому банк предоставил истцу кредит.

В спорные отношения истец вступил в качестве физического лица — потребителя банковских услуг и действовал в целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, в связи с чем к указанным правоотношениям подлежит применению Закон РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей».

Иск Оторвиным Ю.И. подан по месту своего жительства – в Центральный районный суд г. Калининграда, поскольку в данном случае, выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу (ч. 7 ст. 29 ГПК РФ) (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 12 апреля 2016 года ).

В соответствии с пунктом 2 статьи 17 Закона РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца как в суд по месту нахождения ответчика, в суд по месту жительства или пребывания истца, так и в суд по месту заключения или исполнения договора. Аналогичные положения закреплены и в ч. 7 ст. 29 ГПК РФ.

Возвращая КРОО «Гражданское общество» исковое заявление, предъявленное в интересах потребителя Юшкова Д.А., на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, судья районного суда исходил из того, что в соответствии с требованиями ст. 28 ГПК РФ иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации либо в силу ч. 7 ст. 29 ГПК РФ – по месту жительства истца. Поскольку ответчики ОАО Банк «Западный», ООО «Страховая компания «Кредит Европа Лайф» находятся в г. Москве, а истец проживает в Зеленоградском районе Калининградской области, судья пришел к выводу о неподсудности иска Ленинградскому районному суду г. Калининграда.

Вместе с тем из приложенных к исковому заявлению материалов следует, что договор банковского счета был заключен между Юшковым Д.А. и ОАО Банк «Западный» в лице заместителя управляющего кредитно-кассовым офисом «Е.». В этом же офисе было принято заявление Юшкова Д.А. на присоединение к Программе добровольного коллективного страхования жизни клиентов банка. Указанный офис, как следует из договора, расположен в Ленинградском районе г. Калининграда по <адрес>.

При таких обстоятельствах, оснований для возвращения искового заявления КРОО «Гражданское общество», предъявленного в интересах потребителя Юшкова Д.А., у суда первой инстанции не имелось (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 20 января 2015 года ).

К отношениям, возникающим из договора участия в долевом строительстве, заключенного гражданином в целях приобретения в собственность жилого помещения и иных объектов недвижимости исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, законодательство о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальным законом, и на дела указанной категории распространяются положения ч. 7 ст. 29 ГПК РФ.

Передавая исковое заявление Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области интересах Вороновой Л.С., Подберезных И.А. к ООО «Пензенский Ипотечный Фонд «Жилье» о замене некачественных оконных конструкций в квартире на рассмотрение по подсудности в Ленинский районный суд г. Пенза, районный суд исходил из того, что на спорные правоотношения положения Закона РФ «О защите прав потребителей» не распространяются, соответственно, иск может быть подан в соответствии со ст. 28 ГПК РФ по общему правилу в суд месту нахождения ответчика.

Вместе с тем, как установлено, Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области обратилось в суд с иском в интересах Вороновой Л.С., Подберезных И.А. о замене некачественных оконных конструкций в квартире № дома № по <адрес>, взыскании денежных средств за проведение ремонта газового котла, взыскании неустойки за просрочку исполнения требования истцов в размере одного процента от цены товара за каждый день просрочки, компенсации морального вреда, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя, ссылаясь на положения Закона РФ «О защите прав потребителей» и указывая, что продавец ООО «Пензенский Ипотечный Фонд «Жилье» по договору купли продажи от 04.10.2013 г. продало Вороновой Л.С. и Подберезных И.А. товар ненадлежащего качества – указанную выше квартиру.

Учитывая, что ООО «Пензенский Ипотечный Фонд «Жилье» является продавцом указанной квартиры, то в силу приведенных выше положений Закона РФ «О защите прав потребителей» с учетом заявленных требований на спорные правоотношения распространяется законодательство о защите прав потребителей.

В соответствии с ч. 7 ст. 29 ГПК РФ иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора.

Таким образом, Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области, обладая соответствующими полномочиями, обоснованно обратилось с указанным иском в суд в интересах Вороновой Л.С., Подберезных И.А. по месту их жительства (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 24 ноября 2015 года ).

Недопустимо совершение действий по подготовке дела к судебному разбирательству до его возбуждения в суде (принятия заявления). Судья на стадии принятия иска не разрешает вопрос по существу, а определяет приемлемость спора для рассмотрения в суде.

Возвращая исковое заявление Гриневича И.Э. к ОСП Черняховского района УФССП России по Калининградской области, Министерству финансов Российской Федерации, судья районного суда указал, что требование о признании действий судебного пристава-исполнителя ОСП Черняховского района УФССП России по Калининградской области незаконными на подсудность рассматриваемого спора не влияет, поскольку относится к обстоятельствам требования о компенсации материального и морального вреда, а не к предмету рассматриваемого требования. По существу должно рассматриваться требование о компенсации вреда, причиненного гражданину в результате незаконных действий государственного органа, которое подлежит рассмотрению в порядке искового производства по месту нахождения территориального органа федерального казначейства в Центральном районном суде г. Калининграда.

Вместе с тем, как следует из иска, Гриневич И.Э. предъявил три требования: о признании незаконными действия судебного пристава-исполнителя ОСП Черняховского района УФССП России по Калининградской области, о взыскании с Министерства финансов РФ за счет средств казны Российской Федерации суммы переплаты алиментов и компенсации морального вреда. Иск предъявлен в Черняховский городской суд Калининградской области по месту нахождения одного из ответчиков — ОСП Черняховского района УФССП России по Калининградской области, то есть с соблюдением правил подсудности. Соответственно, у судьи не имелось правовых оснований для возвращения иска заявителю, поскольку на стадии принятия иска не разрешается вопрос по существу (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 31 марта 2015 года ).

По-прежнему, как и в предыдущие годы, имеют место нарушения судами положений, закрепленных в ч. 9 ст. 29 ГПК РФ, согласно которым иски, вытекающие из договоров, в том числе и из трудовых, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора.

Возвращая Назарову В.Л. исковое заявление к ООО «Маггис-трейд» о взыскании заработной платы, районный суд исходил из того, что к данному спору не применимы положения ч. 9 ст. 29 ГПК РФ, поскольку в заключенном истцом с ответчиком трудовом договоре от 01.04.2013 г. не указано его место исполнения; иск должен быть предъявлен по общим правилам территориальной подсудности, предусмотренным ст. 28 ГПК РФ.

Вместе с тем судом первой инстанции не было принято во внимание то, что, обращаясь в суд с указанным иском, Назаров В.Л. указал, что местом исполнения его трудовых обязанностей являлся порт речного пункта пропуска, расположенный в пос. И. Зеленоградского района Калининградской области. При этом трудовой договор содержит указание на место работы – ООО «Маггис-трейд», что не опровергает доводы истца о месте исполнения договора.

Таким образом, истец был вправе обратиться с иском в суд по месту исполнения трудового договора, а выводы суда о неподсудности дела на стадии принятия иска без исследования дополнительных доказательств сделаны преждевременно (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 03 февраля 2015 года ).

РОДОВАЯ ПОДСУДНОСТЬ

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 ГПК РФ в случае, если при рассмотрении дела выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности, оно подлежит передаче на рассмотрение другого суда с учетом правил подсудности.

Суд первой инстанции, установив, что исковые требования Абдуллаевой Г.Ф. к войсковой части № 40129 о восстановлении на службе вытекают из отношений, связанных с прохождением Абдуллаевой Г.Ф. военной службы, пришел к выводу, что спор подсуден военному суду, в связи с чем прекратил производство по делу на основании абз. 2 ст. 220 ГПК РФ.

Вместе с тем, принимая во внимание положения п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ, у районного суда не имелось оснований для прекращения производства по делу в соответствии с абз. 2 ст. 220 ГПК РФ при установленных по делу обстоятельствах, дело подлежало передаче на рассмотрение по подсудности в Калининградский гарнизонный военный суд (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 04 февраля 2015 года ).

С 06.08.2014 г. областной суд в качестве суда первой инстанции рассматривает гражданские дела об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости (п. 8 ч. 1 ст. 26 ГПК РФ, ст. 6 Федерального закона от 04.06.2014 г. № 143-ФЗ). 

Вместе с тем суд первой инстанции без учета внесенных изменений в ч. 1 ст. 26 ГПК РФ отказал ФГБУ «ФКП Росреестра» по Калининградской области в удовлетворении ходатайства о передаче по подсудности в Калининградский областной суд дела по иску Красильниковой В.Ю. к ФГБУ «ФКП Росреестра» по Калининградской области об установлении кадастровой стоимости земельных участков, равной их рыночной стоимости.

Суд апелляционной инстанции отменил определение суда и передал дело на рассмотрение по подсудности в Калининградский областной суд, указав также на то, что наличие определения Калининградского областного суда от 29.08.2014 г. о возврате аналогичного заявления, на которое сослался суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении ходатайства представителя ФГБУ «ФКП Росреестра» по Калининградской области, не препятствует рассмотрению указанных требований Калининградским областным судом (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 27 января 2015 года ).

Согласно п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей. При этом цена иска по искам о взыскании денежных средств определяется исходя из взыскиваемой денежной суммы (п. 1 ч. 1 ст. 91 ГПК РФ). 

Возвращая Скиба В.С. исковое заявление к ОСАО «РЕСО-Гарантия» о взыскании страховых возмещений по договорам страхования КАСКО и ОСАГО по разным страховым случаям, районный суд указал на то, что истец заявил в своем иске три различных требования, которые объединил в одно исковое заявление незаконно, цена иска по каждому в отдельности требованию не превышает <данные изъяты> руб., поэтому дело подсудно мировому судье.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом суда первой инстанции и, ссылаясь на положения п. 5 ч. 1 ст. 23, ст. 24, п. 1, ч. 1 ст. 91 ГПК РФ, пришла к выводу, что заявленные исковые требования не подсудны для рассмотрения мировому судье, поскольку взыскиваемая истцом с ответчика денежная сумма по имущественному спору превышает <данные изъяты> руб.

Указание же судьи в своем определении на то, что истец незаконно объединил в своем иске три различных требования, так как они вытекают из различных страховых случаев, судебная коллегия признала ошибочным толкованием норм процессуального права.

Определение суда о возвращении искового заявления судом апелляционной инстанции отменено, иск Скиба В.С. возвращен в суд первой инстанции для решения вопроса о принятии к производству (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 13 января 2015 года ). 

ОТКАЗ В ПРИНЯТИИ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ

Положениями ст. 418 ГПК РФ предусмотрен судебный порядок оспаривания решения третейского суда.

Расторгуев К.А., Ковальчук А.Л., Худин Ю.А., Жбанов Д.А. обратились в суд с иском к ООО «Балткоммерцстрой», ООО «Торговый центр «Парковый», Леонтьеву И.Н., Леонтьевой А.И., ТСЖ «КОРСО» и др. о признании недействительным договора долевого участия в строительстве, оспаривании права собственности Леонтьевых на нежилые помещения, расположенные в ООО «Торговый центр «Парковый», о признании недействительными и отмене решений Калининградского третейского суда от 24.04.2014 г. и 21.06.2014 г.

Отказывая в принятии иска в части требований об оспаривании решениий третейского суда, судья районного суда, ссылаясь на положения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, исходил из того, что такие требования подлежат рассмотрению и разрешению в ином судебном порядке.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом суда первой инстанции и отменила определение в указанной части, указав на то, что судебный порядок оспаривания решения третейского суда предусмотрен ст. 418 ГПК РФ (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 16 декабря 2014 года ). 

Прокурор вправе обратится в суд в интересах Российской Федерации в целях защиты прав государства как собственника по распоряжению государственным имуществом.

Отказывая в принятии искового заявления военного прокурора Пионерского гарнизона в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц к военнослужащему Ларионову И.А. и членам его семьи о признании их утратившими права пользования служебным жилым помещением и выселении из него, районный суд исходил из того, что нанимателем спорного служебного жилого помещения является ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения», которое, реализуя полномочия собственника в отношении служебного жилого фонда, вправе самостоятельно обращаться в суд с требованиями, вытекающими из договорных отношений, то есть прокурор выступает не в интересах Российской Федерации или неопределенного круга лиц, а конкретного юридического лица, обладающего правоспособностью.

Вместе с теми судом первой инстанции не было принято во внимание то, что спорное служебное жилое помещение является собственностью Российской Федерации, и проживание ответчиков в нем без законных оснований нарушает не только права государства как собственника по распоряжению специализированным жилищным фондом, но и неопределенного круга лиц, подлежащих обеспечению служебным жильем.

В этой связи обращение прокурора в суд с иском бесспорно направлено на обеспечение прав и законных интересов собственника служебного жилья – Российской Федерации и неопределенного круга лиц (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 29 сентября 2015 года ). 

Отказ в принятии иска по мотиву неточного указания исковых требований не основан на законе.

Перчиков Ю.Б. обратилась в суд с иском к бывшей супруге Перчиковой Л.Н., в котором просил принять судебный акт о снятии Перчиковой Л.Н. с регистрационного учета из квартиры, собственном которой он являлся еще до вступления в брак.

Истец указывал, что ответчик совместно с их общим ребенком проживает в ином помещении, спорным жилым помещением не пользуется и в проживании в нем не нуждается, а сохранением регистрации нарушаются его права, что влечет уплату коммунальных платежей.

Отказывая в принятии искового заявления, суд исходил из того, что заявленные Перчиковым Ю.Б. требования к Перчиковой Л.Н. о снятии с регистрационного учета не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, подлежат разрешению в ином судебном порядке, в связи с тем, что им не заявлены требования о выселении либо о признании Перчиковой Л.Н. утратившей права пользования жилым помещением.

С законностью определения не согласилась апелляционная инстанция, указав, что из текста искового заявления Перчикова Ю.Б. следует, что фактически истцом заявлены требования к Перчиковой Л.Н. об утрате права пользования жильем, без чего она не может быть снята с регистрации. Поскольку в каком-либо ином порядке, кроме как в порядке искового производства, требования о признании утратившей права пользования жилым помещением рассмотрены и разрешены быть не могут, выводы суда о наличии оснований для отказа в принятия искового заявления являются преждевременными.

При этом суд не лишен возможности поставить перед истцом вопрос об уточнении заявленных требований в ходе судебного разбирательства (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 15 декабря 2015 года ).

При определении, в каком порядке (КАС РФ или ГПК РФ) подлежит разрешению спор о защите прав и свобод гражданина или организации, оспаривающих решения, действия (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иных государственных органов, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, следует исходить из того, что предметом судебного разбирательства в исковом производстве является спор о праве, тогда как в производстве, возникающем из административных, публичных правонарушений, — законность актов органов государственной власти. 

Критерием правильного определения вида судопроизводства (исковое или административное) является и характер правоотношений, который предопределяется не только участием в них в качестве одного из субъектов таких органов, но и тем, что участники таких правоотношений не обладают равенством, и один из них наделен властными полномочиями по отношению к другому. 

Отказывая Нейману А.Э. в принятии искового заявления к ОАО «Янтарьэнерго», администрации МО «Зеленоградский район» о признании недействительным разрешения на строительство, районный суд исходил из того, что такие требования подлежат рассмотрению и разрешению в ином судебном порядке, в частности в порядке, установленном КАС РФ.

С законностью подобных суждений не согласилась апелляционная инстанция, указав, что предметом судебного разбирательства в исковом производстве является спор о праве, тогда как в производстве, возникающем из административных, публичных правонарушений — законность актов органов государственной власти.

При этом критерием правильного определения вида судопроизводства (исковое или административное), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, оспаривающих решения, действия (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иных государственных органов, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, является характер правоотношений, который предопределяется не только участием в них в качестве одного из субъектов таких органов, но и тем, что участники таких правоотношений не обладают равенством и один из них наделен властными полномочиями по отношению к другому.

Учитывая, что гражданские права и обязанности возникают, в частности, из актов государственных органов и органов местного самоуправления (ст. 8 ГК РФ), споры об осуществлении этих прав, соединенные с требованиями о признании недействительными (незаконными) ненормативных актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, и являющихся основанием их возникновения, а также споры о признании таких актов недействительными (незаконными), если их исполнение привело к возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей, подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Из иска следует, что обращение в суд с заявленными требованиями Нейман А.Э. мотивировал нарушением его прав, в частности, права собственности на земельные участки, расположенные в пос. Н. Зеленоградского района Калининградской области.

Указывая в качестве ответчиков ОАО «Янтарьэнерго» и администрацию МО «Зеленоградский район», Нейман А.Э. просил суд признать недействительным разрешения на строительство, возложив на ОАО «Янтарьэнерго» обязанность не осуществлять строительство воздушной линии.

Нарушение своих прав при этом Нейман А.Э. связывал с тем, что строительство опор воздушной линии ВЛ 110 кВС будет осуществлено с заходами на принадлежащие ему земельные участки, что приведет к нарушению его прав как собственника земли.

Таким образом, данный спор подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку вытекает из защиты прав истца как собственника недвижимого имущества – земельных участков.

Изложенное свидетельствует о том, что при наличии такого гражданско – правового спора, связанного с правами на земельные участки, находящиеся в собственности истца, возникает спор о гражданских правах и обязанностях, разрешаемый в гражданско-правовом порядке, а поэтому вывод судьи о споре, возникающем из административных или публичных правоотношений, признан судебной коллегией не основанным на законе (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 22 декабря 2015 года ). 

В силу положений КАС РФ требование об оспаривании решения налогового органа, а также действий, связанные с проведением в отношении него налоговой проверки, подлежит рассмотрению в порядке административного судопроизводства.

Мишутин В.А. обратился в суд с иском к налоговому органу, указав, что в отношении него налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка, по результатам которой вынесено решение о привлечении Мишутина А.В. к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Считая такое решение не основанным на законе и ссылаясь на нарушение процедуры проведения проверки, истец просил признать его незаконным, а также признать незаконными действия налогового органа, выразившиеся в использовании в оспариваемом решении доказательств, полученных с нарушением закона, содержащих порочащую и недостоверную информацию, а также признать незаконным бездействие, выразившиеся в неназначении дополнительных мероприятий налогового контроля и неинформировании его о таких результатах.

Определением судьи в принятии иска отказано, с чем согласился апелляционный суд.

Как следует из существа поданного Мишутиным В.А. заявления, им оспаривается решение налогового органа — МИФНС России № 8 по г. Калининграду, а также действия, связанные с проведением в отношении него налоговой проверки.

Таким образом, предметом судебного разбирательства по такому заявлению Мишутина В.А. будут являться законность акта органов государственной власти, действия, связанные с принятием этого акта.

При таком положении с учетом приведенных выше требований закона судья первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Мишутин В.А. обратился в суд для разрешения спора, вытекающего из административных правоотношений, и, соответственно, такое его заявление подлежит рассмотрению по правилам, установленным КАС РФ.

В этой связи предусмотренных законом оснований к принятию данного заявления к производству суда и рассмотрению его в порядке гражданского судопроизводства у судьи не имелось, Мишутину В.А. обоснованно отказано в его принятии со ссылками на его разрешение в ином судебном порядке, т.е. в порядке, предусмотренном КАС РФ (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 15 марта 2016 года ).

Применение норм КАС РФ, в частности, об оставлении административного искового заявления без движения, при решении вопроса о принятии иска возможно, когда именно в соответствии с указанным нормативным актом подан административный иск. 

Подача иска в порядке ГПК РФ предполагает применение норм этого кодекса при решении вопроса о его принятии.

Прокурор обратился в суд в порядке гражданского судопроизводства с иском в интересах Гудченкова С.А. (инвалида <данные изъяты> группы) к администрации МО «Гвардейский округ» о признании незаконным решения межведомственной комиссии в части признания необходимости и возможности проведения капитального ремонта жилого помещения, где проживает истец. Одновременно прокурором заявлены требования об обязании повторно рассмотреть вопрос о признании указанного жилого помещения непригодным для проживания, составить соответствующее заключение.

Определением судьи иск оставлен без движения, прокурору предложено устранить указанные в определении недостатки, оформить административное исковое заявление в порядке ст. ст. 125-126 КАС РФ.

Проверяя законность определения, судебная коллегия указала на то, что судом сделан верный вывод, что из характера правоотношений, изложенных в иске, настоящее дело относится к административным делам о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, возникающих из административных и иных публичных правоотношений и подлежит рассмотрению и разрешению судом в порядке административного судопроизводства.

Вместе с тем судебная коллегия не согласилась с выводом суда о том, что иск подлежит оставлению без движения на основании норм КАС РФ, указав, что применение норм данного кодекса при решении вопроса о принятии иска возможно, когда именно в соответствии с указанным нормативным актом подан административный иск.

Подача иска в порядке ГПК РФ предполагает применение норм этого кодекса при решении вопроса о его принятии.

Поскольку применение норм КАС РФ — это иной судебный порядок разрешения заявления, то в данном случае необходимо на основании ст. 134 ГПК РФ отказать в принятии иска прокурора (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 29 декабря 2015 года ). 

ВОПРОСЫ ПРИНЯТИЯ ЗАЯВЛЕНИЙ, РАССМАТРИВАЕМЫХ В ПОРЯДКЕ ОСОБОГО ПРОИЗВОДСТВА

Заявление об установление факта нахождения несовершеннолетнего ребенка на иждивении военнослужащего для получения последним гарантий и компенсаций, установленных Федеральным законом от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», не может быть расценено как поданное исключительно в интересах несовершеннолетнего ребенка.

<данные изъяты>

В качестве заинтересованных лиц, имеющих право обратиться в суд с заявлением об объявлении гражданина безвестно отсутствующим, могут выступать граждане, для которых решение суда по такому заявлению является правовым основанием (предпосылкой) возникновения их собственных прав.

<данные изъяты>

Суды могут принимать заявления об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и рассматривать их в порядке особого производства, если установление факта не связывается с последующим разрешением спора о праве, подведомственного суду.

Устанавливая факт принятия Микаиловым Н.О. наследственного имущества, открывшегося после смерти его двоюродного дяди В., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявителем в течение установленного законом срока со дня смерти наследодателя были совершены действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства.

Вместе с тем районным судом не было принято во внимание, что представитель заинтересованного лица — управления учета и найма жилья Комитета муниципального имущества и земельных ресурсов администрации ГО «Город Калининград» возражал против удовлетворения заявления Микаилова Н.О.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о наличии между органом местного самоуправления ГО «Город Калининград», к которому в силу п. 2 ст. 1151 ГК РФ переходит право собственности на выморочное имущество, и Микаиловым Н.О. спора о праве собственности на спорную квартиру, что исключало возможность рассмотрения дела в порядке особого производства.

Суд апелляционной инстанции решение суда отменил, а заявление Микаилова Н.О. об установлении факта принятия наследства оставил без рассмотрения (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 18 ноября 2015 года ).

Допущенная судом аналогичная, приведенной выше, ошибка в применении норм процессуального права привела к отмене решения суда.

<данные изъяты>

ИНЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ

Определения об оставлении искового заявления (заявления) без рассмотрения, вынесенные в соответствии с абзацами 7 и 8 ст. 222 ГПК РФ, не могут быть обжалованы в суд апелляционной инстанции. Согласно ч. 3 ст. ст. 223 ГПК РФ частная жалоба может быть подана лишь на те определения суда, которыми отказано в удовлетворении ходатайства истца или ответчика об отмене таких определений. 

Определением районного суда исковое заявление ЗАО «Канаш» к Званцеву А.И. о взыскании убытков в размере <данные изъяты> руб. оставлено без рассмотрения ввиду повторной неявки представителей истца в судебное заседание.

Представитель истца обратился в суд с частной жалобой на указанное определение суда, ссылаясь на уважительность причин неявки в суд, однако частная жалоба была возвращена судом первой инстанции ввиду того, что представителем истца был пропущен срок для ее подачи, при этом ходатайства о восстановлении такого срока заявлено не было.

На определении о возвращении частной жалобы истцом была подана частная жалоба, рассматривая которую суд апелляционной инстанции указал на то, что судом первой инстанции действительно неверно исчислен срок для подачи частной жалобы, вместе с тем оснований для отмены определения суда не имеется в силу следующего.

Так, суд по ходатайству истца или ответчика отменяет свое определение об оставлении заявления без рассмотрения по основаниям, указанным в абз. 7 и 8 ГПК РФ, если истец или ответчик представит доказательства, подтверждающие уважительность причин неявки в судебное заседание и невозможности сообщения о них суду. На определение суда об отказе в удовлетворении такого ходатайства может быть подана частная жалоба (п. 3 ст. 223 ГПК РФ).

Таким образом, вынесенное судом 19.11.2014 г. определение об оставлении искового заявления ЗАО «Канаш» без рассмотрения не подлежит обжалованию в апелляционном порядке, соответственно, поданные на него частные жалобы подлежат возвращению их подателям вне зависимости от того, поданы ли они в течение установленного ст. 332 ГПК РФ пятнадцатидневного срока со дня вынесения определения, либо по истечении этого срока.

Определение суда о возвращении частной жалобы судом апелляционной инстанции изменено, указано на то, что частная жалоба подлежит возвращению в связи с тем, что определение суда об оставлении искового заявления без рассмотрения обжалованию не подлежит (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 17 февраля 2015 года ). 

Оставление иска без рассмотрения возможно при условии того, что истец и ответчик дважды надлежащим образом извещались о судебных заседаниях и не явились по вторичному вызову на рассмотрение дела по существу (абз. 7 ст. 222 ГПК РФ). При этом неявка сторон в предварительное судебное заседание не учитывается при применении указанной нормы права, поскольку в предварительном судебном заседании в силу ч. 1 ст. 152 ГПК РФ дело по существу не рассматривается.

Оставляя заявление Сысоевой С.И. к Харуновой С.В. о признании завещания недействительным, признании недействительным принятия наследства без рассмотрения, районный суд принял во внимание отсутствие сторон не только в основном судебном заседании 07.08.2014 г., но и в предварительном судебном заседании 10.06.2014 г., которое проводилось в рамках подготовки дела к судебному разбирательству.

Указанное определение суда апелляционная инстанция признала незаконным, поскольку повторной неявки на рассмотрение дела по существу истцом допущено не было, судом первой инстанции необоснованно при применении абз. 7 ст. 222 ГПК РФ было учтено предварительное судебное заседание в силу приведенных выше норм процессуального права (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 13 января 2015 года ).

Процедура уведомления участников гражданско-правового сообщества о намерении обратиться в суд с иском о признании недействительным решения собрания участников такого сообщества, предусмотренная п. 6 ст. 181.4 ГК РФ, не является обязательным досудебным порядком урегулирования спора, несоблюдение которого влечет возвращение искового заявления.

Оставляя без рассмотрения исковое заявление Касаткина А.В. к Адвокатской палате Калининградской области о признании недействительным решений конференции, районный суд применил по аналогии закона абз. 2 ст. 222 ГПК РФ и исходил из того, что истцом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора, предусмотренный п. 6 ст. 181.4 ГК РФ, согласно которому лицо, оспаривающее решение собрания, должно уведомить в письменной форме заблаговременно участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу.

Между тем установленный ст. 181.4 ГК РФ уведомительный порядок участников сообщества об обращении с иском в суд об оспаривании решений общего собрания участников такого сообщества не является досудебным порядком урегулирования спора, а представляет собой обязанность истца по соблюдению определенной последовательности обращения за судебной защитой.

При таком положении, несоблюдение указанного порядка может явиться основанием для оставления искового заявления без движения на стадии его принятии, однако в случае принятия иска к производству суда без доказательств соблюдения истцом указанной процедуры возможность применения положений абз. 2 ст. 222 ГПК РФ и оставления иска без рассмотрения исключена, а вопрос об извещении о наличии спора других участников гражданско-правового сообщества, чьи права могут быть затронуты оспариваемым решением, подлежит разрешению на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

В данном случае применение указанной процессуальной нормы по аналогии недопустимо (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 27 мая 2015 года ).

Выполнение истцом во исполнение определения судьи об оставлении иска без движения обязанности, установленной ст. 181.4 ГК РФ об уведомлении участников собрания об обращении с иском в суд об оспаривании решений общего собрания, препятствует возвращению иска 

Атаманенко В.А. обратилась в суд с иском о признании недействительным решения и протокола от 01.06.2015г. № внеочередного общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме.

Оставляя без движения исковое заявление Атаманенко В.А., судья обоснованно указал о необходимости предоставления уведомления собственников многоквартирного дома о намерении оспорить в судебном порядке решения общего собрания собственников многоквартирного дома от 01.06.2015г.

Кроме того, судья предложил оплатить госпошлину и представить сведения о всех собственниках квартир в этом доме.

Во исполнение определения истица оплатила госпошлину, представила уведомления, направленные собственникам жилых помещений в многоквартирном доме о намерении обратится в суд иском об оспаривании решений, квитанции об отправке заказной корреспонденции в их адрес и сведения о собственниках помещений в многоквартирном доме.

Между тем иск был возвращен со ссылкой на то, что представленные истицей уведомления, направленные в адрес собственников после предъявления иска в суд, не свидетельствуют о соблюдении требований п. 6 ст. 181.4 ГК РФ, поскольку такие уведомления должны были быть направлены заблаговременно, не могут быть признаны судебной коллегией обоснованными.

С законностью определения не согласился апелляционный суд, сочтя такие выводы ошибочными, и указал, что по смыслу закона исполнение обязанности о заблаговременном уведомлении участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться с иском в суд не является досудебным порядком урегулирования спора, в связи с чем исполнение названной обязанности может быть исполнено и в период оставления иска без движения.

Соответственно, оснований к возвращению иска не имелось (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 01 марта 2016 года ).

Решение вопроса о наличии обстоятельств, являющихся основанием для возврата государственной пошлины, относится к компетенции суда. Для возврата государственной пошлины необходимо соблюдение порядка, предусматривающего вынесение судом определения и составление соответствующей справки. 

Отказывая в принятии заявления Субботина П.И. о возврате госпошлины на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, районный суд исходил из того, что в соответствии с п. 3 ст. 333.40 НК РФ заявление о возврате излишне уплаченной госпошлины по делам, рассматриваемым в судах, подается плательщиком государственной пошлины в налоговый орган по месту нахождения суда, в котором рассматривалось дело, а решение о возврате суммы излишне уплаченного налога на основании п. 8 ст. 78 НК РФ принимает налоговый орган, в связи с чем пришел к выводу о том, что решение вопроса о возврате излишне уплаченной госпошлины не входит в компетенцию суда, а разрешается налоговым органом во внесудебном порядке.

С таким выводом суда первой инстанции суд апелляционной инстанции не согласился.

Из анализа п. 1 ст. 88, ст. 93 ГПК РФ, подп. 2 п. 1 ст. 333.40, п. 3 ст. 333.40 НК РФ в их совокупности следует, что вопрос о наличии обстоятельств, являющихся основанием для возврата госпошлины по заявлению лиц, обращавшихся в суд с иском (заявлением) и уплативших госпошлину при их подаче, однако не принятых к производству суда в связи с отказом или возвратом таких исков (заявлений), подлежит разрешению судом в порядке, предусмотренном ст. 104 ГПК РФ, путем вынесения определения, в котором суд обязан разрешить по существу вопрос о том, имеются ли обстоятельства и основания для возврата госпошлины заявителю. При наличии таких оснований судом выносится определение о возврате госпошлины, а также выдается заявителю соответствующая справка, которые, исходя из требований п. 3 ст. 333.40 НК РФ, в обязательном порядке прилагаются к заявлению в налоговый орган о возврате госпошлины. На основании данных документов налоговый орган принимает решение о возврате госпошлины.

Таким образом, отсутствие определения суда и справки является препятствием для принятия налоговым органом решения о возврате госпошлины (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 14 июля 2015 года ).

Трудовое законодательство предусматривает освобождение работников от судебных расходов, к числу которых относятся и расходы на оплату услуг представителя, что является исключением из общего правила, установленного ч. 1 ст. 100 ГПК РФ.

При рассмотрении заявления Крачковского Д.В. о взыскании с Герасимова А.А. расходов на оплату услуг представителя, понесенных заявителем в связи с разрешением судом возникшего трудового спора, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения таких требований.

Вместе с тем районным судом не было принято во внимание, что исходя из положений ст. 393 ТК РФ работник освобождается от всех судебных расходов независимо от результатов рассмотрения судом его иска, в том числе в случае частичного или полного отказа в удовлетворении требований работника, что связано с необходимостью обеспечения надлежащей защиты прав работника.

Таким образом, судом первой инстанции вывод о наличии оснований для взыскания судебных расходов сделан с существенным нарушением норм, регулирующих порядок обращения в суд работников за восстановлением нарушенных трудовых прав (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 24 марта 2015 года ).

Понесенные сторонами в ходе рассмотрения дела до заключения мирового соглашения издержки относятся на них и распределению (возмещению) не подлежат. 

Удовлетворяя в части заявление Варфоломеева С.С. о взыскании судебных расходов, суд первой инстанции исходил из того, что поскольку стороны при заключении мирового соглашения не предусмотрели порядок распределения судебных расходов, а заявитель понес расходы в сумме <данные изъяты> руб., с учетом продолжительности рассмотрения дела, требований разумности и справедливости с Варфоломеева А.В. и Варфоломеевой И.А. подлежат взысканию понесенные истцом расходы в сумме <данные изъяты> руб. — по <данные изъяты> руб. с каждого.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом суда первой инстанции.

Так, по общему правилу при заключении мирового соглашения судебные издержки распределяются в соответствии с его условиями.

По смыслу ч. 2 ст. 101 ГПК РФ при заключении мирового соглашения производство по делу прекращается, спор по существу не разрешается, в связи с чем возмещение понесенных по делу судебных расходов не может быть поставлено в зависимость от условий мирового соглашения.

В случае, если в мировом соглашении не предусмотрены условия о распределении судебных издержек, суд разрешает данный вопрос с учетом того, что заключение мирового соглашения обусловлено взаимными уступками сторон и прекращение, производства по делу само по себе не свидетельствует о принятии судебного акта в пользу одной из сторон. В связи с чем понесенные сторонами в ходе рассмотрения дела до заключения мирового соглашения издержки относятся на них и распределению не подлежат (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 08 декабря 2015 года ).

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, имеет право на возмещение пронесенных расходов в связи с рассмотрением дела путем предъявления исковых требований о взыскании убытков в порядке ст. 15 ГК РФ либо посредством заявления требований о взыскании расходов в порядке ст. 98 ГПК РФ.

При рассмотрении дела по иску Рябешкина В.В. к Черпаковой Ю.А. о взыскании долга по договору займа судом первой инстанции было утверждено мировое соглашение.

ПАО КБ «ЕвроситиБанк» обратилось с частной жалобой на определение суда об утверждении мирового соглашения, при рассмотрении которой судебная коллегия перешла к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главной 39 ГПК РФ. Одновременно судебная коллегия привлекла к участию в деле в качестве третьего лица ПАО КБ «ЕвроситиБанк». Впоследствии определение суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. По итогам рассмотрения дела по существу было принято решение: исковые требования Рябешкина В.В. были удовлетворены. Указанное решение суда при рассмотрении апелляционной жалобы ПАО КБ «ЕвроситиБанк» было отменено, принято новое решение, которым отказано в удовлетворении заявленных Рябешкиным В.В. требований.

ПАО КБ «ЕвроситиБанк» обратилось в суд с заявлением о взыскании с Рябешкина В.В. судебных расходов по оплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы в размере <данные изъяты> руб.

Отказывая в удовлетворении заявления ПАО КБ «ЕвроситиБанк» о взыскании с Рябешкина В.В. расходов по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы на приведенное выше судебное решение, районный суд исходил из того, что возможность взыскания судебных расходов в пользу третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, нормами действующего гражданского процессуального законодательства не предусмотрена, соответственно, правовые основания для удовлетворения заявления о взыскании с истца в пользу третьего лица расходов на оплату государственной пошлины отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции не согласился с таким выводом суда первой инстанции.

В ГПК РФ действительно отсутствует правовая норма, регулирующая вопрос возмещения судебных расходов третьим лицам.

Вместе с тем при разрешении заявления третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, о возмещении судебных расходов, следует исходить из следующего.

Среди перечисленных прав, которых лишены третьи лица, право на возмещение судебных расходов в ст. 43 ГПК РФ не поименовано.

Между тем отсутствие в процессуальном законе нормы, регулирующей возмещение судебных расходов лицам, чье право нарушено, не означает, что такие расходы не могут быть возмещены в порядке ст. 15 ГК РФ. Данный вывод основывается на принципах, нашедших закрепление в Конституции РФ — ст. 19 (ч. 1) о равенстве всех перед законом и судом и ст. 35 (ч. 1) об охране права частной собственности (Определения Конституционного Суда РФ от 20.02.2002 г. № 22-О и от 19.01.2010 г. № 88-О-О).

К тому же согласно ч. 4 ст. 1 ГПК РФ в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона). На это, в частности, обращает внимание Верховный Суд РФ в Обзоре законодательства и судебной практики за первый квартал 2009 г. (утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 03.06.2009 г.), указывая на возможность применения по аналогии положений ч. 1 ст. 101 ГПК РФ о возмещении истцом ответчику издержек, понесенных им в связи с ведением дела, в случае оставления искового заявления без рассмотрения.

Таким образом, из системного толкования приведенных выше норм процессуального права с учетом правовой позицией Конституционного Суда РФ следует, что отсутствие в процессуальном законе нормы, регулирующей возмещение судебных расходов третьего лица, чье право нарушено, не лишает таких лиц права на возмещение понесенных ими по делу расходов (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 16 июня 2015 года ).

Порядок получения, исследования и оценки доказательств по гражданскому делу регламентируется положениями главы 6 ГПК РФ и не допускает оспаривание в самостоятельном порядке в рамках гражданского дела доказательств, являвшихся предметом исследования и оценки по другому гражданскому делу.

Решением суда первой инстанции было отказано в удовлетворении исковых требований Захаровых к администрации ГО «Город Калининград» об отмене постановления главы администрации городского округа «Город Калининград» О. от 12.12.2014 г. №.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда, указав, что районный суд при принятии решения по делу не принял во внимание положения абзаца 2 ст. 220, п. 1 ч.1 ст. 134 ГПК РФ.

Так, судебной коллегией было установлено, что постановление, оспариваемое истцами о предоставлении жилья по <адрес> в соответствии со ст. 55 ГПК РФ относится к доказательствам по делу по иску администрации ГО «Город Калининград» к Захаровым о выселении их из аварийного жилья по <адрес>, рассмотренному Центральным районным судом г. Калининграда, и в соответствии со ст. 67 ГПК РФ оценивалось судом при рассмотрении дела, по которому было представлено это доказательство.

При несогласии с произведенной судом оценкой доказательств заинтересованные лица вправе обжаловать в установленном порядке судебное решение, в том числе, ссылаясь на несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

В соответствии с правовой позицией, изложенной Конституционным Судом РФ в Определении от 25.12.2008 г. № 992-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Т. на нарушение ее конституционных прав положением п. 1 ст. 152 ГК РФ», предоставление заинтересованным лицам возможности обжаловать оценку доказательств, осуществленную судом, отдельно от решения суда, в котором эта оценка получила отражение, привело бы к нарушению существующих принципов обжалования судебных актов, что недопустимо.

Поскольку действующее гражданское процессуальное законодательство не предоставляет права самостоятельного оспаривания доказательств по делу в рамках другого гражданского дела, постановление от 12.12.2014 г. № 1965, являющееся доказательством по делу иску администрации ГО «Город Калининград» к Захаровым о выселении, не могло быть оспорено в рамках данного гражданского дела, в связи с чем суду первой инстанции необходимо было прекратить производство по делу на основании абз. 2 ст. 220 ГПК РФ (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 18 ноября 2015 года ).

При аналогичных обстоятельствах судебной коллегией было отменено решение суда и производство по делу прекращено.

Беликова И.А., ранее работавшая в должности <данные изъяты>, обратилась в суд с иском к отделу образования администрации муниципального образования «Озерский городской округ» о признании недействительными части сведений и пунктов акта проверки детского сада по устранению предписаний контрольно-надзорных органов от 31.07.2015 г.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

По апелляционной жалобе истицы, выражающей несогласие с отказом в иске, решение суда было отменено и производство по делу прекращено.

Из материалов дела следует, что Беликова И.А. работала в должности <данные изъяты> МБДОУ Детский сад № на основании трудового договора. Комиссией, созданной на основании приказа отдела образования, была проведена документарная проверка, по результатам которой составлен оспариваемый истицей акт, установлено нецелевое использование денежных средств, и приказом отдела образования Беликова И.А. была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за неисполнение функциональных обязанностей.

Данный приказ истицей был оспорен и вступившим в законную силу решением суда ее иск был удовлетворен в части, суд установил факт нецелевого использования денежных средств, что является основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности, но поскольку порядок привлечения работника к дисциплинарной ответственности ответчиком был нарушен, приказ о наложении дисциплинарного взыскания был признан судом незаконным и отменен.

Таким образом, акт проверки от 31.07.2015 г., составленный комиссией отдела образования, уже был предметом оценки суда первой инстанции, его содержание положено в основу вывода суда о нецелевом использовании средств субсидии и об обоснованности привлечения Беликовой И.А. к дисциплинарной ответственности за неисполнение функциональных обязанностей.

Предъявление требований о признании некоторых пунктов вышеуказанного акта недействительными фактически направлено на несогласие Беликовой И.А. с обстоятельствами, установленными решением суда от 27.10.2015 г., вступившим в законную силу.

Обоснованно отмечая в обжалуемом решении то обстоятельство, что в силу п. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вышеуказанным решением, вступившим в законную силу, не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении настоящего дела, поскольку в нем участвуют те же лица, суд первой инстанции, тем не менее, разрешил спор по существу (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 02 марта 2016 года ).

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ, РАЗРЕШАЕМЫЕ СУДОМ НА СТАДИИ ИСПОЛНЕНИЯ СУДЕБНЫХ АКТОВ

Заявления осужденного или гражданского ответчика по уголовному делу об отсрочке или рассрочке исполнения приговора в части имущественного взыскания рассматриваются в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ.

Заявление Дзиворонюка В.Г. о предоставлении ему отсрочки исполнения приговора суда было рассмотрено судом первой инстанции в порядке ст.ст. 434 и 203 ГПК РФ, при этом лицам, участвующим в деле, разъяснялись процессуальные права и обязанности, предусмотренные нормами ГПК РФ.

Вместе с тем согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2008 г. № 13 «О применении норм ГПК РФ при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» заявления осужденного или гражданского ответчика по уголовному делу об отсрочке или рассрочке исполнения приговора в части имущественного взыскания рассматриваются в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ.

Судебной коллегией определение суда первой инстанции отменено, заявление Дзиворонюка В.Г. возвращено в суд первой инстанции для рассмотрения в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 27 января 2015 года ). 

На заявления об индексации взысканных судом денежных сумм в порядке ст. 208 ГПК РФ не распространяются требования ст.ст. 131, 132 ГПК РФ.

Оставляя заявление Лебеденко Б.А. об индексации взысканных денежных сумм без движения, районный суд указал на то, что в нарушение требований ст.ст. 131, 132 ГПК РФ в заявлении не был приведен расчет взыскиваемых денежных сумм с учетом роста индекса потребительских цен, не представлены копии документов, подтверждающих изложенные истцом обстоятельства.

Вместе с тем, предлагая Лебеденко Б.А. произвести расчет взыскиваемых денежных средств, суд первой инстанции не учел, что заявителем подано не исковое заявление в порядке ст.ст. 131, 132 ГПК РФ, а заявление об индексации взысканных судом денежных сумм в порядке ст. 208 ГПК РФ. Положение данной нормы не содержит требований об обязательном представлении расчета индексации, а предусматривает, что такая индексация производится судом. Не содержится в ст. 208 ГПК РФ указания и на необходимость предоставления каких-либо документов, на основании которых заявитель основывает свои требования.

Таким образом, в данном случае имеют место отношения по исполнению судебного решения, на которые не распространяются требования ст.ст. 131, 132 ГПК РФ (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 20 октября 2015 года ).

В порядке ст. 208 ГПК РФ судом рассматриваются заявления об индексации относительно денежных сумм, уже взысканных по решению суда, реальное исполнение которых задержалось на определенное время. При это следует исходить из того, что моментом присуждения денежных сумм является день вынесения судебного акта, а не день его вступления в законную силу. 

Отказывая в удовлетворении требований Симоченко О.Н. о присуждении индексации за период с момента принятия судебного решения и до его вступления в законную силу, суд первой инстанции, проанализировав положения ч. 2 ст. 13 ГПК РФ, ст. 210 ГПК РФ, Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ, исходил из того, что индексация присужденных денежных сумм должна производиться с момента вступления решения суда в законную силу, поскольку только с этого момента у ответчика наступает предусмотренная законом обязанность исполнения такого решения, и только с этого момента взыскатель вправе рассчитывать на получение взысканной по решению суда денежной суммы.

Вместе с тем такой вывод суда основан на неверном толковании норм процессуального права.

По смыслу ст. 208 ГПК РФ данная норма направлена на обеспечение реальной защиты прав взыскателя в условиях инфляции, когда от момента вынесения судебного постановления до его исполнения взысканные суммы обесцениваются. Право взыскателя на индексацию присужденных сумм носит безусловный характер и не зависит от вины должника в длительном неисполнении судебного решения, поскольку механизм индексации взысканных по судебному решению денежных сумм направлен на поддержание покупательской способности данных сумм, не является мерой гражданской или иной ответственности и применяется вне зависимости от вины лица, обязанного выплатить денежные средства, в задержке в их выплате. Единственным основанием для индексации взысканных сумм является их обесценивание на день фактического исполнения решения суда.

Как неоднократно указывал в своих постановлениях Верховный Суд РФ (Определения от 09.12.2014 г. № 81-КГ14-17, от 20.01.2015 г. № 81-КГ14-15) и разъяснено в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 1, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015 г., индексация присужденных судом сумм, выступающая в качестве механизма, позволяющего полностью возместить потери взыскателя от длительного неисполнения судебного решения, производится с момента присуждения судом денежных сумм до фактического исполнения решения суда.

С учетом положений ч. 1 ст. 199 ГПК РФ моментом присуждения денежных сумм является день вынесения судебного акта, которым эти суммы были взысканы, поскольку процессуальные аспекты, связанные со вступлением решения суда в силу, лишь служат гарантией соблюдения его законности, не влияя при этом на права участников спора, в отношении которых был вынесен акт правосудия, подтвердивший на дату своего принятия существование соответствующего права.

Таким образом, индексация присужденных решением суда денежных сумм должна производиться со дня вынесения судебного решения (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 29 сентября 2015 года ).

Разрешая дела по спорам об уступке права требования, вытекающим из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), на стадии исполнения решения суда, суд должен иметь в виду, что передача права требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, возможна, так как третьему лицу передается право требования не по кредитному договору, а по вступившему в законную силу судебному решению.

Отказывая в удовлетворении заявления ОАО «Первое коллекторское бюро» о замене стороны правопреемником, суд первой инстанции сослался на п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06. 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», согласно которому, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Суд апелляционной инстанции не согласился с таким выводом, указав, что при разрешении вопроса о возможности замены стороны в обязательстве его правопреемником по настоящему делу необходимо учитывать, что уступка прав требования в данном случае происходит на стадии исполнительного производства. В этой связи личность кредитора не имеет существенного значения для должника, и суд может допустить замену соответствующей стороны ее правопреемником, поскольку отношения между взыскателем и должником регулируются Федеральным законом от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», а не Законом РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 31 марта 2015 года ).

При рассмотрении заявления о процессуальном правопреемстве в случае, если право требования обязательства было передано третьей стороне в рамках процедуры банкротства, следует учитывать, что на такие правоотношения распространяются специальные нормы права, в частности, положения Федерального закона от 15.02.1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Положения Закона РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» не подлежат применению.

ИП Манукян Р.М. обратился в суд с заявлением о замене стороны взыскателя по гражданскому делу по иску банка к Исаенко И.А., ИП Афинеевской О.В. о взыскании задолженности по кредитному договору, указав, что 28.04.2014 г. между ним (цессионарием) и банком (цедентом) был заключен договор уступки прав требования (цессии).

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что договор цессии, на который ссылается Манукян Р.М. как на основание своих требований, не соответствует закону.

Суд апелляционной инстанции не согласился с таким выводом районного суда.

В соответствии со ст. 140 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий вправе с согласия собрания кредиторов приступить к уступке прав требования должника путем их продажи.

Как следует из содержания заявления, ИП Манукян Р.М. приобрел право требования по указанному кредитному договору посредством участия в электронных торгах, организованных конкурсным управляющем банка, — ГК «Б.».

Таким образом, учитывая то обстоятельство, что в отношении банка-банкрота, у которого была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности, действовали специальные нормы права, вопреки выводам суда первой инстанции, договор цессии заключен без нарушений соответствующего законодательства РФ. Разъяснения, приведенные в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в данном случае не подлежат применению (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 26 февраля 2015 года ).

В соответствии со ст. 428 ГПК РФ исполнительный лист выдается судом взыскателю после вступления судебного постановления в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, если исполнительный лист выдается немедленно после принятия судебного постановления. При этом вынесения соответствующего определения о выдаче (отказе в выдаче) исполнительного листа не требуется.

Разрешая заявление Дидыча В.И. о выдаче исполнительного листа, суд первой инстанции вынес определение, которым отказал в его удовлетворении, сославшись на то, что из содержания мирового соглашения и определения об его утверждении усматривается, что Малюков А.А. не имеет обязательств по выплате Дидычу В.И. арендной платы за нежилое помещение за период с 23.03.2015 г. по 10.04.2015 г. в размере <данные изъяты> руб., поскольку сторонами при заключении этого мирового соглашения определено, что действие договора аренды нежилого помещения считается расторгнутым со дня подписания мирового соглашения, то есть 23.03.2015 г. Согласно п. 5 мирового соглашения Малюков А.А. обязался оплатить (погасить) задолженность по аренде нежилого помещения и задолженность по коммунальным услугам в период до 10.04.2015 г., в связи с чем оснований для выдачи исполнительного листа не имеется.

Суд апелляционной инстанции не согласился с таким определением суда первой инстанции.

Так, в силу ст. 428 ГПК РФ основанием для выдачи исполнительного листа являются сами принимаемые судами судебные постановления, подлежащие принудительному исполнению.

Порядок выдачи судом исполнительных листов подробно регулируется Инструкцией по делопроизводству в районном суде, утвержденной Приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29.04.2003 г. № 36 (п. п. 9.3.1 — 9.3.5).

Требования к исполнительным документам сформулированы в ст. 13 Федерального закона от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

При таком положении вынесение процессуального документа в форме определения суда по вопросу выдачи исполнительного документа не требовалось.

Кроме того, несмотря на подачу Дидычем В.И. заявления о выдаче исполнительного документа, подлежащего разрешению в порядке ст. 428 ГПК РФ, районный суд, выйдя за его пределы, по существу своим определением разъяснил определение суда об утверждении мирового соглашения сторон по гражданскому делу по иску Малюкова А.А. к Дидычу В.И., Дидыч Е.П. о взыскании денежных средств по договору аренды нежилого помещения и встречному иску Дидыча В.И., Дидыч Е.П. к Малюкову А.А. о признании договора аренды нежилого помещения недействительным, тогда как такие вопросы подлежат разрешению в соответствии со ст. 202 ГПК РФ на основании соответствующего заявления судебного пристава-исполнителя либо лица, участвующего в деле, в судебном заседании с извещением о месте и времени его проведения лиц, участвующих в деле (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 03 ноября 2015 года ).

Судебная коллегия по гражданским делам

Калининградского областного суда

Заказать звонок
Нажимая кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.