С П Р А В К А по результатам обобщения практики рассмотрения судами Калининградской области дел, связанных с реализацией права на материнский (семейный) капитал

В связи с поручением Верховного Суда Российской Федерации от 17 сентября 2015 года № 7-ВС-5944/15 была изучена практика рассмотрения судами Калининградской области дел, связанных с реализацией права на материнский (семейный) капитал, за 2014 – 2015 г.г.

Для обобщения судебной практики были истребованы и изучены 41 дело указанной категории.

Как показало обобщение, наибольшее количество дел рассмотрено судами по искам прокурора о возложении на родителей несовершеннолетних детей обязанности оформить жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского капитала, в общую долевую собственность с детьми, о взыскании с граждан средств материнского (семейного) капитала (незаконное обналичивание), а также требования покупателей жилья с использованием средств материнского капитала о погашении регистрационной записи об ипотеке в силу закона и прекращении обременения.

Разрешались судами и дела по требованиям об оспаривании отказа пенсионного органа в распоряжении средствами материнского капитала с возложением обязанности по их перечислению.

Предметом изучения также явились дела по искам о возобновлении права на получение материнского (семейного) капитала, признании права на жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского капитала, за несовершеннолетними детьми, требования о расторжении договора купли – продажи и иные споры.

Реализуя предписания статьи 7, частей 1 и 2 статьи 38 и частей 1 и 2 статьи 39 Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель предусмотрел меры социальной защиты граждан, имеющих детей, и определил круг лиц, нуждающихся в такой защите, а также условия ее предоставления.

К числу основных мер социальной защиты граждан, имеющих детей, относится выплата государственных пособий, в частности государственных пособий в связи с рождением и воспитанием детей.

В дополнение к основным мерам социальной защиты в целях создания условий, обеспечивающих семьям с детьми достойную жизнь, законодателем предусмотрены различные дополнительные меры государственной поддержки семьи.

Так, в Федеральном законе от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» для таких семей предусмотрена возможность получения государственной поддержки в форме материнского (семейного) капитала.

Преамбула упомянутого закона и статья 1 закона указывают на то, что целью данного нормативного правового акта является создание в Российской Федерации надлежащих условий, обеспечивающих достойную жизнь семьям, имеющим детей, во исполнение Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципов, установленных нормами международного права, в частности частью 3 статьи 27 Конвенции «О правах ребенка».

В силу статьи 3 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ право на дополнительные меры государственной поддержки возникает при рождении (усыновлении) ребенка (детей), имеющего гражданство Российской Федерации, у женщин, родивших (усыновивших) второго либо третьего ребенка или последующих детей, начиная с 1 января 2007 года, если ранее они не воспользовались правом на дополнительные меры государственной поддержки, а также у мужчин, являющихся единственными усыновителями второго, третьего ребенка или последующих детей, ранее не воспользовавшихся правом на дополнительные меры государственной поддержки, если решение суда об усыновлении вступило в законную силу начиная с 1 января 2007 года.

Приказом Минздравсоцразвития России от 26 декабря 2008 года N 779н в соответствии со статье 7 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ утверждены Правила подачи заявления о распоряжении средствами (частью средств) материнского (семейного) капитала, устанавливающие порядок подачи заявления о распоряжении средствами (частью средств) материнского (семейного) капитала, а также перечень документов, необходимых для реализации права распоряжения средствами материнского капитала.

Кроме того, с учетом установленных частью 3 статьи 7 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ направлений распоряжения материнского (семейного) капитала Правительством Российской Федерации в 2007 году утверждены Правила направления средств материнского (семейного) капитала: 20 июля 2007 года Постановлением Правительства РФ N 457 утверждены Правила перевода средств материнского (семейного) капитала из федерального бюджета в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации; 12 декабря 2007 года постановлением N 862 утверждены Правила направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий и 24 декабря 2007 года № 926 – Правила направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на получение образования ребенком (детьми) и осуществление иных связанных с получением образования ребенком (детьми) расходов».

Анализ судебной практики рассмотрения дел указанной категории свидетельствует о том, что суды при разрешении возникших споров правильно применяют Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», учитывают правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, судебную практику Верховного Суда Российской Федерации, а также принимают во внимание положения Конвенции ООН «О правах ребенка», одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года, которая была ратифицирована Постановлением ВС СССР от 13 июня 1990 года N 1559-I.

Проведенный судебной коллегией по гражданским делам Калининградского областного суда анализ этих дел позволил подготовить ответы на поставленные Верховным Судом Российской Федерации вопросы.

1. В каком порядке (в исковом либо в ином порядке) рассматривались судами дела данной категории?

Из материалов представленных на обобщение дел следует, что все дела данной категории рассмотрены в исковом порядке, что, по мнению судебной коллегии, является правильным.

Случаев рассмотрения дел, связанных с реализацией права на материнский (семейный) капитал, в порядке главы 25 ГПК РФ, не имеется.

Такой подход представляется правильным, поскольку споры, связанные с возникновением либо прекращением права на материнский (семейный) капитал, как влияющие на наличие этого права, подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства и не могут быть разрешены в порядке административного производства.

2.Разрешались ли судами споры, касающиеся определения круга лиц, имеющих право на материнский (семейный) капитал?

Споров, касающихся определения лиц, имеющих право на материнский (семейный) капитал, судами в анализируемый период не разрешалось.

При этом статьей 3 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» предусмотрено, что такое право на дополнительные меры государственной поддержки возникает при рождении (усыновлении) ребенка (детей), имеющего гражданство Российской Федерации, у следующих граждан Российской Федерации независимо от места их жительства:

1) женщин, родивших (усыновивших) второго ребенка начиная с 1 января 2007 года;

2) женщин, родивших (усыновивших) третьего ребенка или последующих детей начиная с 1 января 2007 года, если ранее они не воспользовались правом на дополнительные меры государственной поддержки;

3) мужчин, являющихся единственными усыновителями второго, третьего ребенка или последующих детей, ранее не воспользовавшихся правом на дополнительные меры государственной поддержки, если решение суда об усыновлении вступило в законную силу начиная с 1 января 2007 года;

В силу части 3 данной нормы право женщин, указанных в части 1 статьи 3 на дополнительные меры государственной поддержки прекращается и возникает у отца (усыновителя) в случаях смерти женщины, объявления ее умершей, лишения родительских прав в отношении ребенка, в связи с рождением которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки, совершения в отношении своего ребенка (детей) умышленного преступления, относящегося к преступлениям против личности, а также в случае отмены усыновления ребенка, в связи с усыновлением которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки.

Согласно части 4 статьи 3 в случаях, если отец (усыновитель) ребенка, у которого в соответствии с частью 3 статьи 3 возникло право на дополнительные меры государственной поддержки, или мужчина, являющийся единственным усыновителем ребенка, умер, объявлен умершим, лишен родительских прав в отношении ребенка, в связи с рождением которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки, совершил в отношении своего ребенка (детей) умышленное преступление, относящееся к преступлениям против личности, либо если в отношении указанных лиц отменено усыновление ребенка, в связи с усыновлением которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки, их право на дополнительные меры государственной поддержки прекращается и возникает у ребенка (детей в равных долях), не достигшего совершеннолетия, и (или) у совершеннолетнего ребенка (детей в равных долях), обучающегося по очной форме обучения в образовательной организации (за исключением организации дополнительного образования) до окончания такого обучения, но не дольше чем до достижения им возраста 23 лет.

В соответствии с частью 5 статьи 3 право на дополнительные меры государственной поддержки возникает у ребенка (детей в равных долях), указанного в части 4 статьи 3, в случае, если женщина, право которой на дополнительные меры государственной поддержки прекратилось по основаниям, указанным в части 3 настоящей статьи, являлась единственным родителем (усыновителем) ребенка, в связи с рождением (усыновлением) которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки, либо в случае, если у отца (усыновителя) ребенка (детей) не возникло право на дополнительные меры государственной поддержки по основаниям, указанным в части 3 настоящей статьи.

Таким образом, статьей 3 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», а именно, частями 1,3,4,5 указанной нормы материального права, определен круг лиц, имеющих право на материнский (семейный) капитал.

При этом, по нашему мнению, нуждается в разъяснении Верховного Суда Российской Федерации вопрос, связанный с прекращением права на дополнительные меры государственной поддержки в виде материнского (семейного) капитала.

Так, частью 3 статьи 3 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» предусмотрено, что право женщин, указанных в части 1 статьи 3, на дополнительные меры государственной поддержки прекращается и возникает у отца (усыновителя) в случае, в частности, совершения в отношении своего ребенка (детей) умышленного преступления, относящегося к преступлениям против личности.

Согласно части 4 статьи 3 Закона в случаях, если отец (усыновитель) ребенка, у которого в соответствии с частью 3 статьи 3 возникло право на дополнительные меры государственной поддержки, совершил в отношении своего ребенка (детей) умышленное преступление, относящееся к преступлениям против личности, право на дополнительные меры государственной поддержки прекращается и возникает у ребенка.

Таким образом, в силу прямого указания закона совершение в отношении своего ребенка (детей) умышленного преступления, относящегося к преступлениям против личности, влечет прекращение права на дополнительные меры государственной поддержки.

При применении данных положений закона возникает вопрос относительно их толкования — означает ли это, что лицо, совершившее в отношении своего ребенка (детей) умышленное преступление, относящееся к преступлениям против личности, лишается права на материнский (семейный) капитал и такое право не может быть реализовано им ни при каких обстоятельствах? Следует ли считать право указанных выше лиц на материнский (семейный) капитал прекращенным, когда судимость за совершение умышленного преступления в отношении ребенка (детей) погашена? Зависит ли возможность реализация права на материнский капитал от того, погашена судимость или нет?

На наш взгляд, в том случае, когда на момент выдачи государственного сертификата, равно как и на дату подачи заявления о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала судимость была погашена, то в силу статьи 3 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ каких – либо препятствий к возникновению права на дополнительные меры социальной поддержки не имеется, поскольку с учетом положений статьи 86 УК РФ к указанному времени имеющаяся у женщины (мужчины) судимость была погашена.

При применении к такому лицу акта амнистии в соответствии с частью 2 статьи 86 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

В силу части 6 статьи 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

При этом нормы Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» не содержат какого-либо указания на правоограничения, связанные с судимостью, которая в установленном законом порядке снята или погашена.

Нуждается, на наш взгляд, в разъяснении Верховного Суда Российской Федерации и вопрос, связанный с моментом возникновения гражданства Российской Федерации у лиц, претендующих на дополнительные меры государственной поддержки.

Статьей 3 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» предусмотрено, что право на дополнительные меры государственной поддержки возникает при рождении (усыновлении) ребенка (детей), имеющего гражданство Российской Федерации, у граждан Российской Федерации независимо от места их жительства.

Означает ли это, что лицо, претендующее на дополнительные меры государственной поддержки, должно иметь гражданство Российской Федерации на момент рождения (усыновления) ребенка, с рождением (усыновлением) которого связано возникновение этого права? И в том случае, когда гражданство Российской Федерации было оформлено после рождения (усыновления) ребенка, но до обращения с заявлением о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, возникает ли при такой ситуации право на материнский (семейный) капитал?

4. Какие споры, связанные с отказом в удовлетворении заявления о распоряжении средствами (частью средств) материнского (семейного) капитала, разрешались судами?

В подлежащий обобщению период судами Калининградской области разрешено 6 дел по искам лиц, имеющих право на материнский (семейный) капитал, к Управлению Пенсионного Фонда РФ по г.Калининграду (Калининградской области) о признании незаконными отказов в распоряжении средствами материнского капитала и возложении на пенсионный орган такой обязанности.

По 5-ти гражданским делам заявленные исковые требования удовлетворены, по 1 делу – производство прекращено в связи с отказом истца от иска вследствие добровольного удовлетворения требований пенсионным органом.

При разрешении указанной категории споров судами учитывалось, что порядок рассмотрения заявления о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала урегулирован статьей 8 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», в части 2 которой приведены основания к отказу в удовлетворении заявления о распоряжении этими средствами.

Так, в удовлетворении заявления о распоряжении может быть отказано в случае:

1) прекращения права на дополнительные меры государственной поддержки по основаниям, установленным частями 3, 4 и 6 статьи 3 настоящего Федерального закона;

2) нарушения установленного порядка подачи заявления о распоряжении;

3) указания в заявлении о распоряжении направления использования средств (части средств) материнского (семейного) капитала, не предусмотренного настоящим Федеральным законом;

4) указания в заявлении о распоряжении суммы (ее частей в совокупности), превышающей полный объем средств материнского (семейного) капитала, распорядиться которым вправе лицо, подавшее заявление о распоряжении;

5) ограничения лица, указанного в частях 1 и 3 статьи 3 настоящего Федерального закона, в родительских правах в отношении ребенка, в связи с рождением которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки, на дату вынесения решения по заявлению о распоряжении, поданному указанным лицом (до момента отмены ограничения в родительских правах в установленном порядке);

6) отобрания ребенка, в связи с рождением которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки, у лица, указанного в частях 1 и 3 статьи 3 настоящего Федерального закона, в порядке, предусмотренном Семейным кодексом Российской Федерации (на период отобрания ребенка);

7) несоответствия организации, с которой заключен договор займа на приобретение (строительство) жилого помещения, требованиям, установленным частью 7 статьи 10 настоящего Федерального закона, а также несоблюдения условия, установленного частью 8 статьи 10 настоящего Федерального закона.

Таким образом, законом предусмотрено 7 самостоятельных оснований отказа в удовлетворении заявления о распоряжении средствами материнского капитала.

Согласно части 4 статьи 8 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ в случае отказа в удовлетворении заявления о распоряжении в соответствующем уведомлении излагаются основания, в соответствии с которыми территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации было принято такое решение.

Из поступивших на обобщение дел следует, что по 4-м из них оспариваемые истцами отказы пенсионного органа в распоряжении средствами материнского (семейного) капитала были обоснованы ссылкой на положения пункта 2 части 2 статьи 8 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», т.е. в связи с нарушением установленного порядка подачи заявления о распоряжении средствами материнского капитала.

По двум остальным делам в распоряжении средствами материнского капитала пенсионным органом было отказано на основании пункта 3 части 2 статьи 8 Закона (в связи с указанием в заявлении о распоряжении направления использования средств (части средств) материнского (семейного) капитала, не предусмотренного настоящим Федеральным законом) и пункта 1 части 2 статьи 8 (вследствие прекращения права на дополнительные меры государственной поддержки по основаниям, установленным частями 3, 4 и 6 статьи 3 Закона).

Практику рассмотрения дел об оспаривании отказов пенсионного органа со ссылками на пункт 2 части 2 статьи 8 Закона характеризуют следующие примеры.

Так, решением Черняховского городского суда Калининградской области от 16 мая 2014 года по делу № иск супругов Охременко Г.С. и Охременко Р.М. удовлетворен, признано незаконным решение ГУ — Управление Пенсионного фонда РФ в Черняховском районе Калининградской области (межрайонное) от 28 ноября 2013 года об отказе в удовлетворении заявления Охременко Г.С. о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала и на указанное учреждение возложена обязанность перечислить средства материнского (семейного) капитала по государственному сертификату, выданному на имя Охременко Г.С., на погашение долга и уплату процентов по договору о предоставлении кредита на потребительские цели, заключенному между Охременко Р.М. и ОАО «П.».

Материалами дела установлено, что на основании решения пенсионного органа Охременко Г.С. 28 марта 2012 года был выдан государственный сертификат на материнский (семейный) капитал; отказ в удовлетворении заявления о распоряжении им в виде направления средств материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий на погашение основного долга и уплату процентов по кредитному договору от 13 сентября 2013 года мотивирован тем, что представленные заявительницей доказательства – кредитный договор и дополнительное соглашение к нему по своему содержанию не соответствуют положениям п.1 ст.819 ГК РФ, кроме того, в договоре и свидетельствах о государственной регистрации права собственности имеются разночтения по объекту приобретенного недвижимого имущества.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что отказ ответчика в распоряжении средствами материнского капитала нарушает права истцов, с чем согласилась апелляционная инстанция.

В соответствии с пунктом 1 части 3 статьи 7 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» распоряжение средствами (частью средств) материнского (семейного) капитала возможно путем их направления на улучшение жилищных условий.

В силу части 1 статьи 10 Федерального закона N 256-ФЗ средства (часть средств) материнского (семейного) капитала в соответствии с заявлением о распоряжении могут направляться на приобретение (строительство) жилого помещения, осуществляемое гражданами посредством совершения любых не противоречащих закону сделок и участия в обязательствах.

Частью 2 указанной статьи предусмотрено, что средства (часть средств) материнского (семейного) капитала могут быть использованы на исполнение связанных с улучшением жилищных условий обязательств, возникших до даты приобретения права на дополнительные меры государственной поддержки.

Виды расходов, на которые могут быть направлены средства (часть средств) материнского (семейного) капитала для улучшения жилищных условий, порядок подачи заявления о распоряжении этими средствами и перечень документов, необходимых для рассмотрения заявления, а также порядок и сроки перечисления указанных средств установлены Правилами направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 12 декабря 2007 года N 862.

Пунктом 3 указанных Правил предусмотрено, что средства (часть средств) материнского (семейного) капитала могут быть направлены на погашение основного долга и уплату процентов по кредиту (займу), в том числе ипотечному, на приобретение или строительство жилья (за исключением штрафов, комиссий, пеней за просрочку исполнения обязательств по указанному кредиту (займу) в случае предоставления лицу, получившему сертификат, или супругу лица, получившего сертификат, кредита (займа), в том числе ипотечного, на приобретение или строительство жилья либо кредита (займа), в том числе ипотечного, на погашение ранее предоставленного кредита (займа) на приобретение или строительство жилья.

В соответствии с пунктом 13 Правил в случае направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на погашение основного долга и уплату процентов по кредитам или займам, в том числе ипотечным, на приобретение или строительство жилья (за исключением штрафов, комиссий, пеней за просрочку исполнения обязательств по указанным кредитам или займам) лицо, получившее сертификат, представляет копию кредитного договора (договора займа), свидетельство о государственной регистрации права собственности на жилое помещение, приобретенное с использованием кредитных (заемных) средств.

Судом установлено, что 29 августа 2013 года на основании договора купли-продажи истец Охременко Р.М., а также истец Охременко Г.С., действующая от своего имени и как представитель двоих несовершеннолетних детей, приобрели в общую долевую собственность по 1/8 доли в праве собственности на жилой дом общей площадью <данные изъяты> кв.м, расположенный по адресу: <адрес>, зарегистрировав в Едином государственном реестре права на недвижимое имущество.

13 сентября 2013 года между ОАО «П.» и Охременко Р.М. был заключен кредитный договор, по условиям которого предоставлен кредит на потребительские цели в размере <данные изъяты> рублей. Дополнительным соглашением от 11 октября 2013 года к договору определено, что кредит предоставлен заемщику на приобретение жилого помещения по адресу: <адрес>.

В ходе рассмотрения дела судом проверялись доводы истцов о том, что жилое помещение ими приобретено в связи с улучшением жилищных условий и было установлено, что приобретенное жилье представляет собой одну из квартир двухквартирного жилого дома № по <адрес>, состоящую из трех комнат, имеет общую площадь <данные изъяты> кв. м, тогда как ранее в собственности у семьи была квартира меньшей площади в том же населенном пункте.

Отклоняя доводы пенсионного органа со ссылками на то, что истцами была фактически произведена мена жилыми помещениями с доплатой, судебные инстанции исходили из того, что само по себе это обстоятельство основанием к отказу в удовлетворении требований истцов не является, поскольку в результате сделки жилищные условия семьи были улучшены, при том, что Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ не содержит ограничений заинтересованных лиц в выборе способа улучшения жилищных условий, избранный истцами способ улучшения своих жилищных условий закону не противоречит.

Давая оценку доводам пенсионного органа со ссылками на то, что договор купли – продажи состоялся ранее, чем Охременко Р.М. был получен кредит, суд указал, что это не является основанием для отказа в удовлетворении требований истцов. Более того, допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля продавец жилья пояснила, что денежная сумма, указанная в договоре купли – продажи, ею была получена от Охременко Р.М. после заключения договора.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства нашел свое подтверждение факт приобретения истцами жилого помещения в целях улучшения жилищных условий с использованием кредитных средств, что и послужило основанием к удовлетворению правомерно заявленных требований (дело №).

При аналогичных обстоятельствах Ленинградским районным судом г.Калининграда удовлетворен иск Савиной Е.В., оспаривающей отказ в распоряжении средствами материнского (семейного) капитала, с возложением обязанность перечислить средства материнского (семейного) капитала по государственному сертификату, выданному на ее имя, на погашение долга и уплату процентов по кредитному договору, заключенному с ОАО «У.».

Разрешая спор, суд установил, что на основании решения Управления Пенсионного фонда РФ в г.Калининграде Савиной Е.В. 14 ноября 2011 года выдан государственный сертификат на материнский (семейный) капитал.

20 мая 2014 года между Савиной Е.В. и ООО «Ф.» был заключен договор цессии, по условиям которого к ней перешло право требования исполнения обязательств по договору долевого участия в строительстве в виде предоставления в собственность однокомнатной квартиры.

Во исполнение обязательств по договору цессии между истицей и ОАО «У.» был заключен кредитный договор с указанием цели использования заемных денежных средств – на приобретение строящегося жилья.

Отказ же в распоряжении средствами материнского (семейного) капитала был мотивирован пенсионным органом нарушением установленного порядка подачи заявления о распоряжении ( пункт 2 части 2 статьи 8 Закона), выразившемся в том, что в представленных истицей документах имеют место расхождения в дате сдачи строящегося объекта в эксплуатацию и поскольку к моменту подачи заявления о распоряжении средствами материнского капитала сроки сдачи в эксплуатацию уже истекли, то в этом случае требовалось предъявление свидетельства о государственной регистрации права.

Проверяя обоснованность отказа, суд установил, что действительно в первоначальном договоре участия в долевом строительстве в отношении этого же объекта, заключенного с иным лицом, такой срок сдачи определен как 4 квартал 2012 года, однако в последующем договоре цессии, заключенном с истицей, указан иной срок сдачи объекта – 3 квартал 2015 года.

Между тем, представленными истицей в распоряжение пенсионного органа доказательствами было подтверждено, что срок сдачи всего объекта – целого комплекса жилых домов по ул.Аллея Смелых в г.Калининграде перенесен на 3 квартал 2015 года, именно вследствие этого в договоре цессии указана иная дата ввода, что безусловно свидетельствует о невозможности приобретения права на квартиру до указанного срока.

Кроме того, из материалов дела следует, что впоследствии между застройщиком и Савиной Е.В. было заключено дополнительное соглашение к договору участия в долевом строительстве, право требования исполнения которого перешло к истице на основании договора цессии, в результате чего срок ввода объекта в эксплуатацию был перенесен на 3 квартал 2015 года и не отличался от срока, указанного в договоре цессии.

При таком положении суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что заемные денежные средства были израсходованы истицей целенаправленно на улучшение жилищных условий, т.е. для достижения цели, ради которой законодателем введен механизм предоставления дополнительной государственной поддержки в виде получения материнского (семейного) сертификата, а отказ в распоряжении средствами этого капитала по формальным основаниям не отвечает принципам закона (дело №).

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Правомерно решением Ленинградского районного суда г.Калининграда от 4 июля 2014 года по делу № удовлетворен иск Саламатиной Н.В. о признании отказа в распоряжении средствами материнского (семейного) капитала незаконными и возложении обязанности к перечислению.

Принимая такое решение, суд обоснованно исходил из того, что отказ пенсионного органа в распоряжении средствами материнского (семейного) капитала со ссылками на то, что цель полученного истицей Саламатиной Н.В. кредита – потребительский кредит не предполагает его использования на улучшение жилищных условий, не основан на законе.

Из материалов дела следует, что Саламатиной Н.В. в связи с рождением 4-го ребенка 12 июля 2013 года выдан государственный сертификат на материнский (семейный) капитал. 27 августа 2013 года Саламатиной Н.В. и ее матерью Ч. был заключен договор долевого участия в строительстве жилья, объектом которого является двухкомнатная квартира, общей площадью <данные изъяты> кв.м. Цена договора составила <данные изъяты> руб., срок сдачи объекта в эксплуатацию – 3-й квартал 2014 года. Условиями договора определено, что истице предоставляется в пользование комната с лоджией, площадью <данные изъяты> кв.м, Ч. – вторая комната, а остальные помещения квартиры находятся в общем пользовании.

Материалами дела подтверждено, что 11 октября 2013 года большая часть денежных средств по договору в размере <данные изъяты> руб. оплачена Ч., а с целью погашения оставшейся части по договору истицей 19 декабря 2013 года получен потребительский кредит в ОАО «У.» в сумме <данные изъяты> руб., которые на следующий день внесены в кассу застройщика в качестве оплаты по договору долевого участия в строительстве.

Давая оценку доводам пенсионного органа, настаивавшего на том, что цель кредита, выданного в качестве потребительского, не предполагает использования заемных денежных средств для улучшения жилищных условий, суд обоснованно исходил из того, что полученный истицей кредит был использован на строительство объекта недвижимого имущества – квартиры в строящемся доме, т.е. на улучшение жилищных условий. Истицей представлены доказательства того, что полученные в банке денежные средства были внесены ею на расчетный счет застройщика по договору.

При этом отсутствие в кредитном договоре указания на цель его предоставления – улучшение жилищных условий в виде приобретения (строительства) жилья и т.д. само по себе не свидетельствует об отсутствии у истицы права на распоряжение средствами материнского капитала путем их направления на погашение основного долга и уплату процентов по кредитному договору, при том, что факт использования денежных средств именно на эти цели нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Что касается отказов в распоряжении по иным основаниям, то, как следует из поступивших на обобщение дел, только по одному из дел оспаривался такой отказ пенсионного органа со ссылками на пункт 1 части 1 статьи 8 Закона – в связи с прекращением права на дополнительные меры государственной поддержки по основаниям, установленным частями 3, 4 и 6 статьи 3 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей».

Возникший спор не был разрешен по существу, производство по делу было прекращено в связи с отказом истца от иска вследствие его добровольного удовлетворения ответчиком.

Из материалов дела № следует, что Чекрыгиной Л.В., родившей третьего ребенка, 20 апреля 2011 года был выдан государственный сертификат на материнский (семейный) капитал, в удовлетворении заявления о распоряжении которым посредством направления денежных средств на улучшение жилищных условий было отказано в связи с установлением того обстоятельства, что в 2008 году истица привлекалась к уголовной ответственности по ст.115 УК РФ за совершение преступления против личности в отношении своего ребенка.

Между тем, в ходе судебного разбирательства выяснилось, что информация о привлечении истицы к уголовной ответственности является ошибочной, данные о привлечении к уголовной ответственности представлены в отношении другого лица, в связи с чем решением пенсионного органа еще до разрешения спора по существу исправлена допущенная ошибка — отменено решение об отказе в удовлетворении заявления о распоряжении средствами материнского капитала с принятием нового решения о его удовлетворении и направлении средств на оплату приобретенной истицей квартиры.

На обобщение также поступило одно гражданское дело №, разрешенное Ленинградским районным судом г.Калининграда, по иску Сабадаш И.В. о признании незаконным решения об отказе в удовлетворении заявления о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала по пункту 3 части 2 статьи 8 Закона – в связи с указанием в заявлении о распоряжении направления использования средств (части средств) материнского (семейного) капитала, не предусмотренного Федеральным законом.

Решением суда заявленный иск был правомерно удовлетворен.

Принимая такое решение, суд установил, что истице Сабадаш И.В.в связи с рождением второго ребенка 30 декабря 2009 года был выдан государственный сертификат на материнский (семейный) капитал.

17 августа 2012 года супругом истицы и отцом ее несовершеннолетних детей – Т. с ООО «СТК-Балт» был заключен договор участия в долевом строительстве многоквартирного жилого дома, по окончании строительства которого в собственность подлежала передаче трехкомнатная квартира, общей площадью <данные изъяты> кв.м.

Впоследствии 10 декабря 2013 года между сторонами договора было заключено дополнительное соглашение, в соответствии с которым истица и ее дети были включены в состав сторон договора; 30 января 2014 года застройщиком исполнены обязательства по договору, подписан акт приема – передачи квартиры и указанный объект оформлен в долевую собственность всех участников строительства – по 1/4 доли за каждым.

Обращаясь в пенсионный орган, истица указывала, что, несмотря на подписание акта приема – передачи, у нее остались долговые обязательства перед застройщиком в сумме <данные изъяты> руб., на исполнение которых она и просила направить средства материнского (семейного) капитала.

Разрешая спор и соглашаясь с обоснованностью требований, суд, установив отсутствие в действиях истицы недобросовестности и злоупотребления правом, указал, что действительно жилищные условия семьи были улучшены, что подтверждено представленными в дело свидетельствами о государственной регистрации права, а факт наличия неисполненных обязательств подтвержден представленными суду письменными доказательствами, в частности, распиской – обязательством Сабадаш И.В. Кроме того, это обстоятельство подтверди и представитель ООО «СТК-Балт», привлеченного к участию в деле в качестве 3-го лица.

При таком положении суд правомерно признал отказ пенсионного органа в направлении средств материнского (семейного) капитала нарушающим права истицы на использование капитала, возложив на ответчика обязанность по перечислению застройщику в счет исполнения обязательств в виде погашения имеющегося долга по договору перед застройщиком.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Иных споров, связанных с отказом в удовлетворении заявления о распоряжении средствами (частью средств) материнского (семейного) капитала, в обобщаемый период судами Калининградской области не разрешалось.

Случаев, когда лицо, получившее сертификат, желало использовать средства материнского (семейного) капитала на приобретение (строительство) жилья, однако в удовлетворении заявления о распоряжении было отказано в связи с тем, что жилой дом находится (будет находиться) на землях сельскохозяйственного назначения либо на землях, выделенных для ведения дачного хозяйства, огородничества или садоводства, в судебной практике судов Калининградской области не возникало.

5. Рассматривались ли судами дела, связанные с определением долей родителей и детей в праве общей собственности на жилое помещение или объект индивидуального жилищного строительства, приобретенные (построенные, реконструированные) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала?

Каким образом суды определяли размер долей родителей и детей в праве общей собственности на жилое помещение (объект индивидуального жилищного строительства), если оно было полностью приобретено (построено, реконструировано) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала?

Как определялись доли родителей и детей, если жилое помещение (объект индивидуального жилищного строительства) было приобретено (построено, реконструировано) частично за счет средств материнского (семейного) капитала?

Из поступивших на обобщение гражданских дел следует, что только по одному из них судом по иску матери несовершеннолетних детей разрешался вопрос об определении долей всех членов семьи, включая ее, супруга и несовершеннолетних детей, и признании за ними права общей долевой собственности на квартиру, приобретенную с частичным использованием средств материнского (семейного) капитала.

Так, решением Краснознаменского районного суда Калининградской области от 12 марта 2015 года по делу № удовлетворен иск Лукашевой Л.Р., судом определены доли всех членов семьи в праве на приобретенную в период брака с использованием средств материнского (семейного) капитала квартиру с признанием за истицей Лукашевой Л.Р. и ее бывшим супругом по 3/10 доли в праве за каждым и за детьми – по 2/10 доли в праве.

Принимая такое решение, суд установил, что спорная квартира приобретена супругами Лукашевыми в апреле 2013 года в период брака с использованием кредитных денежных средств, право собственности зарегистрировано за каждым из супругов по 1/2 доли с учетом обременения – ипотеки в силу закона.

Кроме того, в связи с рождением второго ребенка истице 16 апреля 2013 года был выдан государственный сертификат на материнский (семейный) капитал, средства которого 12 июля 2013 года были направлены на погашение ссуды по кредитному договору.

Удовлетворяя иск, суд обоснованно исходил из того, что в силу части 4 статьи 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» спорная квартира как приобретенная с использованием средств материнского (семейного) капитала подлежит оформлению в общую собственность родителей и детей по соглашению, во исполнение которого супругами Лукашевыми в связи с намерением воспользоваться правом направления средств материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий было дано нотариально удостоверенное обязательство по оформлению квартиры в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга и детей.

Кроме того, в материалы дела было представлено нотариально удостоверенное ходатайство ответчика К. о согласии с заявленным Лукашевой Л.Р. иском и предложенным его супругой вариантом определения долей, в связи с чем заявленный иск был удовлетворен в полном объеме.

При этом проверяя порядок расчета доли применительно к стоимости приобретенной квартиры, которая составила <данные изъяты> руб., суд согласился с доводами истицы о том, что исходя из размера материнского капитала, составившего <данные изъяты> руб. или 40% (4/10) стоимости всей квартиры, у несовершеннолетних детей возникает право на 2/10 доли на квартиру за каждым (4/10:2), а оставшаяся часть – 6/10 доли как приобретенная супругами за счет общих денежных средств подлежит разделу между ними в равных долях — 6/10:2, т.е. по 3/10 доли в праве у каждого из супругов.

Таким образом, с учетом заявления ответчика о согласии с иском, не оспаривающего размер долей, судом в ходе судебного разбирательства не определялся их конкретный размер.

Вместе с тем, следует отметить, что такой порядок расчета нельзя признать отвечающим требованиям закона и более правильным представляется определение доли детей в общем имуществе пропорционально размеру их доли в материнском капитале. Соответственно, при определении доли детей в жилом помещении, приобретенном с использованием средств материнского (семейного) капитала не подлежит учету доля в этом же имуществе, приобретенная (построенная, реконструированная) за счет совместных денежных средств родителей (супругов) либо их личных денежных средств.

В этой ситуации, при отсутствии соглашения между родителями об определении размера долей детей в приобретенном жилом помещении и при несогласии ответчика с предложенным истицей вариантом их распределения, размер долей подлежал определению судом в ином порядке, поскольку в силу прямого указания закона — части 4 статьи 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ жилье, приобретенное с использованием средств материнского (семейного) капитала, должно быть оформлено в общую собственность всех членов семьи с определением доли каждого по соглашению.

В случае, если такое соглашение между членами семьи не достигнуто, то применительно к положениям части 1 статьи 245 ГК РФ если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными.

Соответственно, сопоставив размер денежных средств материнского (семейного) капитала с общей стоимостью жилого помещения на момент его приобретения, следует произвести следующий расчет долей в праве собственности на квартиру, исходя из которого доли детей и родителей на материнский (семейный) капитал признаются равными — по 1/4 доли каждому от суммы капитала в <данные изъяты> руб. (<данные изъяты>:4) и по 1/2 доли супругов на оставшуюся часть стоимости квартиры в размере <данные изъяты> руб. (6/10 доли : 2=3/10 доли в праве).

При таком подходе, основанном, на наш взгляд, на требованиях действующего законодательства, у детей возникло бы право на 1/10 доли в праве за каждым, а у родителей – по 4/10 доли в праве на квартиру.

Поскольку, как указывалось выше, ответчиком было фактически заявлено о согласии с предъявленным бывшей супругой иском, судом апелляционной инстанции решение суда было оставлено без изменения.

При этом давая оценку доводам апелляционной жалобы ОАО «С.» о том, что таким распределением долей нарушаются права банка как залогодержателя, апелляционная инстанция указала, что в этой ситуации залог на квартиру сохраняется, а само по себе законное распределение долей в праве собственности на квартиру за родителями и детьми не влечет изменение прав банка в отношении спорной квартиры, предусмотренных ст. ст. 50, 54.1, 77 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», и, соответственно, прав банка не нарушает (дело №).

Споров, связанных с определением размера долей родителей и детей в праве общей собственности на жилое помещение, полностью приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств материнского (семейного) капитала, в судебной практике не имелось.

По мнению судебном коллегии, применительно к приведенной выше правовой ситуации подход к определению размера долей в случае недостижения согласия между членами семьи, являющимися участниками долевой собственности, должен основываться на части 4 статьи 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ и положений части 1 статьи 245 ГК РФ.

Кроме того, в обобщаемый период времени судами Калининградской области разрешено 16 дел по искам прокурора о возложении обязанности оформления жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского (семейного) капитала, в общую долевую собственность родителей и детей.

По 8 делам судом иски прокурора удовлетворены с принятием соответствующего решения, а по еще 8 делам – производство прекращено в связи с отказом прокурора от иска вследствие добровольного удовлетворения требований прокурора, что подтверждено представленными суду свидетельствами об оформлении за детьми права на долю в жилом помещении.

Обращение в суд с названными исковыми требованиями прокурор мотивировал тем, что лицо, получившее государственный сертификат на материнский (семейный) капитал, реализовало свое право посредством подачи заявления о распоряжении им и направлении средств на оплату приобретаемого жилого помещения в целях улучшения жилищных условий. При этом, несмотря на дачу нотариально оформленного обязательства о об оформлении приобретенного жилья в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга и детей, такое обязательство не исполнено и квартира оформлена в единоличную собственность этого лица (либо совместную собственность супругов).

Удовлетворяя заявленные иски, суды области исходили из того, что в силу части 4 статьи 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению.

Указанным Законом, специально регулирующим соответствующие правоотношения, определен круг субъектов, в чью собственность поступает жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского капитала, и установлен вид собственности — общая долевая, возникающей у них на приобретенное жилье.

Пунктом 13 Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 12 декабря 2007 года N 862, устанавливающих виды расходов, на которые могут быть направлены средства (часть средств) материнского (семейного) капитала для улучшения жилищных условий, порядок подачи заявления о распоряжении этими средствами и перечень документов, необходимых для рассмотрения заявления, а также порядок и сроки перечисления указанных средств, предусмотрено, что в случае направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на погашение основного долга и уплату процентов по кредиту (займу), в том числе ипотечному, на приобретение или строительство жилья либо по кредиту (займу), в том числе ипотечному, на погашение ранее предоставленного кредита (займа) на приобретение или строительство жилья (за исключением штрафов, комиссий, пеней за просрочку исполнения обязательств по указанному кредиту (займу)) лицо, получившее сертификат, одновременно предоставляет в числе прочих предусмотренных законом документов, в случае если жилое помещение оформлено не в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) и иных совместно проживающих с ними членов семьи или не осуществлена государственная регистрация права собственности на жилое помещение — засвидетельствованное в установленном законодательством Российской Федерации порядке письменное обязательство лица (лиц), в чью собственность оформлено жилое помещение, приобретаемое с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, либо являющегося стороной сделки или обязательств по приобретению или строительству жилого помещения, оформить указанное жилое помещение в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению в течение 6 месяцев: после снятия обременения с жилого помещения — в случае приобретения или строительства жилого помещения с использованием ипотечного кредита (займа); после ввода объекта жилищного строительства в эксплуатацию (при отсутствии обременения) — в случае индивидуального жилищного строительства или участия в долевом строительстве; после внесения лицом, получившим сертификат, или супругом лица, получившего сертификат, последнего платежа, завершающего выплату паевого взноса в полном размере, — в случае участия в кооперативе; после перечисления Пенсионным фондом Российской Федерации средств материнского (семейного) капитала (при отсутствии обременения и при вводе объекта жилищного строительства в эксплуатацию) — в остальных случаях.

Таким образом, закон в императивном порядке предписывает для лица, получившего государственный сертификат на материнский (семейный) капитал, обязанность исполнитель принятые на себя обязательства и обеспечить долями в праве общей собственности своего супруга и детей, независимо от их материального положения, наличия либо отсутствия регистрации несовершеннолетних детей в этом помещении и т.д.

Кроме того, как следует из материалов изученных дел, практически по всем из них судом в соответствии со ст.206 ГПК РФ устанавливался срок исполнения решения суда.

6. Изложите точку зрения судей относительно того, вправе ли суд при разрешении спора супругов о разделе совместно нажитого имущества по собственной инициативе определить доли детей в праве собственности на жилое помещение (объект индивидуального жилищного строительства), приобретенное (построенное, реконструированное) за счет средств (части средств) материнского капитала, если на время рассмотрения указанного дела в суде срок наделения детей имуществом по обязательству родителей, выданному Пенсионному фонду РФ, наступил?

Если указанный вопрос возникал в судебной практике, то приведите примеры таких дел.

7. Возникал ли в судебной практике вопрос о том, вправе ли суд при рассмотрении дела о разделе совместно нажитого имущества супругов одновременно определить доли детей в праве собственности на жилое помещение (объект индивидуального жилищного строительства), приобретенное (построенное, реконструированное), в том числе, за счет средств материнского (семейного) капитала, если ипотечные обязательства не исполнены, обременение не снято и срок наделения детей имуществом по обязательству родителей, выданному Пенсионному органу, не наступил?

В случае отсутствия судебной практики по данному вопросу, изложите точку зрения судей по его возможному разрешению судом.

В судебной практике судей Калининградской области вопросы, означенные в пункт 6 и 7, не возникали, поскольку подобных судебных споров судами не разрешалось.

Позиция судебной коллегии относительно поставленных вопросов следующая.

Статьей 12 ГПК РФ предусмотрено, что правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Согласно статьи 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

При этом суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом (часть 3 статьи 196 ГПК РФ).

Таким случаем является указание в части 4 статьи 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» о том, что жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению.

Указанным Законом, специально регулирующим соответствующие правоотношения, определен круг субъектов, в чью собственность поступает жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского (семейного) капитала, и установлен вид собственности — общая долевая, возникающей у них на приобретенное жилье.

Из приведенных выше норм процессуального права следует, что суд при разрешении спора о разделе между супругами совместно нажитого имущества – жилого помещения, установив, что оно приобретено с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, должен войти в обсуждение вопроса о возникновении у несовершеннолетних детей доли в праве на это жилье.

В этой связи в ходе судебного разбирательства суд должен поставить на обсуждение супругов — сторон по делу вопрос об определении размера долей несовершеннолетних детей в жилом помещении, приобретенном супругами за счет совместно нажитых денежных средств с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, предложив им определить размер долей детей по соглашению.

В том случае, если сторонами не будет заявлено требований об определении доли детей, т.е. стороны по делу будут настаивать на ранее заявленных требованиях о разделе всего жилого помещения, полагаем, что суд вправе по собственной инициативе определить доли детей в праве собственности на такое жилье.

Подобный подход позволит суду правильно определить объем имущества супругов, подлежащего разделу, а также учесть права и законные интересы несовершеннолетних детей.

В случае, когда на время рассмотрения указанного дела в суде срок наделения детей имуществом по обязательству родителей, выданному Пенсионному фонду РФ, уже наступил, представляется правильным одновременно с признанием за супругами права на доли в этом жилье как совместно нажитом признать право собственности на него и за детьми, определив размер долей детей в общем имуществе пропорционально размеру их доли в материнском капитале.

Аналогичного правового подхода, на наш взгляд, следует придерживаться и в том случае, когда срок наделения детей имуществом по обязательству родителей, выданному Пенсионному органу, еще не наступил.

8. В пользу каких лиц взыскивались средства материнского (семейного) капитала в случае признания недействительной сделки (например, купли – продажи жилого помещения), оплата по которой производилась за счет средств материнского (семейного) капитала (в пользу лица, получившего сертификат на материнский (семейный) капитал, в пользу Пенсионного фонда РФ, в пользу каких – либо иных лиц)?

Имели ли место случаи, когда суд, признав сделку недействительной, не разрешал вопрос о том, кому должны быть возвращены денежные средства, уплаченные по сделке за счет средств материнского капитала?

В анализируемый период времени гражданских дел по требованиям о признании недействительными сделок по приобретению жилья, оплата по которым производилась за счет средств материнского (семейного) капитала, судами Калининградской области не разрешалось.

При этом полагаем, что в случае признания сделки недействительной (например, купли – продажи жилого помещения), оплата по которой производилась за счет средств материнского (семейного) капитала и применении последствий ее недействительности, денежные средства, уплаченные по сделке, подлежат взысканию в пользу Пенсионного фонда РФ.

Денежные средства подлежат возврату пенсионному органу, который перечислил их продавцу, поскольку Федеральным законом от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» предусмотрено строго целевое назначение средств материнского капитала.

Так, в соответствии с частью 3 статьи 7 указанного Закона лица, получившие сертификат, могут распоряжаться средствами материнского (семейного) капитала в полном объеме либо по частям по следующим направлениям: улучшение жилищных условий, получение образования ребенком (детьми), формирование накопительной части трудовой пенсии для женщин, перечисленных в подпунктах 1 и 2 части 1 статьи 3 данного Закона.

По смыслу положений пункта 2 статьи 167 ГК РФ, последствием недействительности сделки является возврат полученного по сделке тому лицу, от которого оно получено, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Таким образом, с учетом изложенных выше положений ГК РФ во взаимосвязи с приведенными положениями Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ при применении последствий недействительности сделки купли-продажи жилого помещения средства материнского капитала должны быть возвращены пенсионному органу, а не взысканы в пользу покупателя, поскольку законных оснований для получения последним средств материнского капитала в наличной форме не имеется.

9.Рассматривались ли судами требования пенсионных органов о возврате средств материнского (семейного) капитала?

Если такие дела рассматривались, то имели место случаи, когда пенсионные органы требовали возврата средств материнского (семейного) капитала в большем размере, чем они были выделены лицу (например, требовали возврата денежных средств с учетом процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ)?

Гражданских дел по требованиям пенсионных органов о возврате средств материнского (семейного) капитала в производстве судов Калининградской области в обобщаемый период времени не находилось.

При этом на обобщение поступили 3 гражданских дела по искам прокурора о взыскании денежных средств (средств материнского капитала) в пользу ГУ – Отделения Пенсионного фонда РФ в Калининградской области.

По всем делам судом приняты решения об удовлетворении правомерно заявленных прокурором исков со взысканием с соответчиков в солидарном порядке денежных средств в размере сумм, указанных в государственном сертификате на материнский (семейный) капитал.

При этом ни по одному из дел требований о возврате средств материнского (семейного) капитала с учетом процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, прокурором не заявлялось.

По результатам изучения названных дел установлено, что прокурором города Черняховска Калининградской области предъявлены два аналогичных по своему содержанию иска о взыскании средств в размере сумм материнского капитала в солидарном порядке с Рыбиной Н.Е. и Цирпинас Ж.А. (дело №) и с Рыбиной Н.Е. и Викторовой Н.А. (дело №).

В обоснование заявленных требований по обоим делам прокурор ссылался на то, что органами предварительного расследования в отношении Рыбиной Н.Е., Цирпинас Ж.А. и Викторовой Н.А. было возбуждено уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 159.2 УК РФ — мошенничества при получении выплат, то есть хищении денежных средств или иного имущества при получении иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных и недостоверных сведений, совершенного группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Согласно обвинительному заключению, Рыбина Н.Е., которой предъявлено обвинение по двум эпизодам, и Цирпинас Ж.А. и Викторова Н.А., являющиеся держателями государственных сертификатов на материнский (семейный) капитал, выданных им в 2008 и 2009 г.г. в связи с рождением у каждой из них второго ребенка, вступили в преступный сговор, направленный на совершение хищения путем обмана средств материнского (семейного) капитала. В целях реализации преступного умысла и создания искусственных условий для незаконного распоряжения средствами материнского капитала, разработали план хищения, в соответствии с которым Рыбина Н.Е. с целью создания видимости улучшения жилищных условий оформляет в свою собственность любое жилье, заключает договоры купли – продажи с Цирпинас Ж.А. и Викторовой Н.А. и от их имени обращается в пенсионный орган с заявлением о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала посредством направления на оплату жилья.

Указанное жилье, представляющее собой долю в праве на жилой дом в пос. Ц. Черняховского района, который был уже демонтирован, оформлено в собственность Рыбиной Н.Е., а затем заключены мнимые договоры купли – продажи с остальным ответчикам — Цирпинас Ж.А. и Викторовой Н.А., без создания соответствующих им правовых последствий.

В результате преступных действий указанных лиц средства материнского капитала по государственным сертификатам, выданным Цирпинас Ж.А. и Викторовой Н.А. в размере <данные изъяты> руб. и <данные изъяты> руб., были направлены на счет продавца – Рыбиной Н.Е., чем федеральному бюджету в лице Пенсионного фонда РФ причинен имущественный ущерб в крупном размере на общую сумму <данные изъяты> руб.

Постановлением Черняховского городского суда Калининградской области от 12 мая 2015 года уголовное дело в отношении Рыбиной Н.Е., Цирпинас Ж.А. и Викторовой Н.А. прекращено вследствие акта об амнистии.

Удовлетворяя требования прокурора о взыскании с ответчиков денежных средств, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что перечисление денежных средств на расчетный счет продавца Рыбиной Н.Е. было осуществлено без законных к тому оснований, целевой характер использования денежных средств материнского (семейного) капитала достигнут не был, жилищные условия семьи Цирпинас Ж.А. и Викторовой Н.А. не улучшены, жилье ими приобретено не было.

Исходя из положений ст.1102 ГК РФ полученные денежные средства являются неосновательным обогащением и подлежат возврату в федеральный бюджет.

Взыскание этих средств в солидарном порядке, суд, сославшись на положения ст.1080 ГК РФ, мотивировал тем, что незаконные действия по обналичиванию материнского капитала были совершены совместно как держателем сертификата на материнский капитал, так и мнимым продавцом Рыбиной Н.Е.

В апелляционном порядке решения по указанным делам не оспаривались.

В 2014 году Черняховским городским судом Калининградской области разрешен иск Гусевского городского прокурора Калининградской области к Ковриковой А.И. о взыскании средств материнского капитала (дело №).

Решением суда от 13 октября 2014 года иск удовлетворен.

Разрешая спор, суд установил, что Ж. 16 июля 2009 года выдан государственный сертификат на материнский (семейный) капитал в связи с рождением второго ребенка.

13 апреля 2012 года между Ковриковой А.И. и Ж. был заключен договор купли – продажи земельного участка и расположенного на нем жилого дома, сумма договора составила <данные изъяты> руб., из них <данные изъяты> руб. – средства материнского (семейного) капитала.

С целью исполнения обязательств по оплате договора Ж. обратилась в пенсионный орган с заявлением о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала в целях улучшения жилищных условий, которое было удовлетворено и осуществлено перечисление денежных средств на указанные цели на расчетный счет продавца – Ковриковой А.И.

Однако 22 октября 2012 года между сторонами договора купли – продажи — Ковриковой А.И. и Ж. было подписано соглашение о расторжении договора купли-продажи дома и земельного участка, вследствие чего переход прав на объект недвижимого имущества от Ковриковой А.И. к Ж. и ее несовершеннолетним детям не состоялся.

Условиями соглашения предусмотрено, что денежные средства в размере средств материнского капитала – <данные изъяты> руб. возвращаются продавцом Ковриковой А.И. путем безналичного перечисления на расчетный счет Отделения Пенсионного фонда РФ по Калининградской области.

Согласно объяснениям продавца Ковриковой А.И., имеющимся в материалах дела, договор купли-продажи земельного участка и расположенного на нем жилого дома был расторгнут в связи с неисполнением Ж. условий договора об уплате денежных средств в размере <данные изъяты> руб. В этой связи ответчиком были найдены другие покупатели, а денежные средства от первой сделки, в том числе средства материнского капитала, потрачены на свои нужды.

При таком положении суд, установив факт перечисления денежных средств Отделением Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) по Калининградской области продавцу Ковриковой А.И., которые до настоящего времени не возвращены, при том, что сделка не состоялась и улучшение жилищных условий семьи Ж. не произошло, пришел к обоснованному выводу о том, что законные основания нахождения данных денежных средств у ответчицы отсутствуют, т.е. имеет место неосновательное обогащение Ковриковой А.И. за счет бюджетных средств, в связи с чем произвел их взыскание с ответчицы в размере перечисленной суммы.

С обоснованностью решения согласилась апелляционная инстанция, признав доводы апелляционной жалобы Ковриковой А.И. не заслуживающими внимания (дело №).

Как указывалось выше, требований о возврате денежных средств с учетом процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, судами области не разрешалось.

При этом, по нашему мнению, возможность взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами наряду с основной суммой средств материнского (семейного) капитала не исключается.

Согласно части статьи 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Таким образом, законодателем предусмотрена санкция за неисполнение денежного обязательства в виде уплаты процентов.

Из буквального смысла и содержания приведенной нормы следует, что указанные последствия наступают лишь при недобросовестности лица, неправомерно удерживающего у себя денежные средства либо уклоняющегося от их возврата.

При таких условиях предусмотренные законом принудительные меры являются средством защиты прав и интересов истца и служат целям восстановления нарушенного права посредством денежной компенсации за неправомерное пользование денежными средствами.

В этой связи полагаем, что возможность взыскания процентов за пользование чужими денежным средствами – средствами (частью средств) материнского (семейного) капитала, которые были перечислены пенсионным органом на расчетный счет покупателя по сделке в порядке удовлетворения заявления о распоряжении ими, не исключается при заведомо незаконном получении средств материнского (семейного) капитала, наличии неправомерных действий как со стороны держателя государственного сертификата, так и продавца.

При этом обстоятельства, связанные с наличием в действиях каждого из лиц, совершивших сделку купли – продажи недвижимого имущества, оплата по которой была осуществлена с использованием средств материнского (семейного) капитала, злоупотребления правом, неправомерных действий подлежат выяснению в ходе судебного разбирательства, поскольку от их установления зависит возможность удовлетворения требований и возврата средств материнского (семейного) капитала в большем размере, чем они были выделены лицу, в том числе с учетом процентов в порядке статьи 395 ГК РФ.

10. Разрешались ли судами споры, связанные с применением положений Федерального закона от 20 апреля 2015 года № 88-ФЗ «О единовременной выплате за счет средств материнского (семейного) капитала»?

Требования, связанные с применением судами Калининградской области положений Федерального закона от 20 апреля 2015 года № 88-ФЗ «О единовременной выплате за счет средств материнского (семейного) капитала», предусматривающих возможность получения единовременной выплаты за счет средств материнского (семейного) капитала в размере 20000 руб., в обобщаемый период не разрешались.

11.Приведите примеры иных дел (кроме обозначенных выше), связанных с реализацией права на материнский (семейный) капитал, рассмотренных судами в 2014 – 2015 г.г.

В числе прочих дел, связанных с реализацией права на материнский (семейный) капитал, судами Калининградской области в обобщаемый период разрешались споры о возобновлении права на получение средств дополнительной социальной поддержки в виде материнского (семейного) капитала, требования о расторжении договора купли – продажи вследствие неперечисления продавцу денежных средств материнского (семейного) капитала и наоборот, иск продавца о понуждении к переводу денежных средств материнского капитала на банковский счет истца, а также иски собственников жилья, приобретенного с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, о снятии обременения в виде погашения записи об ипотеке в силу закона.

Иск о возобновлении права на получение средств дополнительной социальной поддержки в виде материнского (семейного) капитала.

Калищук (впоследствии фамилия изменена на Б.) Е.А. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ в Черняховском районе Калининградской области (межрайонное), обосновав его тем, что будучи получателем государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, в целях улучшения жилищных условий семьи заключила договор купли-продажи земельного участка и расположенного на нем жилого дома с Ковриковой (впоследствии изменивший фамилию на М.) А.И. Для частичной оплаты жилья ею были использованы средства материнского капитала, которые по ее заявлению пенсионным органом были направлены на расчетный счет продавца.

Впоследствии соглашением сторон договор купли – продажи был расторгнут, продавец обязалась вернуть деньги, перечисленные пенсионным органом, на расчетный счет Управления Пенсионного фонда РФ, чего сделано не было. В этой связи, ссылаясь на то, что улучшения жилищных условий детей не произошло, истица полагала, что у нее возникло право на повторное получение средств материнского (семейного) капитала.

Решением Черняховского районного суда Калининградской области от 17 июня 2014 года по делу № в удовлетворении иска отказано.

Принимая такое решение, суд, сославшись на положения статей 2,7, 8 и 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», указал, что средства материнского (семейного) капитала могут быть использованы лицом, имеющим право на дополнительную государственную поддержку, на улучшение жилищных условий членов семьи, являются целевыми, перечисляются территориальным отделением пенсионного органа на счет продавца жилого помещения.

Во исполнение заявления держателя государственного сертификата – Калищук Е.А. пенсионным органом произведено перечисление денежных средств на расчетный счет продавца жилья по договору купли – продажи, заключенному в целях улучшения жилищных условий семьи Калищук Е.А.

Вместе с тем, проанализировав условия заключенного договора купли – продажи, суд указал, что условие о цене сделки в <данные изъяты> руб., из которых только <данные изъяты> руб. составляют средства материнского капитала, а в оставшейся части деньги в сумме <данные изъяты> руб. подлежали выплате за счет собственных денежных средств, являлось для семьи истицы заранее неисполнимым. Внесение указанной части денежных средств в кратковременный срок, согласованный сторонами договора, при недостаточном материальном положении семьи истицы было затруднительным.

В этой связи, суд верно указал, что заключая договор купли – продажи жилья на приведенных выше условиях, истица Калищук Е.А., не обладая денежными средствами, подлежащими внесению в качестве доплаты, действовала неразумно. Суд посчитал, что фактически она злоупотребила принадлежащим ей правом на реализацию средств материнского (семейного) капитала, выразившимся в нецелевом их расходовании, добровольно заключив соглашение о расторжении договора купли – продажи.

В этой связи в силу закона у Калищук Е.А., реализовавшей ранее предоставленное ей право на материнский (семейный) капитал, не возникло право вновь на получение материнского (семейного) капитала.

В апелляционном порядке решение не оспаривалось.

Применительно к приведенному выше примеру в разъяснении Верховного Суда Российской Федерации, по нашему мнению, нуждается вопрос относительно реализации права повторного обращения за получением государственного сертификата на материнский (семейный) капитал.

Так, положениями Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» предусмотрено, что право на такую дополнительную меру государственной поддержки семей, имеющих детей, как материнский (семейный) капитал возникает у лиц, приведенных в статье 3 Закона, однократно.

В случае реализации этого права по направлениям, установленным частью 3 статьи 7 Закона, права на дополнительные меры государственной поддержки прекращается.

При этом законом не предусмотрена возможность реализации права повторного обращения за получением средств материнского (семейного) капитала (выдачи государственного сертификата).

Между тем, на наш взгляд, возникновение права повторного обращения с заявлением о получении материнского (семейного) капитала в целом возможно.

В частности, возникновение этого права и его реализация не исключается в той ситуации, когда каких – либо неправомерных, противоправных действий со стороны держателя государственного сертификата допущено не было, а сделка по приобретению жилья с использованием средств материнского (семейного) капитала была признана недействительной судом в силу, например, нарушения закона при ее заключении, что не зависело от воли лица, получившего сертификат.

В этой ситуации в порядке применения последствий недействительности ничтожной сделки денежные средства в размере средств материнского (семейного) капитала, внесенные в качестве оплаты по сделке, подлежат взысканию в пользу пенсионного органа, что лишает лицо, получившее сертификат, на распоряжение ими.

По существу при такой ситуации лицо, которому в установленном законом порядке был выдан государственный сертификат на материнский (семейный) капитал и право которого на его получение не оспаривается, лишается возможности реализации установленной законом дополнительной меры государственной поддержки семей, имеющих детей.

Таким образом, установленная законом цель, направленная на создание надлежащих условий, обеспечивающих достойную жизнь семьям, имеющим детей, не достигается по независящим от держателя сертификата обстоятельствам.

При этом вопрос о том, зависит ли возможность удовлетворения иска о признании права повторного обращения за государственным сертификатом на материнский (семейный) капитал от того, взысканы ли денежные средства, перечисленные пенсионные органом по сделке, в пользу этого органа, а в случае взыскания – от реального исполнения, также нуждается в разъяснении Верховного Суда Российской Федерации.

Иск о расторжении договора купли – продажи и возврате имущества.

Кайдашева А.Б., обращаясь в суд с указанными выше требованиями, ссылалась на заключение 5 декабря 2013 года между нею и ответчиками Анохиной О.Н. и Анохиным Е.А., действующими в своих интересах и в интересах четверых несовершеннолетних детей, договора купли – продажи 1/2 доли жилого дома. По условиям договора стоимость 1/2 доли дома составила <данные изъяты> руб., из которых <данные изъяты> руб. подлежали перечислению на расчетный счет продавца за счет средств материнского (семейного) капитала, а <данные изъяты> руб. – ответчики должны были внести за счет личных денежных средств до 22 февраля 2014 года. Переход права собственности к ответчикам зарегистрирован в регистрирующем органе, тогда как денежные средства до настоящего времени на расчетный счет истца не поступили.

Ссылаясь на то, что ответчиками существенно нарушены условия договора, а также принимая во внимание, что они фактически отказались от приобретения спорной доли жилого дома в собственность, Кайдашева А.Б. просила суд расторгнуть договор купли – продажи, прекратить право собственности ответчиков на 1/2 доли жилого дома, возвратив указанный объект в ее собственность.

Решением Правдинского районного суда Калининградской области по делу № от 1 апреля 2015 года заявленный иск удовлетворен.

При разрешении иска суд установил, что действительно между сторонами был заключен такой договор, во исполнение условий о внесении денежных средств за приобретаемую долю в праве на дом держатель государственного сертификата — Анохина О.А. обратилась в пенсионный орган с заявлением о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала и просила в целях улучшения жилищных условий направить их на расчетный счет продавца Кайдашевой А.Б.

Между тем, впоследствии Анохина О.А. свое решение изменила и еще до принятия решения по ее заявлению о распоряжении средствами материнского капитала, обратилась в пенсионный орган с заявлением об аннулировании ранее поданного заявления, в связи с чем денежные средства так и не были перечислены.

В добровольном порядке ответчики расторгать договор не желают.

При таком положении суд, удовлетворяя иск, обоснованно исходил из существенного нарушения ответчиками условий договора купли – продажи, что влечет его расторжение и прекращение зарегистрированного права ответчиков на этот объект с возвращением его в собственность продавца.

Предметом апелляционного рассмотрения дело не являлось.

Иск о взыскании денежных средств в качестве оплаты по договору, понуждении пенсионного органа к перечислению средств материнского (семейного) капитала.

При фактических обстоятельствах, аналогичных приведенному выше делу, истицей Золотаревой Г.И., заключившей с Федоровой Д.Р. договор купли – продажи за <данные изъяты> руб. квартиры в г.Озерке, оплата за которую в размере <данные изъяты> руб. подлежала за счет средств материнского (семейного) капитала, а <данные изъяты> руб. – за собственные средства покупателей, были заявлены требования о взыскании с ответчиков указанной выше суммы и возложении на пенсионный орган обязанности к перечислению средств материнского капитала на ее расчетный счет.

В обоснование иска Золотарева Г.И. также ссылалась на то, что заключенный между сторонами договор купли – продажи и переход права зарегистрированы в установленном законом порядке, тогда как перечисление денежных средств от обоих ответчиков не осуществлено.

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что фактически ответчик Федорова Д.Р. отказалась от исполнения договора купли – продажи, отозвав из пенсионного органа ранее поданное заявление о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала посредством их направления на расчетный счет покупателя Золотаревой Г.И., которое к этому времени еще не было удовлетворено.

Более того, в ходе судебного разбирательства ответчица пояснила, что с иным лицом ею заключен договор купли – продажи, на оплату которого и направлены средства материнского (семейного) капитала.

После выяснения в ходе судебного разбирательства приведенных выше обстоятельств стороны пришли к соглашению о расторжении договора купли – продажи, после чего истица Золотарева Г.И. заявила об отказе от иска, который принят определением Озерского районного суда Калининградской области от 16 сентября 2014 года и производство по делу № прекращено.

Споры о снятии обременения и прекращении ипотеки в силу закона.

На обобщение поступило 5 дел, разрешенных судами области в 2014 – 2015 г.г., о снятии обременения – прекращении ипотеки на жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского (семейного) капитала и погашении регистрационной записи об ипотеке.

По всем указанным делам судами приняты решения об удовлетворении заявленных исков, что является правильным.

В качестве примера приводится дело Черняховского городского суда Калининградской области №.

Слуховский А.В. обратился в суд с иском о прекращении обременения в виде ипотеки на долю в праве собственности на квартиру, указав, что 18 сентября 2010 года между продавцами Ковалёвой А.М., Поздняковым А.Ю. с одной стороны и им, а также покупателем Поздняковой Ю.Ю., действующей в своих и интересах несовершеннолетних детей, был заключен договор купли-продажи, в соответствии с которым приобретены 4/6 доли в праве собственности на квартиру. Оплата по договору производилась за счет средств материнского капитала путем перечисления денежных средств на счета продавцов, в связи с чем при заключении договора была зарегистрирована ипотека в силу закона в пользу Ковалёвой А.М. и Позднякова А.Ю.

Поскольку обязательства по оплате квартиры выполнены в полном объеме, тогда как ответчики уклоняются от подачи совместного заявления о погашении регистрационной записи об ипотеке, истец просил суд прекратить обременение в виде ипотеки в силу закона.

Разрешая спор, суд исходил из того, что в силу пункта 5 статьи 488 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, с момента передачи товара покупателю и до его оплаты товар, проданный в кредит, признается находящимся в залоге у продавца для обеспечения исполнения покупателем его обязанности по оплате товара.

Согласно статье 2 Федерального закона от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» ипотека может быть установлена в обеспечение обязательства, основанного на купле-продаже.

В соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона № 102-ФЗ ипотека обеспечивает уплату залогодержателю основной суммы долга по обеспечиваемому ипотекой обязательству полностью либо в части, предусмотренной договором об ипотеке.

Залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства (подп. 1 п. 1 ст. 352 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 25 Закона об ипотеке регистрационная запись об ипотеке погашается в течение трех рабочих дней с момента поступления в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, заявления владельца закладной, совместного заявления залогодателя и залогодержателя, заявления залогодателя с одновременным представлением закладной, содержащей отметку владельца закладной об исполнении обеспеченного ипотекой обязательства в полном объеме, либо решения суда, арбитражного суда о прекращении ипотеки.

Установив, что покупатели полностью произвели оплату по договору купли-продажи от 18 сентября 2010 года, денежные средства материнского семейного капитала по государственному сертификату были перечислены пенсионным органом на расчетный счет продавца, суд пришел к обоснованному выводу о том, что правовых оснований для сохранения обременения в виде ипотеки в силу закона на приобретенные покупателями доли в праве собственности на квартиры, не имеется.

С законностью решения согласилась апелляционная инстанция (дело №).

Во всех приведенных делах судом выяснялись причины уклонения ответчиков – продавцов жилья от подачи совместного с покупателем заявления в регистрирующий орган о погашении записи об ипотеке.

Так, по делу № по иску Корельской Ж.В. возражения ответчика — продавца доли квартиры Аббасова Н.М. оглы сводились к несогласию с ценой договора купли – продажи, которую он полагал заниженной.

Заявленные ответчиком встречные исковые требования о признании договора купли – продажи недействительным были отклонены, доводы иска признаны несостоятельными, при том, что изначально между сторонами заключался предварительный договор купли – продажи, впоследствии – основной, по которому и осуществлено перечисление денежных средств в указанном в договоре размере.

Решением суда встречный иск Аббасова Н.М. оставлен без удовлетворения, а требования Корельской Ж.В. о снятии обременения удовлетворены.

Удовлетворение иска покупателя Куликовой Е.В. о снятии обременения права в виде ипотеки по делу № Черняховский городской суд Калининградской области мотивировал тем, что после заключения 2 июня 2012 года между Куликовой Е.В., действующей в своих и интересах несовершеннолетних детей, с Н. договора купли – продажи с использованием средств материнского (семейного) капитала, до перечисления их пенсионным органом в отношении квартиры было установлено обременение – ипотека в силу закона.

Согласно сведениям, представленным Пенсионным Фондом РФ, денежные средства поступили на расчетный счет продавца Н. 25 декабря 2012 года.

Однако, впоследствии в силу болезни Н. была лишена возможности явиться в регистрирующий орган с целью подачи совместного заявления о снятии ипотеки, 21 ноября 2014 года Н. умерла. При таких обстоятельствах суд, рассмотрев дело с участием наследника Н. – ее дочери Мичуриной Г.В., пришел к обоснованному выводу о погашении ипотеки.

Анализ поступивших на обобщение дел, связанных с реализацией права на материнский (семейный) капитал, свидетельствует о том, что кроме приведенных выше в тексте справки вопросов, других спорных вопросов по данной категории дел либо неясностей, требующих разъяснения Верховным Судом Российской Федерации, в настоящее время не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам

Калининградского областного суда

pastedGraphic.png

Заказать звонок
Нажимая кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.