СПРАВКА по результатам обобщения практики рассмотрения районными (городскими) судами Калининградской области гражданских дел, связанных с разрешением споров о праве на получение социальной выплаты для приобретения жилого помещения в виде государственного жилищного сертификата

Согласно плану работы на 2 полугодие  2010 года судебной коллегией по гражданским делам Калининградского областного суда была изучена практика рассмотрения районными (городскими) судами Калининградской области в 2009 — 2010 годы гражданских дел, связанных с разрешением споров о праве на получение социальной выплаты для приобретения жилого помещения в виде государственного жилищного сертификата.

Всего на обобщение поступило 63 гражданских дел указанной категории. По 58 делам были вынесены решения, из которых по 46 делам иски (заявления) были удовлетворены полностью или частично, отказано в иске (в удовлетворении заявлений) по 12 делам. Прекращено производство в связи с отказом истцов от заявленных требований по 3 делам. Оставлено без рассмотрения 2 дела.

Дела,     поступившие     на     обобщение,     характеризуются следующим образом:

      Категории  споров С удовлетво­рением иска (в том числе в части) С отказом в иске Прекра­щено Безрассмотре­ния Всего
О праве на получение ГЖС 21 9 1 31
Об оспаривании действий органа местного самоуправления 2 2 1 2 7
О праве на доп. жилую площадь 1 1
О признании членом семьи участника подпрограммы 12 12
О признании членом семьи и о понуждении выдать ГЖС с учетом всех членов семьи участника подпр. 10 1 11
О понуждении передать жилое помещение 1 1
ИТОГО: 46 12 3 2 63

Из анализа поступивших на обобщение гражданских дел следует, что большую часть дел указанной категории составляют иски военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, о праве на получение государственных жилищных сертификатов.

Изучение дел, связанных с разрешением споров о праве на получение социальной выплаты для приобретения жилого помещения в виде государственного жилищного сертификата, показало, что судьями в основном правильно применяются нормы материального и процессуального права. В то же время суды иногда неправильно применяют нормы материального права и не всегда соблюдают требования норм процессуального законодательства.

Мероприятия по обеспечению жильем военнослужащих и некоторых других категорий граждан путем предоставления им субсидий, удостоверяемых сертификатами, осуществляется в рамках подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы».

Порядок реализации военнослужащими и некоторыми другими категориями граждан, нуждающимися в улучшении жилищных условий, своего права на приобретение жилья по избранному ими месту жительства посредством использования средств социальной выплаты, удостоверяемой государственным жилищным сертификатом, определен Правилами выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы», утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года № 153  (в ред. Постановлений Правительства РФ от 15.10.2007 № 681, от 10.04.2008 № 257, от 08.05.2009 № 408, от 21.12.2009 № 1040) (далее по тексту – Правила).

Формы и порядок реализации военнослужащими и гражданами, уволенными с военной службы, конституционного права на жилище установлены статьей 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих». 

В соответствии с абзацем 1 пункта 14 статьи 15 указанного Федерального закона обеспечение жилым помещением военнослужащих- граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов.  Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз.

Вопросы определения подсудности дел о праве на получение

государственного жилищного сертификата,

состава лиц, участвующих в деле. 

При рассмотрении дел, связанных с правом гражданина на получение за счет средств федерального бюджета социальной выплаты для приобретения жилого помещения – государственного жилищного сертификата, необходимо иметь в виду, что данные споры рассматриваются по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права.

Учитывая изложенное, в случае обращения гражданина – участника подпрограммы в суд с заявлением об оспаривании решения федерального органа исполнительной власти, в котором законодательством Российской Федерации предусмотрена военная служба (служба), либо органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации об исключении из числа лиц, имеющих право на получение государственного жилищного сертификата (далее по тексту — ГЖС), и одновременно с требованием о понуждении выдать ГЖС, в порядке главы 25 ГПК РФ, следует в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 247 ГПК РФ оставить такое заявление без движения, поскольку имеет место спор о праве, подведомственный суду, и разъяснить заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований статей 131 и 132 ГПК РФ. В случае, если при этом нарушаются правила подсудности дела, следует возвратить заявление.

Изложенное не было учтено Светловским городским судом Калининградской области при принятии заявления С.А.А. об оспаривании решения администрации муниципального образования «Светловский городской округ» об отказе в выдаче государственного жилищного сертификата, о праве на ГЖС  и о понуждении выдать ГЖС.

Производство по делу было прекращено определением суда в связи с отказом  С.А.А. от заявленных требований.

При решении вопроса о составе лиц, участвующих в деле, судам необходимо исходить из перечня органов, осуществляющих выдачу сертификатов, указанного в пункте 18 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 21 марта 2006 года № 153, в соответствии с которым:

а) гражданам — участникам подпрограммы, указанным в подпунктах «а» и «б» пункта 5 настоящих Правил, выдачу сертификатов осуществляют федеральные органы исполнительной власти, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрена военная служба (служба) (далее — федеральные органы исполнительной власти);

а.1) гражданам — участникам подпрограммы, указанным в подпункте «в» пункта 5 настоящих Правил:

состоящим на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий в органе местного самоуправления, — органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых они состоят на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий;

остальным гражданам — участникам подпрограммы указанной категории — федеральные органы исполнительной власти, в которых они состоят на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий;

б) гражданам — участникам подпрограммы, указанным в подпункте «д» пункта 5 настоящих Правил, — администрация г. Байконура;

в) гражданам — участникам подпрограммы, указанным в подпунктах «г», «е» — «з» пункта 5 настоящих Правил, — органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых они состоят на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий (имеющих право на получение социальной выплаты).

При этом следует иметь в виду, что пунктом 4 Порядка оформления и выдачи государственных жилищных сертификатов, утвержденного постановлением Правительства Калининградской области от 14 августа 2006 года № 588, определено, что органами, осуществляющими полномочия органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации по вопросам реализации подпрограммы на территории Калининградской области, являются:

— в части, касающейся граждан, уволенных с военной службы (службы), и приравненных к ним лиц; граждан, признанных в установленном порядке вынужденными переселенцами; граждан, выезжающих (выехавших) из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, — Министерство жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области;

— в части, касающейся граждан, подвергшихся радиации вследствие радиационных аварий и катастроф, и приравненных к ним лиц, — Министерство социальной политики и труда Калининградской области.

Принимая во внимание изложенное, судам при рассмотрении споров, связанных с реализацией  гражданами-участниками подпрограммы права на получение жилищного сертификата, необходимо по своей инициативе привлекать упомянутые выше  органы в качестве соответчиков в порядке, установленном части 2 статьи 40 ГПК РФ, если они не указаны истцами  при обращении в суд, поскольку исходя из характера спорных правоотношений без участия этих органов рассмотреть дело невозможно.

В случаях, когда оспаривается отказ в признании военнослужащего и граждан, уволенных с военной службы, нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, при решении вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и определении подсудности спора, необходимо учитывать положения пункта 12 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, утвержденных  Постановлением Правительства РФ от 6 сентября 1998 года № 1054 (в ред. от 14.11.2007 № 778, с изм. от 14.04.2009), в соответствии с которыми ведение учета указанных граждан осуществляется отделами по учету и распределению жилой площади (жилищными отделами) органов местного самоуправления или специально назначенными должностными лицами и военными комиссариатами, а также территориальными органами безопасности, министерствами внутренних дел и управлениями (главными управлениями) внутренних дел субъектов Российской Федерации, территориальными органами управления Государственной противопожарной службы субъектов Российской Федерации Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, осуществляющими функции военных комиссариатов в отношении лиц, состоящих на специальном учете.

При решении вопроса о территориальной подсудности спора, связанного с реализацией гражданином – участником подпрограммы права на получение ГЖС, следует руководствоваться общими правилами подсудности.

В силу статьи 28 ГПК РФ заявление гражданина – участника подпрограммы подается в суд по месту нахождения соответствующего органа исполнительной власти, осуществляющего выдачу сертификатов.

Граждане – участники подпрограммы, указанные в подпункте «в», «г», «е» — «з» пункта 5 Правил, состоящие на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий в органе местного самоуправления, который также является соответчиком по делам данной категории, вправе обратиться в суд с соблюдением положений части 10 статьи 29 ГПК РФ – по выбору истца, как в суд по месту нахождения органа местного самоуправления, где они состоят на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, так и по месту нахождения Министерства жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области либо Министерства социальной политики и труда Калининградской области, которые осуществляют полномочия органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации – Калининградской области по вопросам реализации подпрограммы на территории Калининградской области.

Такими же правилами определения территориальной подсудности следует руководствоваться и при рассмотрении споров о том, кого следует относить к членам семьи гражданина-участника подпрограммы.

В судебной практике, как правило, вопросов при определении состава лиц, участвующих в деле, и соответственно подсудности данных споров не возникает.

Вместе с тем, Гурьевский  районный суд Калининградской области, признавая за Ю.А.В., являющимся участником подпрограммы как гражданин, подвергшийся радиационному воздействию вследствие  катастрофы на Чернобыльской АЭС (подп. «е» п. 5 Правил), право на получение государственного жилищного сертификата с учетом членов его семьи: супруги Ю.И.Г., дочерей Ю.И.А. и О.А., внука М.М.Д., и обязывая администрацию Гурьевского муниципального района Калининградской области учесть при расчете размера социальной выплаты  указанных лиц, — не привлек к участию в деле  Министерство социальной политики и труда Калининградской области, несмотря на то, что на необходимость этого обращено внимание в письменном ходатайстве Министерства жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области (пункт 4 постановления Правительства Калининградской области от 14.08.2006 № 588).

Багратионовский районный суд Калининградской области, удовлетворяя иск законного представителя несовершеннолетнего Л.М., … года рождения, — его матери Л.И.В., и признавая её несовершеннолетнего сына членом семьи  участника подпрограммы М.В.И., неправильно определил состав лиц, участвующих в деле.

Суд не принял во внимание, что по смыслу пункта 17 Правил право требования о признании членами семьи гражданина-участника подпрограммы и расчёта размера социальной выплаты на приобретение жилья  с учетом всех членов семьи предоставлено гражданину — участнику подпрограммы, а не лицам, претендующим на признание их членами семьи участника Подпрограммы, поскольку именно данные лица являются участниками подпрограммы и состоят на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Между тем из материалов упомянутого выше дела усматривается, что вопрос о том, является ли Л.И.В. надлежащим истцом, которому законом предоставлено право требовать расчета размера социальной выплаты с учетом несовершеннолетнего Л.М., судом не обсуждался, а участник подпрограммы М.В.И. участвовал в деле как ответчик.

Кроме этого, Администрация городского округа «Город Калининград», где М.В.И. состоит на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий (имеющего право на получение социальной выплаты), привлечена к участию в деле не как соответчик, а как третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, что не соответствует требованиям гражданского процессуального законодательства.

Не привлечено к участию в деле как соответчик и Министерство жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области, осуществляющее организацию выдачи государственных жилищных сертификатов в Калининградской области указанной категории лиц.

Таким образом, судом первой инстанции неверно определен состав лиц, участвующих в деле.

Вопросы, возникающие при решении вопроса о праве гражданина на участие в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы».

По смыслу положений пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (в редакции Федеральных законов от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ и от 8 мая 2006 года № 66-ФЗ) право на обеспечение жилым помещением за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов у военнослужащих-граждан возникает при наличии нескольких условий:

общей продолжительности военной службы 10 лет и более;

— при увольнении с военной службы по одному из следующих оснований: по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз.

Требование о наличии общей продолжительности военной службы 10 лет и более как условие для права на получение ГЖС предусмотрено подпунктом «а» пункта 5 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы» (исключение составляют военнослужащие, подлежащие увольнению с военной службы по истечении срока контракта или по семейным обстоятельствам, указанным в подпункте «в» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», и граждане, уволенные с военной службы по этим основаниям, общая продолжительность военной службы которых в календарном исчислении составляет 20 лет и более, и состоящие в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти), подпунктом «г» пункта 5 указанных Правил (за исключением граждан, проживающих в военных городках, утративших статус закрытых военных городков после 1998 года, и вставших на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий в органах местного самоуправления в избранных для постоянного проживания субъектах Российской Федерации до исключения закрытого военного городка из перечня закрытых военных городков).

Так, Октябрьский районный суд г. Калининграда, отказывая Ф.А.В. в удовлетворении иска к администрации городского округа «Город Калининград», Министерству жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области о признании права на получение государственного жилищного сертификата, о понуждении к выдаче ГЖС, правильно указал на то, что поскольку истец имеет общую продолжительность военной службы менее 10 лет (проходил военную службу с 01 августа 1985 года по 28 ноября 1991 года, уволен в запас по сокращению штатов), то он не вправе принимать участие в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы».

При этом суд обоснованно сослался на нормы пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», пункта 5 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов, а также на положения подпункта «а» пункта 6 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 6 сентября 1998 года № 1054 (в ред. от 14.11.2007, с изм. от 14.04.2009), принятых в целях совершенствования порядка учета вышеуказанных военнослужащих и реализации их прав на получение жилья, в том числе путем предоставления за счет средств федерального бюджета социальной выплаты на приобретение жилья,  в соответствии с которыми нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства за счет средств федерального бюджета признаются граждане, проходившие военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, вооруженных силах и других воинских формированиях государств-участников СНГ, с которыми заключены соответствующие договоры, и уволенные с военной службы в запас или в отставку, прибывшие и вставшие на воинский учет по избранному постоянному месту жительства либо оставшиеся проживать по прежнему месту службы до получения жилья в избранном постоянном месте жительства, имеющие общую продолжительность военной службы 10 лет и более в календарном исчислении, а также сотрудники уголовно-исполнительной системы, прослужившие в учреждениях с особыми условиями хозяйственной деятельности Министерства внутренних дел Российской Федерации или Министерства юстиции Российской Федерации 10 лет и более в календарном исчислении, уволенные по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями.

То обстоятельство, что истец уволен с военной службы до 1 января 2005 года и принят на учет в органе местного самоуправления в соответствии с жилищным законодательством в качестве нуждающегося в жилом помещении до указанной даты, само по себе не является основанием для получения им за счет средств федерального бюджета социальной выплаты в форме ГЖС, поскольку у истца отсутствует требуемая Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и Правилами выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов продолжительность военной службы 10 лет и более.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, судебная коллегия указала, что право Ф.А.В., уволенного с действительной службы по сокращению штатов в 1991 году, на жилье закреплено в Положении о льготах для военнослужащих, военнообязанных, лиц, уволенных с военной службы в отставку, и их семей, утвержденных Постановлением Совета Министров СССР от 17 февраля 1981 года № 193 (фактически утратил силу в связи с принятием ФЗ «О статусе военнослужащих»).

Как видно из материалов дела, на основании указанного Положения Ф.А.В. принят на учет для улучшения жилищных условий решением главы администрации Б-го района г. Калининграда № … от 13 марта 1992 года.

При рассмотрении дел, связанных с правом на получение ГЖС, необходимо выяснять нуждаемость гражданина – участника подпрограммы в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений), что дает право на участие в данной подпрограмме.

Применительно к подпрограмме основанием для признания граждан не имеющими жилых помещений является:

а) отсутствие жилых помещений для постоянного проживания;

б) проживание в жилых помещениях специализированного жилищного фонда при отсутствии другого жилого помещения для постоянного проживания;

в) проживание на условиях поднайма или временных жильцов при отсутствии другого жилого помещения для постоянного проживания (пункт 8 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы»).

Изложенное не было учтено Багратионовским районным судом Калининградской области при рассмотрении дела по иску О.М.А., заявленного в интересах несовершеннолетнего О.М.Э., … года рождения, о признании её сына членом семьи участника подпрограммы А.А.С.

Признавая несовершеннолетнего О.М.Э. членом семьи участника подпрограммы А.А.С., суд не принял во внимание имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие, что мать ребенка О.М.А. с супругом О.Э.С. и несовершеннолетним ребенком О.М.Э., в интересах которого заявлен иск, являются участниками программы «Обеспечение жильем молодых семей».

Из имеющихся в деле свидетельств о государственной регистрации права следует, что мать ребенка О.М.А., её супруг О. Э.С. и их сын О.М.Э. на основании договора купли-продажи и ипотеки от 9 июня 2008 года приобрели в общую (равную) долевую собственность квартиру № … в доме №… по ул. К. в г. К.

Вывод суда о том, что наличие у несовершеннолетнего О.М.Э. права собственности на 1/3 долю в указанной квартире не имеет правового значения, несостоятелен, так как вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о том, что несовершеннолетний ребенок фактически проживает совместно с родителями в квартире, приобретенной по программе «Обеспечение жильем молодых семей», а по смыслу положений пункта 17 Правил другие родственники, к которым относится внук участника подпрограммы, признаются членами семьи и учитываются при расчете размера социальной выплаты при условии постоянного совместного проживания с участником подпрограммы и при отсутствии жилого помещения для постоянного проживания.

Кроме того, из материалов другого гражданского дела, поступившего на обобщение из Октябрьского районного суда г. Калининграда, следует, что решением Багратионовского районного суда Калининградской области  членом семьи участника подпрограммы А.А.С. признан и его тесть  К.Н.П. и на основании вышеуказанных решений Багратионовского районного суда Калининградской области А.А.С. выдан государственный жилищный сертификат, рассчитанный исходя из состава его семьи в количестве 6 человек, в том числе с учетом  дочери О.М.А., внука О.М.Э. и тестя К.Н.П., а 4 июня 2009 года указанными лицами заключен договор купли-продажи жилого помещения в общую долевую собственность (по 1/6 доле каждому) в г. К.

А.А.С. в судебном порядке просил признать за ним право на получение выплаты по ГЖС, обязать Министерство жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области исправить в выданном сертификате техническую ошибку и восстановить запись о сертификате в Реестре выданных сертификатов, поскольку денежные средства из федерального бюджета на оплату приобретенного по договору купли-продажи жилого помещения не были перечислены в связи с непредставлением документов об изменении фамилии другой дочерью А.Н.А. после регистрации брака в 2006 году.

Отказывая А.А.С. в иске, Октябрьский районный суд г. Калининграда, обоснованно исходил из того, что Правила выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов не предусматривают возможность внесения в жилищный сертификат исправлений, по смыслу пункта 46 настоящих Правил указываемое истцом обстоятельство требует замены выданного сертификата, оформление и выдача которого осуществляется органом исполнительной власти в порядке и сроки, установленные пунктом 36  Правил.

Принимая во внимание обстоятельства дела, суд пришел к правильному выводу, что не подлежат удовлетворению и требования истца о признании права на получение выплаты по государственному жилищному сертификату, выданному Министерством жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области.

Центральный районный суд г. Калининграда решением от 19 марта 2010 года удовлетворил исковые требования Б.Е.А. к УВД по Калининградской области и признал за ним право на получение безвозмездной субсидии за счет средств федерального бюджета в целях улучшения жилищных условий в виде государственного жилищного сертификата, включив его в число кандидатов на участие в указанной подпрограмме для получения жилищного сертификата с составом семьи 1 человек.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что истец имеет право на участие в подпрограмме, поскольку его выслуга в календарном исчислении более 10 лет, а именно: 19 лет, уволен он из органов внутренних дел с 3 октября 2005 года по ограниченному состоянию здоровья (п. «з» части 6 статьи 19 Закона РФ от 18 апреля 1991 года № 1026-1 «О милиции»), состоит на учете  как нуждающийся в улучшении жилищных условий по месту прохождения службы с 28 февраля 2005 года под № 1 в общей и льготной очереди как ветеран боевых действий.

Однако суд не принял во внимание отсутствие в деле доказательств, подтверждающих нуждаемость истца в улучшении жилищных условий. То обстоятельство, что истец состоял в списках очередников на улучшение жилищных условий в федеральном органе исполнительной власти, само по себе не дает ему право на участие в подпрограмме при отсутствии нуждаемости в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений).

Как усматривается из дела, Б.Е.А. является нанимателем квартиры № … в доме № … по … в г. Калининграде, имеющей общую площадь жилого помещения 44,8 кв.м. и жилую площадь 28,8 кв.м. Кроме истца в квартире зарегистрированы и проживают его бывшая супруга Б.Е.А., брак с которой расторгнут в 1995 году,  и совершеннолетняя дочь Б.А.Е. Право пользования Б.Е.А. данным жилым помещением никем не оспорено и договор социального найма с ним не расторгнут.

Следовательно, истец, имея обеспеченность в жилом помещении в размере, превышающем учетную норму площади жилого помещения в г. Калининграде, установленную Решением Городского Совета депутатов Калининграда от 30 ноября 2005 года № 408, в 12 кв. м. общей площади, приходящейся на одного члена семьи, а именно: 14,9 кв.м., — на момент разрешения спора не нуждался в улучшении жилищных условий.

При наличии жилого помещения для постоянного проживания истец в силу пункта 8 Правил не имел права на участие в подпрограмме.

Ссылки суда в обоснование вывода о нуждаемости истца в улучшении жилищных условий на то, что вышеуказанная квартира имеет две смежные комнаты, что истец на момент постановки его на очередь имел другую семью и не имеет возможности представить обязательство о сдаче вышеуказанного жилого помещения в связи с отказом бывших членов его семьи подписать такое обязательство, что он требует предоставить ГЖС на 1 человека, несостоятельны, поскольку  данные обстоятельства не являются основанием для получения государственного жилищного сертификата.

Исходя из изложенного, оснований для удовлетворения исковых требований у суда не имелось.

Разрешая дела о праве на получение государственного жилищного сертификата, необходимо учитывать, что невозможность представить обязательство о сдаче или о безвозмездном отчуждении жилого помещения или справку  квартирно-эксплуатационного органа о сдаче жилья по последнему месту военной службы (службы) – для не имеющих жилых помещений для постоянного проживания граждан – участников подпрограммы, не является безусловным основанием для отказа в выдаче ГЖС:

В силу подпункта «ж» пункта 44 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов для получения сертификата гражданин – участник подпрограммы представляет требуемые документы, в частности, обязательство о сдаче или о безвозмездном отчуждении жилого помещения по форме согласно приложению № 6 (в 2 экземплярах), — в случаях, указанных в подпунктах «б» и «в» пункта 16.1 настоящих Правил (по договору социального найма – принимается обязательство о расторжении указанного договора и об освобождении занимаемого жилого помещения; по собственному и не имеющему обременений – принимается обязательство о безвозмездном отчуждении этого жилого помещения в государственную или муниципальную собственность), за исключением случаев, когда гражданин предъявит документ, подтверждающий отсутствие у него жилого помещения для постоянного проживания.

Для не имеющих жилых помещений для постоянного проживания граждан – участников подпрограммы, указанных в подпункте «а» — «г» пункта 5 настоящих Правил,  пунктом 44 данных Правил предусмотрено требование о представлении справки квартирно-эксплуатационного органа о сдаче жилья по последнему месту военной службы (службы) (подпункт «з» пункта 44 Правил).

Указанные положения пункта 44 Правил полностью соответствуют пункту 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», фактически устанавливающей, что одним из условий обеспечения военнослужащих — граждан жилым помещением, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов, является сдача ими жилых помещений Министерству обороны РФ (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) по прежнему месту жительства при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

Об этом же говорится в пункте 30 Правил — граждане — участники подпрограммы, имеющие жилые помещения, принадлежащие им и членам их семей на праве собственности, под роспись уведомляются, что сертификат выдается им только в случае, если они и члены их семей примут на себя обязательство о безвозмездной передаче принадлежащих им на праве собственности и свободных от обязательств жилых помещений в государственную или муниципальную собственность.

Следовательно, граждане, соглашаясь с условиями участия в подпрограмме, обязаны передать ранее занимаемые жилые помещения в государственную собственность, независимо от того, на основании чего осуществляется владение жилым помещением. В противном случае, гражданин отстраняется от участия в подпрограмме.

Согласуется эта норма Правил и с требованиями жилищного законодательства, предписывающими, что в случае предоставления жилья от органов государственной власти или органа местного самоуправления, то есть так же как и при получении ГЖС за счет бюджетных средств, вопрос обеспеченности жильем разрешается исходя из суммарной общей площади всех жилых помещений, имеющихся у гражданина и (или) членов его семьи по договорам социального найма и (или) принадлежащих им на праве собственности (часть 2 статьи 51 ЖК РФ), а также содержащими указание о том, что при определении общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма гражданину, имеющему в собственности жилое помещение, учитывается площадь жилого помещения, находящегося у него в собственности (часть 7 статьи 57 ЖК РФ).

В то же время, по смыслу пунктов 2, 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим и гражданам, уволенным с военной службы, и принятым на учет в соответствии с жилищным законодательством в качестве нуждающихся в жилых помещениях, не может быть отказано в обеспечении жилыми помещениями путем выдачи государственных жилищных сертификатов по мотивам отсутствия справки квартирно-эксплуатационного органа о сдаче жилья по последнему месту военной службы, если указанная справка объективно не может быть представлена гражданами по не зависящим от них причинам. В таких случаях граждане вправе поставить вопрос о признании права на получение государственного жилищного сертификата в судебном порядке.

Учитывая приведенные выше нормы, суды при решении вопроса о праве гражданина-участника подпрограммы на получение государственного жилищного сертификата, в основном правильно оценивают обстоятельства, по которым гражданин не может представить обязательство о сдаче или о безвозмездном отчуждении жилого помещения, или справку квартирно-эксплуатационного органа о сдаче жилья по последнему  месту военной службы (службы).

Так,  Центральный районный суд г. Калининграда обоснованно  признал за Е.В.В. право на получение государственного жилищного сертификата без предоставления справки о сдаче жилья по последнему месту службы и обязательства о сдаче жилья, обязал Министерство жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области включить Е.В.В. в сводный список  граждан-участников подпрограммы  на планируемый 2010 год составом семьи 4 человека: он, супруга и двое сыновей.

При этом суд учел, что истец является бывшим военнослужащим, уволен с военной службы по сокращению штатов, имеет выслугу лет в календарном исчислении более 10 лет, состоит на учтете нуждающихся в улучшении жилищных условий в органе местного самоуправления с 9 марта 1994 года, как в списке общей очереди по городу, так и в льготном списке лиц, уволенных в запас, то есть имеет право на участие в подпрограмме по подпункту «г» пункта 5 Правил.

Однако Министерством жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области истцу отказано в обеспечении жилым помещением путем выдачи государственного жилищного сертификата по основанию непредставления им справки квартирно-эксплуатационного органа о сдаче жилья по последнему месту военной службы.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции правильно сослался на то, что требуемая справка не может быть представлена истцом по объективным причинам, поскольку квартира, предоставленная ему и членам его семьи в 1995 году по договору социального найма в г. З. М-й области, оставлена как истцом, так и членами его семьи в связи с выездом в другое постоянное место жительства. На момент рассмотрения дела в данной квартире по договору социального найма проживает иное лицо – Н.Т.М.

Учитывая, что истец и члены его семьи проживают в избранном месте жительства на условиях поднайма, другого жилого помещения для постоянного проживания не имеют, суд пришел к правильному выводу, что истец по объективным причинам не может представить справку квартирно-эксплуатационного органа о сдаче жилья по последнему месту военной службы и это обстоятельство не может являться основанием для отказа в выдаче ему государственного жилищного сертификата.

Признавая за К.Ю.М. право на участие в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002-2010 годы» без предоставления справки о сдаче жилого помещения и обязывая Администрацию городского округа «Город Калининград», Министерство жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области выдать ему государственный жилищный сертификат на состав семьи 1 человек, Центральный районный суд г. Калининграда обоснованно исходил из того, что К.М.Ю. не может представить заявление-обязательство о сдаче   жилого помещения, занимаемого по договору социального найма, по не зависящим от него причинам.

При рассмотрении дела судом установлено, что истец вместе с членами своей семьи: супругой, совершеннолетними детьми и внуками, — проживал в квартире № … в доме № … по … в пос. Х. Гурьевского района Калининградской области, предоставленной ему Министерством обороны РФ в 1991 году, являлся нуждающимся в улучшении жилищных условий. 8 ноября 2005 года истец расторг брак с супругой К.М.В., о чем поставил в известность ответчиков.

Вступившим в законную силу решением Гурьевского районного суда Калининградской области от 20 июня 2008 года определен порядок пользования вышеуказанной квартирой, в соответствии с которым  К.Ю.М. в пользование предоставлена жилая комната площадью 8,7 кв.м., К.М.В., К.М.Ю. и К.М.Ю., … года рождения — жилые комнаты площадью 19,4 кв.м. и 18,6 кв.м., иные помещения определены в общее пользование. В то же время из материалов дела видно, что К.Ю.М. в данной квартире не проживает, проживает в настоящее время в другом жилом помещении на условиях поднайма, что свидетельствует о действительном прекращении семейных отношений между бывшими супругами.

Решением городской комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с формированием списков граждан — участников подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» от 17 августа 2007 года истец на основании его заявления включен в список граждан, изъявивших желание получить сертификат в 2008 году составом семьи 1 человек.

В ноябре 2009 года на имя К.Ю.М. был выписан жилищный сертификат, но в выдаче указанного ГЖС ему было отказано в связи с отсутствием обязательства, подписанного всеми членами семьи, о расторжении договора социального найма в отношении вышеуказанного жилого помещения.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования К.Ю.М., суд первой инстанции обоснованно сослался на то, что в предоставленной истцу в пользование по решению суда комнате проживать невозможно по причине конфликтных отношений с бывшей супругой, которая проживает в  квартире в фактических брачных отношениях с другим мужчиной. Кроме того, в квартире проживают взрослые дети истца со своими семьями, бывшая супруга и дети истца отказались освободить занимаемое жилое помещение, в связи с чем истец лишен возможности представить обязательство о расторжении договора социального найма, подписанное всеми лицами, зарегистрированными в данном жилом помещении. Сам истец согласно адресному листку убытия ОУФМС России по Калининградской области снят с регистрационного учета по этому адресу 03 февраля 2010 года. Иного  жилого помещения для постоянного проживания истец не имеет.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, судебная коллегия указала, что суд пришел к правильному выводу о том, что  К.Ю.М. не утратил статус лица, нуждающегося в жилом помещении, а ранее занимаемую квартиру, предоставленную по линии Министерства обороны РФ, он не может сдать по объективным причинам, в силу сложившихся обстоятельств он проживать в данном жилом помещении не может, с регистрационного учета снят, проживающие в нем лица, не являющиеся в настоящее время членами его семьи, не желают это жилье освобождать и как-то повлиять на бывшую супругу и детей, законно занимающих жилое помещение, истец возможности не имеет.

Поскольку истец является нуждающимся в улучшении жилищных условий, государственный жилищный сертификат просил предоставить на состав семьи 1 человек, без учета бывших членов семьи, расторжение брака не являлось фиктивным, следовательно, само по себе не представление им  обязательства в данном случае не является основанием  к отказу в выдаче государственного жилищного сертификата.

Между тем, отказывая Б.С.А. в удовлетворении исковых требований к Администрации городского округа «Город Калининград», Министерству жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области о признании неправомерным требования о предоставлении обязательства о сдаче жилого помещения и возложении обязанности выдать государственный жилищный сертификат, Центральный районный суд г. Калининграда исходил из того, что истцом не представлено обязательство о сдаче (передаче) жилого помещения, в связи с чем согласно пункту 44 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002-2010 годы» сертификат не выдается.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение о понуждении Администрации городского округа «Город Калининград» и Министерства жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области выдать Б.С.А. государственный жилищный сертификат на состав семьи один человек, судебная коллегия указала на то, что отказ в выдаче истцу ГЖС, оформленного Министерством жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области 12 марта 2009 года,  согласно которому Б.С.А. предоставляется за счет средств федерального бюджета субсидия в размере 961950 рублей на приобретение жилого помещения на состав семьи 1 человек, площадью 33 кв.м., по мотиву непредставления им обязательства о сдаче (передаче) ранее занимаемого жилого помещения, нельзя признать законным и обоснованным по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что истец проживал на условиях социального найма в однокомнатной квартире общей площадью 34,5 кв. м., жилой площадью 16,1 кв. м. по адресу: г. Калининград, ул. …, д. …, корпус …, кв. …, — вместе с бывшей супругой, брак с которой расторгнут в 1997 году, дочерью, сыном и внуком, являлся нуждающимся в улучшении жилищных условий. Бывшая супруга, дочь, сын и внук отказались освободить занимаемое жилое помещение, в связи с чем истец лишен возможности предоставить обязательство о сдаче квартиры. Сам он с регистрационного учета по указанному адресу снялся 18 марта 2009 года.

 Поскольку истец является нуждающимся в улучшении жилищных условий, государственный жилищный сертификат просил предоставить только на него самого, без учета бывших членов его семьи, непредставление им обязательства о сдаче ранее занимаемого жилого помещения в виде однокомнатной квартиры в данном случае не могло служить основанием к отказу в выдаче ГЖС.

Ответчиком при рассмотрении дела не оспаривалось, что расторжение брака не было фиктивным и бывшие супруги не проживали одной семьей после прекращения семейных отношений.

Центральный районный суд г. Калининграда, признавая за Щ.С.Ю. право на участие в подпрограмме «Выполнение  государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 – 2010 годы» без предоставления справки о сдаче жилья и обязательства о сдаче жилья и обязывая Правительство Калининградской области и Министерство жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области выдать истцу государственный жилищный сертификат на состав семьи 1 человек без предоставления справки о сдаче жилья и обязательства о сдаче жилья, обоснованно принял во внимание как обстоятельства, лишающие истца возможности представить требуемые документы, факт расторжения брака между супругами 22 ноября 2005 года, то, что истец снялся с регистрационного учета и заключил договор поднайма в отношении другого жилого помещения, что вступившим в законную силу решением Гусевского городского суда Калининградской области от 15 апреля 2009 года Щ.С.Ю. отказано в иске к бывшим членам его семьи Щ.Н.М., Л.С., З.Е.С. о разделе жилой площади в предоставленной ему в связи с прохождением военной службы квартире, а также то обстоятельство, что вступившим в законную силу решением Гусевского городского суда Калининградской области от 27 января 2010 года истец признан утратившим право пользования данным жилым помещением.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, факт отсутствия у Щ.С.Ю. жилого помещения для постоянного проживания и учитывая объективную невозможность представить им обязательство (справку) о сдаче жилья, суд правильно удовлетворил иск.

Вместе с тем, признавая за участником подпрограммы право на получение государственного жилищного сертификата при отсутствии обязательства о сдаче или о безвозмездном отчуждении жилого помещения, необходимо иметь в виду, что эти обстоятельства в силу норм пунктов 16.1, 16.2 Правил должны учитываться при расчете размера социальной выплаты (пункты 16.1, 16.2 введены Постановлением Правительства РФ от 08.05.2009 № 408).

Так, согласно пункту 16.1 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов установленный в пункте 16 настоящих Правил норматив общей площади жилого помещения, принимаемый для расчета размера социальной выплаты, применяется, если:

а) гражданин — участник подпрограммы и члены его семьи не имеют жилых помещений для постоянного проживания;

б) гражданином — участником подпрограммы и членами его семьи, проживающими на основании договора социального найма в жилом помещении, находящемся в государственном или муниципальном жилищных фондах, принимается обязательство о расторжении указанного договора и об освобождении занимаемого жилого помещения;

в) гражданином — участником подпрограммы и членами его семьи, проживающими в жилом помещении, принадлежащем ему и (или) членам его семьи на праве собственности и не имеющем обременений, принимается обязательство о безвозмездном отчуждении этого жилого помещения в государственную или муниципальную собственность.

Пунктом 16.2 Правил предусмотрено, что в случае отчуждения гражданином — участником подпрограммы, указанным в подпунктах «а» — «ж» пункта 5 настоящих Правил, жилого помещения, принадлежащего ему и (или) членам его семьи на праве собственности (за исключением случая, указанного в подпункте «в» пункта 16.1 настоящих Правил – члены семей военнослужащих), или принятия ими решения не отчуждать такое жилое помещение, размер общей площади жилого помещения, принимаемый для расчета размера социальной выплаты, определяется как разница между общей площадью жилого помещения, установленной по нормативам, указанным в пункте 16 настоящих Правил, и общей площадью жилого помещения, отчужденного или оставленного для дальнейшего проживания.

При этом право на получение сертификата предоставляется гражданину — участнику подпрограммы только в случае, если определенный в указанном порядке размер общей площади жилого помещения, принимаемый для расчета размера социальной выплаты, составляет не менее 18 кв. метров. В остальных случаях выдача сертификата участнику подпрограммы возможна при исполнении им условий, предусмотренных подпунктом «в» пункта 16.1 настоящих Правил (безвозмездное отчуждение).

Несмотря на то, что приведенные выше положения пункта 16.2 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов касаются жилого помещения, принадлежащего на праве собственности гражданину – участнику подпрограммы, указанному в подпунктах «а» — «ж» пункта 5 настоящих Правил, и (или) членам его семьи, а для случая  отказа гражданином – участником подпрограммы и членами его семьи, проживающими в жилом помещении на основании договора социального найма, принять обязательство о расторжении договора социального найма и об освобождении занимаемого ими жилого помещения пунктом 16.3 Правил предусмотрен запрет на выдачу сертификата, тем не менее, суды вправе применить по аналогии нормы, установленные пунктом 16.2 Правил, и при рассмотрении споров о признании за гражданином – участником подпрограммы права на получение ГЖС  при условии нуждаемости в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений) и отсутствии обязательства, подписанного членами семьи указанного гражданина, о сдаче жилого помещения, занимаемого по договору социального найма.

Однако Центральный районный суд г. Калининграда, отказывая Б.С.А. в удовлетворении исковых требований к Администрации городского округа «Город Калининград», Министерству жилищно-коммунального хозяйства и строительства  Калининградской области о выдаче государственного жилищного сертификата без представления им обязательства о сдаче (передаче) жилого помещения, не учел положения пунктов 16.1 и 16.2 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов, по смыслу которых не исключалась возможность предоставления ГЖС и тем гражданам – участникам подпрограммы, которые не представили обязательство о сдаче или о безвозмездном отчуждении жилого помещения, что влечет лишь уменьшение размера общей площади жилого помещения, принимаемого для расчета размера социальной выплаты.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое о понуждении Администрации городского округа «Город Калининград» и Министерства жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области выдать Б.С.А. государственный жилищный сертификат на состав семьи один человек, судебная коллегия указала на то, что истец имеет право на получение социальной выплаты, но при расчете размера этой выплаты подлежат применению положения пункта 16.2 Правил.

Вместе с тем, Центральный районный суд г. Калининграда, принимая решение о понуждении УВД по Калининградской области  включить К.А.А. в список на получение государственного жилищного сертификата на 2010 год на состав семьи из 4 человек, обоснованно исходил из того, что отказ ответчика в выдаче ГЖС по основанию непредставления истцом обязательства о расторжении договора социального найма и об освобождении занимаемого жилого помещения, находящегося в муниципальной собственности, всеми проживающими в квартире лицами, в том числе его отцом – К.А.В. и матерью К.В.В., является незаконным.

Действительно, в силу пункта 17 Правил родители участника подпрограммы признаются членами его семьи, а согласно пункту 16.3 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в случае, если гражданином — участником подпрограммы и членами его семьи не принято обязательство о расторжении договора социального найма и об освобождении занимаемого ими жилого помещения, выдача сертификата указанному гражданину не производится.

Вместе с тем, судом установлено, что истец, хотя и проживает вместе  со своими родителями в жилом помещении, занимаемом  по договору социального найма,  однако общего хозяйства с ними не ведет и фактически в указанной квартире проживает 2 семьи – семья истца и семья его родителей. Причем, с 1997 года истец состоит на учете лиц, нуждающихся в улучшении  жилищных условий,  без учета родителей, которых к числу членов  своей семьи не относил.

При таких обстоятельствах требование ответчика о представлении обязательства родителей истца о расторжении ими договора социального найма и об освобождении занимаемого жилого помещения нельзя признать  обоснованным.

В то же время, суд правильно признал, что Правила не исключают возможность предоставления ГЖС тем  участникам подпрограммы, которые (в том числе, члены их семьи) не приняли обязательство о расторжении договора социального найма и об освобождении занимаемого ими жилого помещения.

В соответствии с приведенными выше положениями пункта 16.2 Правил размер социальной выплаты, предоставляемой истцу и членам его семьи, следует определить как разницу между общей площадью жилого помещения, установленной по нормативам, указанным в пункте 16 Правил (с учетом наличия у истца права на дополнительную площадь в размере 15 кв.м.), и долей общей площади жилого помещения, приходящейся на истца и членов его семьи в муниципальном жилом помещении, оставляемом для  дальнейшего проживания  родителям   истца.

Вышеуказанные положения пункта 16.2 Правил по аналогии могли быть применены к спорным правоотношениям и в отношении К.А.А., занимающего жилое помещение по договору социального найма.

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда (далее — судебная коллегия), оставляя решение суда первой инстанции без изменения, согласилась с выводами суда первой инстанции.

Проверяя законность требования соответствующего органа исполнительной власти представить документы для получения ГЖС, необходимо иметь в виду, что перечень таких документов приведен в пунктах 19 и 44 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов и не подлежит расширительному толкованию.

Решением Центрального районного суда г. Калининграда от 12 мая 2009 года на Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Калининградской области возложена обязанность включить Л.И.А. в список граждан, изъявивших желание получить ГЖС в планируемом 2009 году с составом семьи 1 человек.

Обязанность по предоставлению документов о месте регистрации за 5 лет до даты постановки на учёт не предусмотрена ни п. 19 указанных выше Правил, устанавливающем перечень документов, предоставляемых гражданам для участия в программе ГЖС, ни п. 13 Порядка учёта граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий и предоставления жилых помещений в Калининградской области, утверждённого постановлением Калининградской областной думы №64 от 11.09.1997г., регулировавшего перечень документов, предоставляемых для принятия на учёт нуждающихся в улучшении жилищных условий в 2004 году.

При решении вопроса о том,  кто является надлежащим ответчиком по требованию гражданина-участника подпрограммы о праве на получение государственного жилищного сертификата, а именно:  орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо федеральные органы исполнительной власти, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрена военная служба (служба) (далее – федеральные органы исполнительной власти), следует учитывать ряд обстоятельств, в том числе, когда прекращена военная служба (служба), когда и в каком органе гражданин встал на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий.

Например, Б.С.В. обратилась в суд с иском к Администрации городского округа «Город Калининград» о признании её участником подпрограммы и о понуждении выдать ГЖС по основаниям, предусмотренным подп. «г» пункта 5 Правил, согласно которым право на участие в подпрограмме имеют граждане, уволенные с военной службы (службы), и приравненные к ним лица, вставшие в органах местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений) до 1 января 2005 года.

По смыслу данной нормы закона право на получение жилищного сертификата имеют граждане, не только вставшие на учет в органах местного самоуправления в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений) до 1 января 2005 года, но и уволенные с военной службы (службы) до указанной даты.

Разрешая спор, Центральный районный суд г. Калининграда пришел к правильному выводу об отсутствии у истицы права на участие в подпрограмме по указанному основанию, поскольку истица проходила службу в ФГОУ ВПО «Калининградский юридический институт Министерства внутренних дел РФ» до 25 мая 2009 года, уволена по состоянию здоровья и встала на учет как нуждающаяся в жилом помещении в органе местного самоуправления 30 сентября 2008 года.

Таким образом, поскольку истица уволена со службы и встала на учет в качестве нуждающейся в улучшении жилищных условий в органе местного самоуправления после 1 января 2005 года, она не имеет права на получение государственного жилищного сертификата по вышеназванному основанию.

Ленинградский районный суд г. Калининграда, отказывая Б.С.В. в иске  к ФГОУ ВПО «Калининградский юридический институт Министерства внутренних дел РФ», МВД РФ о признании участником подпрограммы и о понуждении включить в состав участников подпрограммы, о взыскании компенсации морального вреда, правильно указал на то, что истица не имеет права на получение жилищного сертификата от федерального органа исполнительной власти, в котором проходила службу (в данном случае — МВД РФ) по  основаниям, предусмотренным подп. «а» пункта 5 (абзацы 3, 7) Правил.

При этом суд исходил из того, что согласно абзацу 3 подпункта «а» пункта 5 Правил  право на участие в подпрограмме имеют военнослужащие (за исключением участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих), сотрудники органов внутренних дел, подлежащие увольнению с военной службы (службы), и приравненные к ним лица, признанные в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений), в частности: сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации, содержащиеся за счет средств федерального бюджета и увольняемые со службы по достижении ими предельного возраста пребывания на службе, или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность службы которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более.

В связи с тем, что истица обратилась с заявлением об участии в подпрограмме по месту прохождения службы уже после увольнения, имевшего место 25 мая 2009 года, и не состояла в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти, она не имеет права на получение жилищного сертификата от федерального органа исполнительной власти по месту прохождения службы.

Абзацем 7 подпункта «а» пункта 5 Правил предусмотрено право на участие в Подпрограмме, в том числе граждан, уволенных с военной службы (службы) по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе (службе), или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы (службы) которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более, и состоящих после увольнения в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти.

Поскольку истица после увольнения со службы в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти не состояла, она не имеет права на участие в подпрограмме и по этому основанию.

Октябрьский районный суд г. Калининграда, отказывая К.С.А. в удовлетворении иска к администрации Светловского городского округа, Министерству жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области о признании права на участие в подпрограмме и включении в список кандидатов на получение государственного жилищного сертификата, обоснованно исходил из того, что поскольку истец уволен со службы из ГУ МЧС России по Калининградской области 17 марта 2007 года, то есть после 1 января 2005 года, он, несмотря на наличие необходимой для получения ГЖС выслуги лет (23 года) и предусмотренного действующим законодательством основания увольнения (уволен по состоянию здоровья), несмотря на принятие на учет в органе местного самоуправления в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 года (в 1997 году), не имеет право на участие в подпрограмме по подпункту «г» пункта 5 Правил, предусматривающего получение жилищного сертификата от органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации (в данном случае от Министерства жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области).

С таким выводом суда согласилась и кассационная инстанция.

Вместе с тем, разрешая спор, суды первой и второй инстанций правильно сослались на то, что истец, обладая необходимыми для участия в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 – 2010 годы», выслугой лет (более 10 лет) и основанием увольнения (по состоянию здоровья), имеет право на получение государственного жилищного сертификата по подпункту «а» пункта 5 Правил, как сотрудник Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, содержащийся за счёт средств федерального бюджета и увольняемый со службы по состоянию здоровья, общая продолжительность службы которого в календарном исчислении составляет более 10 лет (абзац 5 подпункта «а» пункта 5 Правил).

Поскольку выдачу сертификатов гражданам – участникам подпрограммы, указанным в подпункте «а» пункта 5 Правил осуществляют в соответствии с подпунктом «а» пункта 18 настоящих Правил федеральные органы исполнительной власти, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрена служба (в данном случае МЧС России), в удовлетворении требования о праве на получение жилищного сертификата от Министерства жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области К.С.А. отказано правильно.

Суды первой и второй инстанций сослались на то, что истец может претендовать с соблюдением установленного порядка на предоставление социальной выплаты от ГУ МЧС России по Калининградской области в случае, если он во время службы выполнил все необходимые требования для получения государственного жилищного сертификата по месту службы.

При рассмотрении споров, связанных с отказом в выдаче государственного жилищного сертификата федеральными органами исполнительной власти, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрена военная служба (служба), необходимо иметь в виду, что по смыслу подпункта «а» пункта 5 Правил право на участие в подпрограмме имеют военнослужащие (за исключением участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих), сотрудники органов внутренних дел, подлежащие увольнению с военной службы (службы), и приравненные к ним лица, признанные в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий (получении жилых помещений).

Таким образом, необходимым условием для возникновения права на получение государственного жилищного сертификата от федерального органа исполнительной власти является нахождение перечисленных в подпункте «а» пункта 5 Правил граждан на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту военной службы (службы).

Так, Ленинградским районным судом г. Калининграда правильно отказано Г.Г.Г. в иске к ГУ МЧС России по Калининградской области о признании незаконным отказа начальника ГУ МЧС России по Калининградской области в признании  участником подпрограммы и о включении в список на получение государственного жилищного сертификата в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы».

При рассмотрении дела судом установлено, что Г.Г.Г. приказом начальника ГУ МЧС Калининградской области был уволен с должности прапорщика внутренней службы по сокращению штатов с 08 апреля 2005 года, 25 января 2005 года он обратился в Управление учета и распределения жилья мэрии г. Калининграда с заявлением о признании его нуждающимся в улучшении жилищных условий и постановке на очередь на улучшение жилищных условий. Решением городской общественной комиссии от 10 февраля 2005 года истец был поставлен в общую очередь на получение жилья, а также в список льготной очереди сотрудников противопожарной службы ГУ МЧС РФ. Однако 24 марта 2005 года решение о включении его в льготный список сотрудников  ГУ МЧС РФ городской общественной комиссией было отменено. Истцу было разъяснено, что он в соответствии с пунктами 5, 18 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002-2010 годы» имеет право на получение жилищного сертификата в федеральном органе исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, и рекомендовано обратиться в Управление МЧС по Калининградской области для получения ГЖС.

Однако федеральным органом исполнительной власти — ГУ МЧС России по Калининградской области, — куда истец обратился в апреле 2009 года, ему в предоставлении ГЖС было отказано со ссылкой на то, что он  не относится к категории лиц, указанных в подпунктах «а» — «в» пункта 5 Правил,  которым выдача ГЖС осуществляется ГУ МЧС России по Калининградской области.

Разрешая спор и отказывая Г.Г.Г. в иске, суд первой инстанции обоснованно сослался на то, что по смыслу абзаца 7 подпункта «а» пункта 5 Правил ответчик обязан осуществлять выдачу ГЖС гражданам, уволенным с военной службы (службы) по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе (службе), или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы (службы) которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более, и состоящим после увольнения в списках очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) в федеральном органе исполнительной власти.  

Истец относится к категории лиц, уволенных со службы  в Государственной противопожарной службе МЧС России в связи с организационно-штатными мероприятиями, и общая продолжительность   его службы составляет более 10 лет.  

Вместе с тем, поскольку после  увольнения со службы в списках очередников  на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий)  в федеральном органе  исполнительной власти (в данном случае —  в ГУ МЧС России по Калининградской области) истец не состоит и никогда не состоял, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что отсутствуют основания для возложения на ответчика обязанности по включению его в списки лиц для выдачи ГЖС на основании  абзаца 7 подпункта «а» пункта 5 вышеназванных Правил.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции.

Вопросы, связанные с правом на участие в подпрограмме 

граждан, уволенных с военной службы, при переезде на постоянное  место жительства с территории одного 

на территорию другого государства – участника

Содружества Независимых Государств, 

состоявших ранее на военной службе в Вооруженных Силах и других воинских формированиях бывшего Союза ССР.

При рассмотрении   споров, связанных с правом на получение государственного жилищного сертификата граждан, уволенных с военной службы при переезде на постоянное  место жительства с территории одного государства – участника Содружества Независимых Государств, на территорию Российской Федерации, состоявших ранее на военной службе в Вооруженных Силах и других воинских формированиях бывшего Союза ССР, необходимо руководствоваться положениями Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», Соглашением между государствами – участниками Содружества Независимых Государств о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей от 14 февраля 1992 года, Соглашением об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в государствах – участниках Содружества Независимых Государств от 28 марта 1997 года, Постановлением Правительства РФ от 6 сентября 1998 года № 1054, которым утверждены Правила учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства (в ред. Постановлений Правительства РФ от 08.08.2003 № 475, от 14.11.2007 № 778, с изм., внесенными решением Верховного Суда РФ от 14.04.2009 № 2н-9/09).

Так, согласно подпункту «в» пункта 10 Правил учета военнослужащих не признаются нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий военнослужащие и граждане, уволенные с военной службы, в случае их увольнения с военной службы из вооруженных сил, других воинских формирований государств — участников СНГ после 31 декабря 1994 года (кроме государств, заключивших и ратифицировавших соответствующие двусторонние договоры с Российской Федерацией до 31 декабря 1999 года).

Между Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Россией и Таджикистаном заключено Соглашение об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в государствах — участниках Содружества Независимых Государств от 28 марта 1997 года (вступило в силу 19 апреля 2001 года; по состоянию на 01 октября 2010 года Соглашение не вступило в силу для России).

Согласно статье 3 настоящего Соглашения граждане, уволенные с военной службы, и члены их семей при переезде на постоянное место жительства с территории одного на территорию другого государства-участника обеспечиваются по избранному месту жительства жилыми помещениями по нормам, установленным для граждан государства, на территорию которого они прибыли.

Государство-участник, в вооруженных силах и других воинских формированиях которого проходили военную службу граждане, указанные в настоящей статье, заблаговременно приобретает для них жилые помещения по избранному ими постоянному месту жительства на территории другого государства-участника при условии сдачи занимаемых этими гражданами жилых помещений по прежнему месту службы (жительства) или, если жилые помещения по прежнему месту службы (жительства) им не предоставлялись.

В связи с тем, что данное Соглашение не подписано Республикой Украина, вопрос обеспечения жилыми помещениями военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, которые переехали на постоянное место жительства в Российскую Федерацию после 31 декабря 1994 года из указанного государства, а также из других государств — республик бывшего СССР, с которыми Российская Федерация не заключила и не ратифицировала соответствующие двусторонние договоры, должен разрешаться в соответствии с национальным законодательством Российской Федерации.

        Такие же выводы содержатся и в консультативном заключении Экономического суда содружества независимых государств № 01–1/4-02 по запросу Государственной Думы Российской Федерации о толковании статьи 3 Соглашения между государствами – участниками СНГ о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей от 14 февраля 1992 года; статьи 1 и части 1 статьи 2 Соглашения об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в государствах СНГ от 28 марта 1997 года.

Принимая во внимание изложенное, Гурьевский районный суд Калининградской области, отказывая  З.С.В. в иске к администрации Гурьевского муниципального района о восстановлении в льготной очереди на получение жилья, сделал правильный вывод об обоснованности исключения истца из льготной очереди военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий и включении в общую очередь, а также об отсутствии оснований для восстановления истца в льготной очереди на получение жилья.

При этом суд исходил из того, что З.С.В. был уволен с военной службы из военно-воздушных сил Украины в запас в связи с сокращением штатов 25 марта 1995 года, то есть после 31 декабря 1994 года. В 1996 году истец был принят на учет для обеспечения жилым помещением в льготную очередь военнослужащих, уволенных в запас или отставку, в администрации Гурьевского района Калининградской области. В дальнейшем постановлением главы администрации Гурьевского района от 24 октября 2003 года З.С.В. был исключен из льготной очереди военнослужащих на получение жилья и включен в общую очередь, где он состоит и по настоящее время.

Поскольку истец уволен с военной службы из вооруженных сил Республики Украина после 31 декабря 1994 года и двусторонний договор между Украиной и Российской Федерацией об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих, уволенных с военной службы, и членов их семей, при переезде на постоянное место жительства с территории Украины на территорию Российской Федерации, не заключен и не ратифицирован, постольку у истца отсутствует право на участие в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 – 2010 годы, и, следовательно, на получение за счет средств федерального бюджета социальной выплаты на приобретение жилья в форме государственного жилищного сертификата.

То, что истец, проходя службу в вооруженных силах Республики Украина, каким – либо жилым помещением не обеспечивался, присягу и гражданство Украины не принимал, не является в силу закона основанием для возникновения у него права на участие в вышеуказанной подпрограмме.

Судебная коллегия, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, согласилась с выводом суда.

Однако Центральный районный суд г. Калининграда признал за Е.В.В. право на получение государственного жилищного сертификата и обязал Администрацию городского округа «Город Калининград» включить Е.В.В. в список на получение ГЖС в рамках подпрограммы «Выполнение  государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 – 2010 годы» на 2010 год  с составом семьи из трех человек, несмотря на то, что из материалов дела видно, что истец был уволен из вооруженных сил Республики Украина в 1998 году, на момент увольнения он и члены его семьи проживали на территории Украины, были обеспечены жилым помещением в г. В.-В. Не принято судом во внимание и то обстоятельство, что решением органа местного самоуправления от 22 декабря 2005 года истец исключен из списка лиц на получение государственного жилищного сертификата в связи с представлением им недостоверных сведений о сдаче занимаемой ранее квартиры.

Ссылаясь в обоснование вывода о праве истца на участие в подпрограмме на нормы Положения о порядке обеспечения жилой площадью в Вооруженных силах Украины,  утвержденного Приказом Министра обороны Украины № 20 от 1996 года, в соответствии с которыми обеспечение жильем военнослужащих проводится после сдачи ими жилой площади, которую они занимали по прежнему месту службы (обучения), кроме случаев, когда там остались проживать совершеннолетние члены их семей, следовательно, оставление истцом жилого помещения совершеннолетним членам своей семьи, а также отсутствие претензий со стороны Республики Украина не является препятствием для реализации им права на получение жилья на территории Российской Федерации, суд первой инстанции не учел, что в связи с отсутствием заключенного  и ратифицированного между Российской Федерацией и Республикой Украина соответствующего двустороннего договора, Российская Федерация каких-либо обязательств об обеспечении жилыми помещениями лиц, уволенных с военной службы из вооруженных сил Республики Украина после 31 декабря 1994 года, и членов их семей, не принимала.

Вопросы, связанные с признанием членами семьи

лиц, проживающих совместно с участником подпрограммы.

Из содержания Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 – 2010 годы», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 21 марта 2006 года № 153, статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» следует, что социальные гарантии по обеспечению граждан – участников подпрограммы, жилыми помещениями распространяются на совместно проживающих с ними членов их семей.

В силу пункта 17 вышеуказанных Правил применительно к условиям подпрограммы членами семьи гражданина — участника подпрограммы признаются:

а) постоянно проживающие совместно с ним супруга (супруг), их дети и родители гражданина — участника подпрограммы. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица, постоянно проживающие совместно с гражданином — участником подпрограммы, учитываются при расчете размера социальной выплаты в случае признания их в судебном порядке членами его семьи — для граждан, указанных в подпунктах «а» — «е» пункта 5 настоящих Правил, и граждан, выезжающих из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей;

б) постоянно проживающие совместно с ним лица, признанные в установленном порядке вынужденными переселенцами, а также их несовершеннолетние дети независимо от наличия у них статуса вынужденного переселенца — для граждан, указанных в подпункте «ж» пункта 5 настоящих Правил;

в) лица, прибывшие с гражданином — участником подпрограммы из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей на постоянное место жительства, зарегистрированные и постоянно проживающие с данным гражданином в избранном постоянном месте жительства на дату утверждения сводного списка граждан — получателей сертификатов в планируемом году, — для выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей не ранее 1 января 1992 года граждан, указанных в подпункте «з» пункта 5 настоящих Правил.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года № 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 20.01.2003 № 2, от 06.02.2007 № 6), при рассмотрении заявлений военнослужащих, связанных с осуществлением ими права на жилище, необходимо иметь в виду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как Федеральным законом «О статусе военнослужащих», так и нормами жилищного законодательства Российской Федерации.

По установленным законом основаниям жилые помещения предоставляются военнослужащим и проживающим совместно с ними членам их семей. При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, следует руководствоваться нормами Жилищного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 69 Жилищного кодекса РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Поскольку в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 – 2010 годы» предоставление социальной выплаты за счет средств федерального бюджета на приобретение жилья, право на получение которой удостоверяется государственным жилищным сертификатом, гарантируется государством лишь определенной категории граждан, перечисленной в Правилах выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов,  правоотношения, связанные с правом на получение ГЖС, возникают между гражданином – участником подпрограммы и соответствующим органом исполнительной власти, постольку право лиц, постоянно проживающих совместно с участником подпрограммы на участие в подпрограмме производно от права гражданина – участника подпрограммы.

Следовательно, в случае отказа соответствующего органа исполнительной власти учесть при расчете размера социальной выплаты в форме государственного жилищного сертификата всех лиц, постоянно проживающих совместно с гражданином – участником подпрограммы, требовать в судебном порядке признать указанных лиц членами семьи может именно гражданин – участник подпрограммы.

Тем не менее, иногда суды рассматривают и разрешают дела по искам лиц, претендующих на участие в подпрограмме в качестве членов семьи граждан – участников подпрограммы, не принимая во внимание отсутствие спора между указанными лицами и наличие спора между участником подпрограммы и федеральным органом исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба (служба) либо органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, полномочия которого на территории Калининградской области осуществляют Министерство жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области и Министерство социальной политики и труда Калининградской области (в части, касающейся граждан, подвергшихся радиации вследствие радиационных аварий и катастроф и приравненных к ним лиц).

Так, Багратионовский районный суд Калининградской области, удовлетворяя иск законного представителя несовершеннолетнего Л.М., … года рождения, — его матери Л.И.В., и признавая её несовершеннолетнего сына членом семьи  участника подпрограммы М.В.И., не учел, что спор возник между участником подпрограммы М.В.П. и соответствующим органом исполнительной власти, в чью компетенцию входит выдача ГЖС, который отказал М.В.П. учесть при расчете размера социальной выплаты в качестве члена его семьи внука Л.М.

Суд не вынес на обсуждение вопрос о наличии у Л.И.В. субъективного права требовать расчета размера социальной выплаты в форме ГЖС с учетом её несовершеннолетнего ребенка и о необходимости привлечения участника подпрограммы М.В.И. к участию в деле в качестве соистца, а также не привлек к участию в деле в порядке части 3 статьи 40 ГПК РФ Министерство жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области, осуществляющее организацию выдачи государственных жилищных сертификатов в Калининградской области указанной категории лиц.

Как усматривается из материалов дела, участник подпрограммы М.В.И. принимал участие в деле как ответчик и в суде признал заявленные требования.

Признавая в судебном порядке вышеуказанных лиц членами семьи гражданина – участника подпрограммы, суды не всегда учитывают, что предметом спора в данном случае является отказ соответствующего органа исполнительной власти учесть при расчете размера социальной выплаты в форме ГЖС всех совместно проживающих с участником подпрограммы лиц в качестве членов его семьи, поэтому судьям следует разъяснять истцам в соответствии с требованиями статьи 12 ГПК РФ необходимость участия в деле граждан – участников подпрограммы в качестве соистцов; на стадии принятия искового заявления предложить истцам указать, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения их прав и их требование (пункт 4 части 1 статьи 131 ГПК РФ), либо при подготовке дела к судебному разбирательству предложить истцам  дополнить иск требованием о понуждении органа исполнительной власти выдать сертификат с учетом всех членов семьи гражданина – участника подпрограммы. В противном случае требование о признании членом семьи участника подпрограммы удовлетворению не подлежит.

Между тем Светлогорский городской суд Калининградской области удовлетворил исковые требования невестки участника подпрограммы Х.А.И. – Х.И.В. о признании её и её несовершеннолетнего сына Х.Д., … года рождения,  членами семьи Х.А.И., но в то же время, отказал в иске о понуждении администрации Светлогорского  района признать за ними право на участие в федеральной целевой программе «Жилище» на 2002 – 2010 годы» в качестве членов семьи гражданина – участника подпрограммы Х.А.И.

Причем, сам участник подпрограммы привлечен к участию в деле как третье лицо на стороне ответчика.

Вывод суда, что признание истицы и её сына членами семьи участника подпрограммы Х.А.И. само по себе влечет возникновение у них права на включение в число участников подпрограммы, противоречит действующему законодательству, поскольку, как указано выше, в данном случае нарушается право участника подпрограммы Х.А.И. на получение социальной  выплаты, рассчитанной с учетом всех членов его семьи.

Аналогичные ошибки допущены: Светлогорским городским судом Калининградской области при рассмотрении иска Н.П.Г.  и других к администрации Светлогорского района; тем же судом при рассмотрении дела по иску  Ж.В.А. к администрации Светлогорского района; Багратионовским районным судом Калининградской области  при рассмотрении дела по иску законного представителя несовершеннолетнего Ж.И.А. Ч.С.Ю. о признании Ж.И.А. членом семьи  вдовы военнослужащего С.Л.С., являющейся участником подпрограммы; тем же судом при рассмотрении иска П.Т.Н., предъявленного в защиту интересов  несовершеннолетнего сына П.Л.Д., о признании сына членом семьи участника подпрограммы К.В.А. и др.

При рассмотрении споров о признании членами семьи участника подпрограммы и о понуждении соответствующего органа исполнительной власти произвести расчет социальной выплаты при выдаче государственного жилищного сертификата с учетом всех членов семьи участника подпрограммы, необходимо всесторонне и полно выяснять факт совместного проживания указанных лиц с гражданином – участником подпрограммы, наличие у них жилых помещений для постоянного проживания в собственности либо по договору социального найма.

Изложенное не было учтено Светлогорским городским судом Калининградской области  при рассмотрении дела по иску участника подпрограммы М.С.В. о признании членами его семьи сына М.Е.С., невестки М.Л.Г., зарегистрированной и проживающей совместно с ним с 9 декабря 2009 года, внука М.Я.Е., … года рождения, детей дочери Ш.А.С.: внука Ш.И.С., … года рождения, и внука Ш.Д.С., … года рождения, для расчета размера социальной выплаты с учетом указанных лиц.

Признавая внуков Ш.И.С. и Ш.Д.С. членами семьи участника подпрограммы М.С.В., проживающего в пос. Д., суд не принял во внимание, что мать  несовершеннолетних детей совместно с истцом – участником подпрограммы М.С.В. не проживает, работает и проживает в г. К. в квартире, приобретенной для неё со слов истца по договору купли-продажи. Как усматривается из материалов дела, внуки обучаются в г. К., родители родительских прав в отношении несовершеннолетних детей не лишены, истец их опекуном не является. При таких данных суду следовало всесторонне и полно выяснить, действительно ли несовершеннолетние дети постоянно проживают с дедом в п. Д.

Кроме того, Министерство жилищно-коммунального хозяйства и строительства Калининградской области, возражая против иска, ссылалось на необходимость привлечения к участию в деле в качестве законных представителей несовершеннолетних детей их родителей и на необходимость проверки их имущественных прав. Однако, как усматривается из материалов дела, мать детей в качестве их законного представителя не привлечена,  сведения из Управления Федеральной регистрационной службы по Калининградской области в отношении матери и несовершеннолетних Ш.И.С. и Д.С. о наличии у них в собственности жилых помещений не затребованы.

Светлогорский городской суд признал  членами семьи  участника подпрограммы М.А.А. его невестку Р.А.М. и её несовершеннолетнего сына от другого брака Р.Р.М., … года рождения, а также признал за М.А.А. право на получение ГЖС с учетом указанных лиц.

Между тем из материалов дела видно, что невестка зарегистрирована в квартире за несколько месяцев до обращения в суд — в августе 2009 года (в суд М.А.А. обратился в октябре 2009 года), — до этого Р.А.М. вместе с ребенком была зарегистрирована в квартире, нанимателем которой являлась ее мать, приватизировавшая в единоличную собственность эту квартиру после снятия дочери с регистрационного учета  (11 августа 2009 года).

Не проверено наличие у лиц, проживающих совместно с участником подпрограммы, в собственности либо по договору социального найма жилых помещений для постоянного проживания:

Центральным районным судом г. Калининграда при удовлетворении иска  участника подпрограммы Ч.В.В. о признании внучки Я.К.Р., … года рождения, членом его семьи и о понуждении Администрации городского округа «Город Калининград» включить Ч.В.В в список кандидатов на получение ГЖС с составом семьи 6 человек, в том числе внучки Я.К.Р.

Багратионовским районным судом Калининградской области при удовлетворении иска Г.-М.А.А., предъявленного в интересах несовершеннолетней дочери Г.-М.С.Р., …года рождения, о признании членом семьи участника подпрограммы Ж.А.В.

Тем же судом при удовлетворении иска П.Т.Н. в интересах несовершеннолетнего сына П.Л.Д., … года рождения, о признании членом семьи гражданина – участника подпрограммы К.В.А. и некоторыми другими судами при рассмотрении дел данной категории.

Вместе с тем, Балтийский городской суд Калининградской области, отказывая участнику подпрограммы У.Л.К. в иске о признании внучки У.С.Е., опекуном которой она является,  членом её семьи, сослался на то, что У.С., … года рождения, сохраняет право пользования жилым помещением, расположенным в г. С., в котором проживала до установления над ней опеки, и после достижения  совершеннолетия  вправе проживать в нём, независимо от того, что в настоящее время закрепление за ней жилой площади отменено.

       Отменяя решение суда и принимая новое об удовлетворении иска, судебная коллегия указала на то, что как следует из материалов дела, истица в связи с уклонением родителей от воспитания ребенка, страдающего заболеванием «органическое поражение головного мозга», в 2006 году забрала к себе внучку и вселила её в занимаемую по договору социального найма комнату площадью 23,8 кв.м., расположенную в коммунальной квартире № … дома № … по ул. … в г. Балтийске, в качестве члена своей семьи, в этом же году истица в установленном законом порядке была назначена опекуном ребенка.

Учитывая изложенные обстоятельства, а также то, что родители ребенка на основании решения С-го городского суда М-й области от 27 июня 2007 года лишены родительских прав в отношении дочери, что истица  обеспечила необходимый уход за ребенком, признанным  инвалидом, несет все необходимые расходы на его содержание и лечение, размер которых превышает получаемые истицей пособия и другие социальные выплаты, а также учитывая, что постановлением администрации муниципального образования «ЗАТО г. С.» от 25 января 2010 года № 51 отменено закрепление за У.С. жилой площади в г. С., судебная коллегия пришла к выводу, что имеются основания для признания У.С. членом семьи бабушки У.Л.К.

Вопросы, связанные с наличием у члена семьи гражданина – участника подпрограммы,

права на дополнительную жилую площадь.

В судебной практике возник вопрос, подлежит ли учету при расчете размера социальной выплаты в форме ГЖС имеющееся у члена семьи гражданина – участника подпрограммы право на дополнительную жилую площадь.

В соответствии с пунктом 16 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы», в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, при определении норматива общей площади жилого помещения, используемого для расчета размера социальной выплаты, учитывается норма дополнительной общей площади жилого помещения в размере 15 кв. м. При наличии права на дополнительную общую площадь по нескольким основаниям размер такой площади не суммируется.

По смыслу указанной нормы имеющееся у члена семьи гражданина – участника подпрограммы право на дополнительную жилую площадь подлежит учету при определении норматива общей площади жилого помещения, используемого для расчета размера социальной выплаты.

Так, Центральный районный суд г. Калининграда обоснованно признал за Р.С.А. – участником подпрограммы, право на получение государственного жилищного сертификата с учетом дополнительной общей площади жилого помещения в размере 15 кв.м., право на которую имеет его супруга.

Разрешая спор, суд исходил из того, что Р.С.А., имея состав семьи из двух человек: он и супруга П.Л.В., является участником подпрограммы, как гражданин, подвергшийся  радиационному воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС.

В соответствии с пунктом 16 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов для расчета размера социальной выплаты истцу на семью из двух человек установлен норматив общей площади жилого помещения в размере 42 кв.м.

Супруга истца П.Л.В., являясь  инвалидом 1 группы, имеет право на дополнительную жилую площадь, что должно учитываться при определении норматива общей площади жилого помещения, используемого для расчета размера социальной выплаты.

Не соглашаясь с доводами Администрации городского округа «Город Калининград» о том, что дополнительная общая площадь жилого помещения в размере 15 кв. м. может быть учтена только при наличии такого права у гражданина — участника подпрограммы Р.С.А., но не у члена его семьи, суд первой инстанции правильно исходил из того, что супруга в силу подпункта «а» пункта 17 Правил является членом семьи гражданина – участника подпрограммы и социальная выплата предоставляется участнику подпрограммы с учетом количества членов его семьи, указанных в сертификате.

Несмотря на то, что Правила выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов не содержат указаний о том, что при  расчете размера социальной выплаты учитывается наличие у члена семьи участника подпрограммы права на дополнительную  общую площадь жилого помещения, в то же время, они не содержат и положений о том, что такое право предоставлено только гражданину – участнику подпрограммы.

Вместе с тем, учитывая, что пунктами 16.1, 16.2 указанных Правил закреплено обязательство как участника подпрограммы, так и членов его семьи по сдаче или о безвозмездном отчуждении занимаемого ими жилого помещения, можно сделать вывод, что имеющееся у члена семьи участника подпрограммы право на дополнительную площадь подлежит учету (по аналогии с обязанностями) при определении норматива общей площади жилого помещения, используемого для расчета размера социальной выплаты.

Вопросы, связанные с принятием на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях в избранном 

постоянном месте жительства.

Сохранение  за гражданином – участником подпрограммы  права на получение жилья при смене места жительства не возлагает на орган местного самоуправления обязанность по постановке его на учет нуждающихся в жилых помещениях по дате постановки его на этот учет по прежнему месту жительства.

Отказывая Ж.В.А. в иске к Губернатору Калининградской области, к Правительству Калининградской области о понуждении поставить на учет нуждающихся в жилых помещениях по дате постановки на этот учет по прежнему месту жительства, Октябрьский   районный суд   г. Калининграда, правильно исходил из того, что это требование не основано на законе.

При рассмотрении дела судом установлено, что Ж.В.А., как выехавшая из местности, приравненной к районам Крайнего Севера (г. Д. П-го края), имеет право на участие в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 – 2010 годы», по подпункту «з» пункта 5 Правил.

На основании пункта 21 Положения о регистрации и учете граждан, имеющих право на получение социальных выплат для приобретения жилья в связи с переселением из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 10 декабря 2002 года № 879 (в ред. Постановлений Правительства РФ от 24.10.2005 № 636, от 14.11.2007 № 780, от 07.11.2008 № 821), истица была снята с учета имеющих право на получение социальных выплат для приобретения жилья в связи с выездом в другую местность на постоянное место жительства, а 13 декабря 2006 года была поставлена на учет в качестве нуждающейся в улучшении жилищных условий на территории муниципального образования «Багратионовский городской округ» с даты обращения в орган местного самоуправления с соответствующим заявлением.

Оспаривая законность постановки на учет нуждающихся в жилых помещениях с указанной даты, истица ссылалась на то, что  она  более 30 лет прожила и проработала в г. Д. П-го края, в октябре 1997 года она была поставлена на учет администрацией муниципального образования г. Д. в качестве гражданина, имеющего право на получение жилищной субсидии в связи с переселением из местности, приравненной к районам Крайнего Севера. В июне 2005 года, не получив ГЖС, истица в соответствии с положениями статьи 6 Федерального закона от 25 октября 2002 года № 125-ФЗ «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» расторгла договор социального найма в целях получения государственного жилищного сертификата по вновь избранному  постоянному месту жительства в Калининградской области.

Не соглашаясь с доводами истицы о постановке на учет нуждающихся в жилых помещениях по дате постановки её на этот учет по прежнему месту жительства (17 октября 1997 года), суд первой инстанции обоснованно указал на то, что согласно части 1 статьи 57 Жилищного кодекса РФ жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 указанной статьи случаев предоставления жилых помещений вне очереди.

Принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях в силу части 3 статьи 52 Жилищного кодекса РФ осуществляется органом местного самоуправления на основании заявлений граждан, поданных ими в указанный орган по месту своего жительства.

Анализ вышеназванных положений Закона показывает, что органы местного самоуправления принимают решение о постановке на учет нуждающихся в жилых помещениях граждан и не имеющих права на внеочередное обеспечение жильем на основании их заявлений об этом в порядке очередности исходя из времени принятия на учет. Иной порядок постановки на учет нуждающихся в жилых помещениях граждан жилищным законодательством не установлен.

Приведенные выше нормы Жилищного кодекса РФ отражены в пункте 8 Положения о регистрации и учете граждан, имеющих право на получение социальных выплат для приобретения жилья в связи с переселением из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 10 декабря 2002 года № 879 (в ред. Постановлений Правительства РФ от 24.10.2005 № 636, от 14.11.2007 № 780, от 07.11.2008 № 821), где указано, что регистрация и учет граждан Российской Федерации, выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей не ранее 1 января 1992 года, имеющих право на получение в соответствии с Федеральным законом «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» социальной выплаты для приобретения жилья за счет средств федерального бюджета, производятся по месту их постоянного проживания в соответствии с действующим на территории субъектов Российской Федерации порядком регистрации и учета указанной категории граждан.

Принимая во внимание изложенное суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что орган местного самоуправления мог принять решение о постановке истицы на учет нуждающихся в жилых помещениях на основании её заявления об этом и в порядке очередности, исходя из времени принятия на учет.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции.

Что касается порядка учета граждан, уволенных с военной службы в запас или отставку, нуждающихся в жилых помещениях, то он установлен в Правилах учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 года № 1054.

Из пункта 20 Правил учета следует, что на каждого военнослужащего и гражданина, уволенного с военной службы и поставленного на очередь на получение жилых помещений или улучшение жилищных условий, в органах местного самоуправления заводится учетное дело, в котором должны содержаться все представляемые в соответствии с настоящими Правилами документы, являющиеся основанием для постановки на очередь, и выписки из решений соответствующих органов местного самоуправления.

В соответствии с пунктом 21 Правил учета, орган местного самоуправления на основании полученного учетного дела принимает решение, подтверждает правильность постановки военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы, на очередь на получение жилых помещений или улучшение жилищных условий либо исключает его из списков очередников.

Данный порядок постановки граждан, уволенных с военной службы, на учет нуждающихся в получении жилых помещений соответствует приведенным выше положениям статей 52 и 57 Жилищного кодекса РФ.

Пункт 22 Правил учета устанавливает, что в случае, если гражданин, уволенный с военной службы, изъявит желание изменить постоянное место жительства после увольнения со службы и встать на очередь на получение жилых помещений или улучшение жилищных условий в другом населенном пункте, документы учетного дела высылаются по его заявлению в орган местного самоуправления по вновь избранному постоянному месту жительства.

Этот пункт, во взаимосвязи с положениями пунктов 20 и 21 Правил учета, указывает на то, что пересылка документов учетного дела уволенного с военной службы гражданина осуществляется для решения органом местного самоуправления по вновь избранному этим гражданином постоянному месту жительства вопроса о постановке его на учет нуждающихся в жилом помещении.

Таким образом, сохранение за гражданином, уволенным с военной службы, права на получение жилья при смене места жительства не возлагает на орган местного самоуправления обязанность по постановке его на учет нуждающихся в жилых помещениях по дате постановки его на этот учет по прежнему месту жительства. Иное противоречило бы положениям Жилищного кодекса РФ о принятии органами местного самоуправления нуждающихся в жилых помещениях граждан на учет в порядке очередности.

Вопросы, связанные с правом на получение государственного жилищного сертификата граждан, подвергшихся радиации вследствие радиационных аварий и катастроф, и приравненных к ним лиц.

Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ был изменен порядок обеспечения жильем инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы и участников ликвидации ее последствий: тем из них, кто был принят на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 года, предоставляется право на обеспечение жилой площадью в размерах и порядке, установленных Правительством Российской Федерации, а принятые на учет после 1 января 2005 года обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации (пункт 2 части 1 статьи 14, пункт 1 части 1 статьи 15 Закона РФ от 15 мая 1991 года № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»).

Во исполнение данных требований Закона Постановлением Правительства РФ от 21 марта 2006 года № 153 (в ред. Постановления Правительства РФ от 10.04.2008 № 257) утверждены Правила выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 – 2010 годы», в соответствии с подпунктом «е» пункта 5 которых предусмотрено право на участие в подпрограмме граждан Российской Федерации, подвергшихся радиационному воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, аварии на производственном объединении «Маяк», и приравненных к ним лиц, вставших на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 года, имеющих право на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета в соответствии со статьями 14, 15, 16, 17 и 22 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», Федеральным законом от 26 ноября 1998 года № 175-ФЗ «О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча» и Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2123-1 «О распространении действия Закона РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» на граждан из подразделений особого риска.

По смыслу данной нормы право на участие в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы» путем предоставления социальной выплаты для приобретения жилья имеют граждане, подвергшиеся радиации вследствие радиационных аварий и катастроф, и приравненные к ним лица, принятые на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 года.

Инвалиды вследствие чернобыльской катастрофы и участники ликвидации ее последствий, принятые на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий после 1 января 2005 года в силу положений пункта 2 части первой статьи 14 и пункта 1 части первой статьи 15 Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ), обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации.

Согласно статье 49 Жилищного кодекса РФ жилые помещения по договору социального найма предоставляются гражданам, которые с учетом дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению, признаются малоимущими; другим категориям граждан жилые помещения по договору социального найма предоставляются, если существует специальное правовое регулирование, устанавливающее их право на получение жилья из государственного жилищного фонда.

Поскольку действующим жилищным законодательством основания и порядок предоставления жилых помещений по договору социального найма гражданам из числа пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы, и приравненных к ним лиц, равно как и их право на внеочередное или первоочередное бесплатное обеспечение жильем непосредственно не предусмотрены, те из них, кто был принят на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий после 1 января 2005 года, в соответствии с Жилищным кодексом РФ приобретают право на получение жилых помещений по договору социального найма на общих основаниях и не имеют право на получение ГЖС.

Несмотря на то, что Постановлением Конституционного Суда РФ от 10 ноября 2009 года № 17-П положения пункта 2 части первой статьи 14 и пункта 1 части первой статьи 15 Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ) признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой данные положения в системе действующего правового регулирования не устанавливают правовой механизм, который равным образом гарантировал бы предоставление жилых помещений гражданам — инвалидам вследствие чернобыльской катастрофы и участникам ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, принятым на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий как до 1 января 2005 года, так и после этой даты, тем не менее до настоящего времени законодателем не урегулированы условия и порядок обеспечения жильем указанной категории граждан, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий после 1 января 2005 года.

Разрешая споры о праве граждан, подвергшихся радиации вследствие радиационных аварий и катастроф, и приравненных к ним лиц, на участие в подпрограмме, судьям необходимо помнить, что надлежащим ответчиком по таким спорам в силу подпункта «в» пункта 18 вышеуказанных Правил является орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого они состоят на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий (имеющих право на получение социальной выплаты), полномочия которого на территории Калининградской области согласно постановлению Правительства Калининградской области от 14 августа 2006 года № 588 осуществляет Министерство социальной политики и труда Калининградской области (пункт 4  Порядка оформления и выдачи государственных жилищных сертификатов).

Вопросы, связанные с правом на участие в подпрограмме сотрудников противопожарных служб субъектов Российской Федерации.

При рассмотрении споров по искам сотрудником противопожарной службы ГУ Калининградской области «Отряд государственной противопожарной службы и обеспечения мероприятий гражданской обороны», следует иметь в виду, что согласно подпункту «а» пункта 5 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов право на участие в подпрограмме имеют сотрудники Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, содержащиеся за счет средств федерального бюджета и увольняемые со службы по достижении ими предельного возраста пребывания на службе, или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность службы которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более.

Таким образом, государственные гарантии улучшения жилищных условий в виде предоставления права на получение государственных жилищных сертификатов законодателем предоставлены сотрудникам Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, содержащимся за счет средств федерального бюджета, что обусловлено особыми условиями осуществления их профессиональной деятельности.

Для сотрудников же противопожарных служб субъектов Российской Федерации правовые механизмы обеспечения жильем в соответствии со статьей 18 Федерального закона от 21 декабря 1994 года № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» могут быть установлены законами субъектов Российской Федерации, предусматривающей, что к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области пожарной безопасности относится, в частности, осуществление мер по правовой и социальной защите личного состава пожарной охраны, находящейся в ведении органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, и членов их семей.

Следовательно, сотрудники противопожарных служб субъектов Российской Федерации не имеют право на участие в подпрограмме  «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы».

Судебная коллегия по гражданским делам

      Калининградского областного суда

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заказать звонок
Нажимая кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.