О практике рассмотрения судами уголовных дел в порядке главы 40 УПК РФ

Согласно требованиям норм  главы 40 УПК РФ необходимыми условиями постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке являются:

— заявление обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением;

— заявление ходатайства в присутствии защитника и в период, установленный ст. 315 УПК РФ;

— осознание обвиняемым характера и последствий заявленного им ходатайства;

— отсутствие возражений у государственного (частного) обвинителя и потерпевшего против рассмотрения уголовного дела в особом порядке;

— обвинение лица в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы;

-обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами;

— понимание обвиняемым существа обвинения и согласие с ним в полном объеме;

— отсутствие оснований для прекращения уголовного дела.

В кассационном порядке отменен приговор Светлогорского городского суда Калининградской области от 12 февраля 2014 года в отношении Полякова, осужденного  по п. «в» ч. 2 ст. 158, ст. 73 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения условно с испытательным сроком 3 года.

В обоснование решения суд кассационной инстанции указал, что в соответствии со ст. 314 УПК РФ суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства, если удостоверится, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства.

Согласно ст. 316 УПК РФ рассмотрение ходатайства подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения. После этого судья обязан выяснить у подсудимого, понятно ли ему обвинение, согласен ли он с обвинением и поддерживает ли свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, заявлено ли это ходатайство добровольно и после консультации с защитником. При возражении подсудимого, государственного обвинителя или потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства либо по собственной инициативе судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Однако протокол судебного заседания сведений о том, что судом был соблюден порядок судебного заседания при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, не содержит. Указание же в приговоре о соблюдении условий постановления приговора само по себе не указывает на исполнение требований закона о процедуре рассмотрения уголовного дела в особом порядке. 

Допущенные судом  существенные нарушения уголовно-процессуального закона явились основанием для отмены приговора и передачи дела на новое судебное разбирательство.

(постановление суда кассационной инстанции № 44-у-2014 от23 июня 2014)

В соответствии со ст. 314 УПК РФ одним из необходимых условий для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке является согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

По смыслу пункта 22 ст. 5, пп.4,5 ч. 2 ст. 171 и ч. 1 ст. 220 УПК РФ применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, понимаются:

— фактические обстоятельства содеянного обвиняемым,

— форма вины,

— мотивы совершения деяния,

— юридическая оценка содеянного,

—  характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого.

Если в ходе судебного заседания выяснится отсутствие каких-либо условий, необходимых для постановления приговора в особом порядке, суд в соответствии с ч. 3 ст. 314 и ч. 6 ст. 316  УПК РФ принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

По приговору Нестеровского районного суда Калининградской области от 15 сентября 2015 г. Михалицын А.И. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 10 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Он признан виновным в том, что 28 июля 2015 г. незаконно приобрел, сорвав один стебель наркосодержащего растения конопли, массой 125,7 грамма, что составляет крупный размер, которое незаконно хранил при себе до момента изъятия данного растения сотрудниками полиции.

В последнем слове Михалицын заявил о том, что не знал, какое растение сорвал. Эти пояснения подсудимого, ставящие под сомнение полное признание им своей вины и согласие с предъявленным обвинением в умышленном приобретении и хранении частей растения, содержащего наркотические средства, суд первой инстанции оставил без внимания, в нарушение требований ч. 3 ст. 314  и ч. 6 ст. 316  УПК РФ вопрос о необходимости возобновления судебного следствия, прекращения особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке не обсудил и постановил обвинительный приговор в порядке ст. 316 УПК РФ.

В связи с изложенным судом апелляционной инстанции приговор отменен с передачей уголовного дела на новое рассмотрение.

(апелляционное определение № 22 – 30/2016 от 21 января 2016 г.)

По приговору Центрального районного суда г. Калининграда от 26 октября 2015 г. Строенков Д.В. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием  в исправительной колонии общего режима. 

В апелляционном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора, поскольку, вопреки требованиям ст.ст.316,73 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора содержит описание преступного деяния, не соответствующее предъявленному обвинению в части способа приобретения наркотического средства и места пресечения действий по его хранению, а существенное изменение обвинения без исследования доказательств, собранных по делу, противоречит УПК РФ и нарушает право на защиту.   

    Судом апелляционной инстанции установлено, что Строенков Д.В. органом предварительного расследования обвинялся в том, что наркотическое средство в крупном размере массой 0,52 грамма он приобрёл без цели сбыта для личного потребления у неустановленного следствием лица и хранил без цели сбыта до 22 часов 30 минут до его изъятия сотрудниками полиции при проведении личного досмотра Строенкова Д.В. в служебном кабинете УМВД России по г. Калининграду, расположенном в Калининграде.   

По приговору, постановленному в порядке главы 40 УПК РФ,  Строенков Д.В. признан виновным  в том, что 14 сентября 2015 года в 19 часов, находясь в Калининграде, нашёл на краю проезжей части и оставил себе наркотическое средство в крупном размере, таким образом, незаконно без цели сбыта для личного потребления приобрёл указанное наркотическое средство. После чего положил приобретённое им вышеуказанное наркотическое средство в крупном размере себе в карман, тем самым оставил незаконно хранить при себе без цели сбыта для личного потребления до момента задержания сотрудниками полиции в Калининграде в 22 часа 14 сентября 2015 года.

Таким образом, обстоятельства совершения преступления, установленные судом в приговоре, не соответствуют обстоятельствам преступления, приведенным в предъявленном  Строенкову обвинению.   

Судебная коллегия приговор отменила, направив уголовное дело на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе.

(апелляционное определение № 22-22/2016  от 12 января 2016 г.)

По смыслу ч. 7 ст. 316 УПК РФ для постановления обвинительного приговора при согласии подсудимого с предъявленным обвинением суд должен убедиться, что  обвинение, с которым согласился обвиняемый обосновано и  подтверждается собранными по делу доказательствами.

Судья вправе постановить приговор в особом порядке, но не обязан этого делать, если у него возникли сомнения в обоснованности предъявленного обвинения.

Несмотря на то, что ст. 316 УПК РФ не предписывает проводить в общем порядке исследование и оценку доказательств, приводить в приговоре анализ доказательств, представляется, что судья, рассматривая уголовное дело в порядке гл. 40 УПК РФ, должен тщательно изучить материалы уголовного дела и проверить обоснованность предъявленного подсудимому обвинения, то есть убедиться, что оно подтверждается собранными доказательствами, без непосредственного их исследования.

При этом следует иметь ввиду, что упрощенные процедуры уголовного процесса должны осуществляться таким образом, чтобы не были утеряны цели уголовного судопроизводства и его назначение (ст. 6 УПК РФ).

По приговору Центрального районного суда г. Калининграда от 31 июля 2015 г. Хашимов В.В. признан виновным в том, что 16 июня 2015 г. примерно в 12:30 незаконно приобрел пять пакетиков со смесью, в состав которой входило психотропное вещество – амфетамин массой 3 грамма, что является крупным размером, которое незаконно хранил без цели сбыта  при себе, передвигаясь по улицам г. Калининграда. 

Судом апелляционной инстанции установлено, что из материалов дела, показаний допрошенного в качестве свидетеля оперуполномоченного, самого Хашимова следовало, что до его задержания ввиду того, что он выражался нецензурной бранью, сотрудники полиции не располагали информацией о наличии у него психотропного вещества,  личный досмотр осужденного был  проведен после сообщения самим Хашимовым о наличии у него психотропного вещества.

В судебном заседании Хашимов также заявлял о том, что он добровольно отдал все, что у него было.

Приведенные обстоятельства не были предметом судебного исследования и оценки в связи с принятием судом решения о рассмотрении дела в порядке главы 40 УПК РФ.  Не исследовав в судебном заседании в общем порядке обстоятельства сообщения Хашимовым о наличии у него психотропного вещества, суд  указал в приговоре,  что  Хашимов сделал такое сообщение при проведении его личного досмотра после задержания за совершение административного правонарушения, в связи с чем  пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для освобождения подсудимого от уголовной ответственности.

При таких обстоятельствах принятое судом без достаточных оснований решение о проведении судебного заседания в особом порядке и, как следствие этого, постановление обвинительного приговора без исследования и оценки собранных доказательств существенно ограничило права и законные интересы осужденного. 

Приговор судебной коллегией отменен, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение со стадии назначения судебного заседания в общем порядке в тот же суд в ином составе суда.

(апелляционное определение № 22 – 1400/2015 от 15 октября 2015 г.) 

По аналогичному основанию судом апелляционной инстанции отменен приговор Центрального районного суда г. Калининграда от 17 июля 2015 г. в отношении Михо Д.А., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ. 

Михо, управляя скутером,  был остановлен сотрудниками ГИБДД. При просьбе предъявить документы на скутер Михо стал нервничать и на вопрос сотрудников ГИБДД о наличии у него запрещенных в гражданском обороте предметов, Михо, подняв сиденье скутера, показал свертки, пояснив, что  в них находится наркотическое средство, приобретенное им для личного потребления. Таким образом, при остановке скутера под управлением Михо сотрудники ГИБДД не обладали информацией о наличии у него наркотических средств, оперативно-следственная группа вызвана после сообщения самим Михо о наличии у него наркотических средств.  

В связи с этим имелась необходимость в исследовании и оценке доказательств, что судом не было сделано в связи с рассмотрением дела в особом порядке.

(апелляционное определение № 22 – 1338/2015 от 2 октября 2015 г.)

Согласно  ч. 4 ст. 231 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала. Данные процессуальные сроки обусловлены необходимостью сторон подготовиться к судебному заседанию. Согласно разъяснениям, данным Пленумом Верховного Суда РФ  в п. 5 Постановлении №  29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве»,  судам следует проверять, извещен ли обвиняемый о дате, времени и месте заседания суда в сроки, установленные ч. 4 ст. 231 УПК РФ.

При несоблюдении указанных сроков суд выясняет у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого, в целях обеспечения требований  ч. 3 ст. 47 УПК РФ суд объявляет перерыв в судебном заседании либо откладывает его на определенный срок.

Согласно разъяснениям, данным в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от  5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», решая вопрос о назначении рассмотрения уголовного дела в особом порядке по результатам предварительного слушания, а также о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке в соответствии с частью 6 ст. 316 УПК РФ, необходимо соблюдать установленное частью 4 ст. 231 УПК РФ требование об извещении сторон о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Вместе с тем не во всех случаях суды проверяют, извещен ли надлежащим образом подсудимый о дате, времени и месте судебного разбирательства, соблюдены ли сроки, установленные ч. 4 ст. 231 УПК РФ.

Несоблюдение требований уголовно-процессуального   закона явилось основанием к отмене приговора Центрального районного суда г. Калининграда от 3 февраля 2015 г. в отношении Магомедова Х.М.

Уголовное дело по обвинению Магомедова Х.М. в совершении преступления, предусмотренного п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, которому на стадии предварительного следствия была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, поступило в Центральный районный суд г. Калининграда 24 ноября 2014 г. 

18 декабря 2014 г. из ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Калининградской области в районный суд поступило ходатайство Магомедова, содержащее просьбу письменно известить его о дате судебного заседания по данному делу, так как, что он находится под стражей в следственном изоляторе по другому уголовному делу.

Несмотря на ходатайство осужденного и наличие у суда сведений о содержании Магомедова под стражей копия постановления от 24 декабря 2014 г. о назначении судебного заседания на 09:30 13 января 2015 г., была направлена последнему по месту его жительства. 

Согласно протоколу судебного заседания 13 января 2015г. в связи с неявкой подсудимого по делу был объявлен перерыв до 3 февраля 2015 г., когда уголовное дело было рассмотрено по существу.

Сведений, которые бы свидетельствовали об извещении Магомедова о месте, дате и времени судебного заседания в установленный законом срок, в материалах уголовного дела не имелось.

Согласно пояснениям осужденного в суде апелляционной инстанции он, находясь под стражей, не был уведомлен как о назначении дела к слушанию 13 января 2015 г., так и о судебном заседании 3 февраля 2015 г.

Согласно информации, представленной начальником ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Калининградской области, в материалах личного дела осужденного сведений об извещении подсудимого о судебных заседаниях также не имелось.

Кроме того, из протокола судебного заседания следовало, что суд не выяснял, когда Магомедов был извещен о времени судебного заседания, готов ли он к судебному разбирательству. 

 (апелляционное постановление № 22 – 727/2015 от 23 июня 2015 г.)

Глава 40 УПК РФ не содержит запрета принимать по делу иное, кроме обвинительного приговора, решение. Об этом  разъясняется в п. 12 Постановления № 60. Определяющим при принятии иного решения   является то, что для этого не требуется исследование собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

В частности, при рассмотрении уголовного дела в особом порядке суд может содеянное переквалифицировать, уголовное дело прекратить по нереабилитирующим основаниям (например, в связи с истечением сроков давности,  изменением уголовного закона,  примирением с потерпевшим,  амнистией,  отказом государственного обвинителя от обвинения),  вынести частное постановление (определение). Однако в таком порядке не может быть постановлен оправдательный приговор. 

Если по уголовному делу, рассматриваемому в особом порядке, предъявлен гражданский иск, то при наличии соответствующих оснований он может быть оставлен без удовлетворения, производство по нему прекращено,  в его удовлетворении может быть отказано  либо по иску принято решение о передаче его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Однако при этом определяющим  является то, что принятие решения по гражданскому иску  не должно  повлечь  изменения фактических обстоятельств дела.

По приговору Светлогорского городского суда Калининградской области от 30 апреля 2015 года, постановленному в особом порядке принятия судебного решения в соответствии с главой  40 УПК РФ, Атюцкий осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69, ст. 70  УК РФ – к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Атюцкий В.В. признан виновным в совершении трех краж.

В обоснование решения об изменении приговора и смягчении осужденному наказания суд кассационной инстанции указал, что в соответствии с правовой позицией, изложенной в ч. 2 п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 60 от  5 декабря 2006 года «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», судебные решения, принятые в особом порядке, могут быть отменены или изменены, если при этом не изменяются фактические обстоятельства дела.

Как следует из предъявленного Атюцкому В.В. обвинения, 3 декабря 2014 года из жилища Е.В.В. была похищена бутылка «Hennessy VSOP» стоимостью 3 300 рублей.

Квалифицируя эти действия по признаку «с причинением значительного ущерба» суд не учел, что в обвинении, как и материалах уголовного дела, не указано, каким образом похищение бутылки коньяка отразилось в целом на материальном положении потерпевшего и на значимость для него предмета преступного посягательства.

Данные обстоятельства не требуют анализа фактической стороны совершенного осужденным преступления (что не предполагает особый порядок рассмотрения дела), так как неуказание на существенную значимость спиртного напитка, не являющегося предметом первой необходимости, прямо усматривается из фабулы обвинения.

При таких обстоятельствах, исключение из осуждения по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК квалифицирующего признака кражи — причинение значительного ущерба гражданину, повлекло смягчение наказания осужденному.

(постановление суда кассационной инстанции № 44-у- 18/2016 от 16 мая 2016)  

По приговору Багратионовского районного суда Калининградской области от 24 декабря 2015 года Проскуряков осужден по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, ч.5 ст.69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свобод  с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

 Проскуряков  признан виновным в том, что он 24 сентября 2015 года около 16 часов в целях тайного хищения чужого имущества из помещения одного из дачных домов, снял деревянные рейки с рамы окна первого этажа, выставил стекло, проник внутрь указанного дома, где на первом этаже дома из серванта похитил бутылку армянского коньяка «Царь Пап» стоимостью 2850 рублей и бутылку шампанского «Советское» стоимостью 250 рублей, которые, находясь там же, частично распил. Далее, находясь на первом этаже данного дома, из шкафов похитил джемпер светло-серого цвета стоимостью 400 рублей, мужские брюки светло-серого цвета аналогичной стоимости, которые одел на себя. В одном из помещений похитил хозяйственную сумку стоимостью 100 рублей, в которую сложил похищенные им чайник марки  «Скарлет» стоимостью 950 рублей, телевизор марки «Донг Ченг» стоимостью 500 рублей, потолочный светильник стоимостью 500 рублей, 5 деревянных фоторамок по цене 100 рублей каждая, настольную игру «Лото» стоимостью 500 рублей, два плетенных тубуса под бутылки стоимостью 100 рублей за один, получив реальную возможность распорядиться данным имуществом по своему усмотрению. Однако, будучи застигнутым на месте преступления потерпевшим К.И.В., в похищенных предметах одежды, с двумя  тубусами для бутылок, бутылкой коньяка «Царь Пап» с оставшимся содержимым Проскуряков В.В. с места преступления скрылся, выпрыгнув из окна второго этажа, причинив таким образом своими действиями потерпевшему К.И.В. материальный ущерб на общую сумму 7150 рублей.

    Изменяя приговор, суд апелляционной инстанции указал, что правильно установив фактические обстоятельства по делу, суд дал действиям Проскурякова В.В. неверную юридическую оценку, квалифицировав их как оконченный состав преступления

    В соответствии с п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ  «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» кража считается оконченной, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению.

 Анализ собранных по делу доказательств, а также фактические обстоятельства совершенного преступления свидетельствуют о том, что умысел Проскурякова В.В. был направлен на кражу имущества на сумму 7 150 рублей, однако данное преступление не было завершено по независящим от него обстоятельствам, поскольку в ходе совершения хищения часть имущества была оставлена на месте преступления ввиду того, что он был вынужден в спешке покинуть его, будучи застигнутым потерпевшим, и оставил сумку с частью похищенного имущества в доме.

  Независимо оттого, что в отношении другой части имущества Проскуряков завершил изъятие, его действия необходимо квалифицировать как покушение на кражу, так как он не имел реальной возможности распорядиться и пользоваться всем похищенным им имуществом.

 С учетом изложенного действия Проскурякова переквалифицированы на ч.3 ст.30- п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ  как покушение на тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилище.

  Для принятия такого решения не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

    Кроме того, из материалов уголовного дела следует, что на момент совершения преступления  Проскуряков имел судимость по приговору от 24.12.2014, по которому он был осужден по ч.1 ст.116, ч.1 ст.159 УКРФ, т.е. за совершение преступлений, отнесенных в соответствии с ч.2 ст.15 УК РФ к категории преступлений небольшой тяжести. 

     Также он был осужден по приговору  от 26.01.2015 по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

   Данные судимости не могут учитываться при рецидиве преступлений в силу запрета, предусмотренного ч. 4 ст. 18 УК РФ.

   С учетом изложенного из приговора исключено отягчающее наказание обстоятельства — рецидив преступлений, измен вид исправительного учреждения: со строгого режима на общий и смягчено наказание.

                     (апелляционное определение №22-346/2016 от 17 марта 2016 года)

По приговору  Ленинградского районного суда г. Калининграда от  27 ноября 2015 г. Москаленко Е.А. осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы.

Москаленко Е.А. признан виновным в том, что 25 августа 2015 года, находясь возле дома в г. Калининграде, с целью открытого хищения чужого имущества нанес удар в область спины несовершеннолетнему К.Т.А., после чего открыто похитил у него мобильный телефон стоимостью 930 рублей 60 копеек, принадлежащий матери потерпевшего.

Вместе с тем, исходя из обстоятельства дела, Москаленко был задержан непосредственно после завладения мобильным телефоном малолетнего и реальной возможности распорядиться им не имел.

При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции действия осужденного  были переквалифицированы на ч. 3 ст. 30, п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ – покушение на грабеж, то есть на открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. 

Кроме того, в приговоре не приведены мотивы, по которым отягчающим наказание обстоятельством признано совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Предъявленное Москаленко обвинение не содержит указания на совершение им преступления в состоянии алкогольного опьянения, в судебном заседании это обстоятельство не обсуждалось, поэтому оно было исключено из приговора.  

В связи с переквалификацией действий осужденного и исключением из приговора указания на отягчающее наказание обстоятельство   назначенное Москаленко наказание было снижено.  

(апелляционное определение № 22 – 238/2016 от 25 февраля 2016 г.)

По приговору Гурьевского районного суда Калининградской области от 3 ноября 2015 года Номгаудас  В.В. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 115,  ч. 1 ст.119, по ч. 1 ст. 119, по ч. 1 ст. 226,  по ч. 1 ст. 158, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы.

Из квалификации действий осужденного  по эпизоду от 21 июля 2015 г. по ч. 1 по ст. 226 УК РФ исключено  хищение боеприпасов, так как в ходе предварительного следствия патроны обнаружены и изъяты не были, судебно-баллистическая экспертиза по ним не проведена, заключения эксперта о принадлежности данных патронов к категории боеприпасов не имеется. В связи с чем назначенное наказание по данному эпизоду и совокупности преступлений снижено. 

(апелляционное определение № 22 – 22/2016 от 28 января 2016 г.)

По приговору Ленинградского районного суда г. Калининграда от  5 ноября 2015 г. Петрущенко И.К. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства – смеси, содержащей в своем составе наркотические средства карфентанил, метадон, диацетилморфин (героин), ацетилкодеин, 6-моноацетилморфин и вещество из группы меторфанов (левометорфан, декстрометорфан, рацеметорфан), массой 1,80 грамма, то есть в крупном размере.        

Квалифицируя действия осужденного по признаку незаконного хранения наркотических средств, суд не учел, что согласно предъявленному обвинению Петрущенко был задержан в месте приобретения наркотического средства во время, точно соответствующее времени приобретения наркотиков, а последующее нахождение при нем наркотического средства в период после задержания до его личного досмотра не образует состав уголовно-наказуемого хранения наркотического средства. 

С учетом изложенного судом апелляционной инстанции приговор был изменен: исключено указание на осуждение Петрущенко за незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, так как для этого не требовалось дополнительного исследования доказательств.

Действия Петрущенко квалифицированы по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, назначенное наказание снижено до 3 лет 4 месяцев лишения свободы.

 (апелляционное определение № 22-57/2016 от 21 января 2016 г.)

Согласно п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. № 25 как покушение на угон транспортного средства следует рассматривать действия лица, пытавшегося взломать замки и системы охранной сигнализации, завести двигатель либо с целью угона начать движение, если действия этого лица были пресечены или по иным не зависящим от него обстоятельствам ему не удалось реализовать преступный умысел на использование транспортного средства в личных интересах без цели хищения.

По приговору Гурьевского районного суда Калининградской области от 23 марта 2015 г. Захаров А.Г. осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ на 1 год, по ч. 1 ст. 166 УК РФ на 2 года, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание назначено путем частичного сложения –  2 года 6 месяцев лишения свободы, в соответствии с ч. 4 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 3 сентября 2012 года отменено,  на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения с неотбытой частью наказаний по приговорам от 3 сентября 2012 года и 12 февраля 2013 года окончательное наказание  назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы.

Согласно предъявленному обвинению и обстоятельствам, установленным приговором, в период времени с 02 часов до 03 часов 28 ноября 2014 года в г. Гурьевске Калининградской области Захаров А.Г. с целью угона разбил стекло водительской двери автомобиля «Фольксваген Гольф», принадлежащего К.Д.В., после этого путем соединения проводов зажигания попытался завести двигатель, но не смог, затем при помощи физической силы переместил автомобиль на проезжую часть, где его действия были прекращены сотрудниками ЧОП.

В тот же период времени с целью хищения Захаров А.Г. изъял из указанного автомобиля навигатор, MP3-плеер, мобильный телефон, общей стоимостью 3400 рублей. Однако довести свой преступный умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества, не смог, так как его действия были пресечены.

Действия Захарова по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ квалифицированы судом  верно. 

Вместе с тем суд по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ назначил Захарову наказание в виде 1 года лишения свободы, которое с учетом требований ч. 3 ст. 66, ч. 5 ст. 62 УК РФ является для осужденного максимальным. Назначение такого наказания при наличии признанных приговором смягчающих обстоятельств (признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, состояние здоровья) несправедливо. В связи с этим наказание за покушение на кражу смягчено.

Кроме того, собранные по уголовному делу доказательства подтверждают факт  совершения Захаровым пресеченного работниками охранного предприятия угона транспортного средства. 

Однако юридическая оценка его действий по неправомерному завладению транспортным средством как оконченного преступления является необоснованной, не подтвержденной материалами дела, как того требует ч. 7 ст. 316 УПК РФ. 

Как видно из фабулы обвинения, умысел Захарова был направлен на то, чтобы завести автомобиль и совершить на нем поездку, и это по не зависящим от виновного обстоятельствам осуществить ему не удалось.

Несмотря на то, что Захаров переместил автомашину с места стоянки, однако по смыслу закона одного начала движения для констатации факта неправомерного завладения недостаточно; необходимо, чтобы виновный получил возможность беспрепятственно, по своему усмотрению использовать транспортное средство.

В связи с этим действия Захарова по неправомерному завладению транспортным средством судом апелляционной инстанции переквалифицированы на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Кроме того, в силу ч. 1 ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется не отбытая часть наказания по предыдущему приговору. Суд же, правильно указав на ст. 70 УК РФ, окончательное наказание по  совокупности приговоров назначил путем частичного сложения. 

В приговор были внесены соответствующие изменения, окончательное наказание снижено.

(апелляционное постановление № 22 – 613/2015 от 14.05.2015)

По приговору Центрального районного суда  г.Калининграда от 12 ноября 2015 г Аксенов А.А. осужден по п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (4 эпизода), п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (двадцать пять эпизодов), ч. 1 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По  эпизоду кражи имущества Е.А.В. от 8 июля 2015 года суд, указав при описании преступного деяния на совершение преступления с незаконным проникновением в подвальное помещение с целью кражи чужого имущества, при квалификации действий Аксенова в указанной части этот квалифицирующий признак не указал, несмотря на то, что он был указан в обвинительном заключении.  

Суд апелляционной инстанции с учетом доводов апелляционного представления дополнил квалификацию действий осужденного по указанному эпизоду квалифицирующим признаком «с незаконным проникновением в помещение» и квалифицировал действия Аксенова по п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ – кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба гражданину, усилив назначенное наказание за данное преступление. 

Кроме того, поскольку преступления по приговорам от 9 декабря 2000 г. и 20 мая 2003 г. (в приговоре ошибочно указано от 20 мая 2013 г.) совершены Аксеновым  в несовершеннолетнем возрасте, то в соответствии с п. «в» ст. 95 УК РФ судимости по ним являются погашенными, вследствие чего они были исключены из вводной части приговора, что повлекло снижение наказания за преступление в отношении потерпевшей И.Ю.И., так как отягчающих наказание обстоятельств по делу не имелось, следовательно, за преступление, относящееся к категории небольшой тяжести, в соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ осужденному не могло быть назначено лишение свободы.

Резолютивная часть приговора дополнена указанием на применение принципа частичного сложения наказаний при назначении окончательного наказания на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ с учетом применения правил п. «в» ч.1 ст.71 УК РФ, ввиду отсутствия указания на принцип в приговоре.

Ввиду изменения наказания по ч. 1 ст. 158 УК РФ на не связанное с лишением свободы наказание, назначенное на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, снижено.

Кроме того, приговор был изменен в части решения по гражданским искам потерпевших Г.О.А., М.Ю.В., Г.К.М., Н.И.А. и И.Ю.И., так как суммы, взысканные в их пользу, превышали размер заявленных ими исковых требований. Размер  взысканных денежных средств был снижен в соответствии с размером заявленных каждым исковых требований. 

 (апелляционное постановление № 22 – 240/2016 от 24 марта 2016 г.)

В соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, может быть признана особо активная роль виновного в совершении преступления, и этот вывод суда согласно ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора должен быть мотивирован.

По приговору Зеленоградского районного суда Калининградской области от 21 декабря 2015 г.  Чернов Д.С. осужден  по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свобод.

Чернов признан виновным в совершении 15 октября 2015 года в г. Зеленоградске Калининградской области разбойного нападения с угрозой применения насилия, опасного для жизни, на К., Ю., Т., по предварительному сговору с З.Н.А..

Согласно ст. 67 УК РФ при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику.

С учетом положений этой нормы уголовного закона судом в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, может быть признана особо активная роль виновного в совершении преступления, и этот вывод суда согласно ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора должен быть мотивирован.

Как следует из обжалуемого приговора, при решении вопроса о назначении Чернову Д.С. наказания суд признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, его особо активную роль в совершении преступлений.

Однако суд при этом не привел мотивов такого решения, не указал, в чем конкретно выразилась особо активная роль в совершении преступления, какие конкретные действия Чернова Д.С. об этом свидетельствуют.

Кроме того,  Чернов Д.С.   не является  лицом ранее два раза осужденным за тяжкое преступление, поскольку окончательное наказание по приговору от 3 февраля 2010 года  за тяжкое преступление ему назначено в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений с наказанием, назначенным за тяжкое преступление по приговору от 20 ноября 2009 года.

С учетом изложенного судебная коллегия исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание на признание в качестве обстоятельств, отягчающих наказание Чернова, — его особо активную роль в совершении преступления, особо опасный рецидив преступлений  и признала в качестве отягчающего наказание обстоятельства — опасный рецидив преступлений, что повлекло за собой смягчение наказания.

В силу требований  п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ вид исправительного  учреждения, в котором Чернову надлежало отбывать наказание изменен с исправительной колонии особого режима на исправительную колонию строгого режима.

(апелляционное определение № 22-293/2016 от 11 марта 2016 г.)

Если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. Данное правило регламентируется ч. 2 ст. 69 УК РФ.

По приговору Советского городского суда Калининградской области от 22 октября 2015 г. Филоненко А.М. осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ; ч. 1 ст.115 УК РФ; п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ; ч. 3 ст.30, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ; ч. 1 ст. 222 УК РФ; ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима

Назначая Филоненко окончательное наказание, суд необоснованно применил положение ч. 3 ст. 69 УК РФ, так как по данному делу следовало применить ч. 2 ст. 69 УК РФ, предусматривающую для осужденного более благоприятные правила назначения наказания по совокупности преступлений.

Неправильное применение уголовного закона повлекло за собой изменение  приговора со смягчением наказания.

 (апелляционное определение № 22 – 66/2016 от 2 февраля 2016 г.)

В соответствии с ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Римкевичус, судимый по приговору Неманского городского суда Калининградской области от 29 ноября 2013 года  по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 2 месяца,  совершил в период испытательного срока кражу, за которую осужден по приговору Неманского городского суда Калининградской области  от 24 августа 2015 г. по п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы; на основании ч. 4 ст. 74, ст.70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору окончательно назначено 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В нарушение положений ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по приговору от 24 августа 2015 г. (2 года) назначено  меньше наказания, назначенного по приговору от 29 ноября 2013 года (2 года 6 месяцев)

При таких обстоятельствах  приговор в части назначения Римкевичусу В.В. наказания на основании ст.70 УК РФ был изменен по доводам апелляционного представления, осужденному  окончательно назначено 2 года 8 месяцев лишения свободы.

 (апелляционное постановление № 22 — 72/2016 от 21 января 2016 г.)

По приговору Гусевского городского суда Калининградской области от 4 февраля 2015 г. Гераскин И.А. осужден по пп. «а,б» ч.2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Цыбикдоржиев Р.В. по пп. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы без ограничения свободы, по ч. 1 ст. 150 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по их совокупности путем частичного сложения окончательно назначено наказание в виде 1 года 3 месяцев лишения свободы без ограничения свободы. В соответствии с ч. 4 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору Гусевского городского суда Калининградской области  от 29 апреля 2014 г. отменено, и в соответствии со ст. 70 УК РФ  по совокупности приговоров путем частичного присоединения назначенных наказаний по данному приговору и неотбытого наказания по приговору Гусевского городского суда от 29 апреля 2014 г. назначено наказание в виде 1 год 4 месяцев лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. 

Назначая осужденному Гераскину наказание, суд указал в приговоре, что в его действиях имеется отягчающее наказание обстоятельство — рецидив преступлений, что влекло применение положений ч. 2 ст. 68 УК РФ, согласно которой срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной трети максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Вместе с тем назначенное Гераскину И.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год не соответствовало положениям ч. 2 ст. 68 УК РФ и было усилено судом апелляционной инстанции.

Также суд в соответствии с ч. 4 ст. 74  УК РФ отменил условное осуждение Цыбикдоржиева по приговору Гусевского городского суда Калининградской области  от 29 апреля 2014 г., которым он был осужден по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (2 преступления) к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,  и назначил ему окончательное наказание с применением ст. 70 УК РФ в виде лишения свободы сроком 1 год 4 месяца, тем самым нарушив положения ч. 4 ст. 70 УК РФ, так как окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда, которой следует считать весь срок назначенного наказания по предыдущему приговору при условном осуждении.

Кроме того, в нарушение требований ч. 4 ст. 74 УК РФ, ст. 307 УПК РФ, согласно которым  в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления небольшой или средней тяжести вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения решается судом, и решение суда по этому вопросу должно быть мотивировано со ссылкой на соответствующие фактические обстоятельства, суд свое решение о невозможности сохранения Цыбикдоржиеву условного осуждения и о его отмене не мотивировал. 

При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции из приговора исключено указание об отмене условного осуждения Цыбикдоржиева по приговору от 29 апреля 2014 г. и о назначении ему окончательного наказания по правилам ст.70 УК РФ.

 (апелляционное постановление № 22 – 495/2015 от 21 апреля 2015 г.)

Необоснованное освобождение от наказания на основании акта об амнистии повлекло изменение приговора в апелляционном порядке по доводам представления прокурора.

По приговору Советского городского суда  Калининградской области   от 13 октября 2015 года Бычек осуждена по ч.1 ст.318, ст. 73  УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. На основании п.9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания  РФ от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освобождена от наказания со снятием судимости по данному приговору.

Применяя к Бычек акт об амнистии  и освобождая ее от наказания со снятием судимости по данному приговору, суд не учел положения подпункта 2 пункта 13 указанного Постановления, согласно которому действие постановления об амнистии не распространяется на лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 318 УК РФ.

В связи с этим суд апелляционной инстанции с учетом доводов апелляционного представления прокурора из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора исключил указание на применение к Бычек амнистии и на освобождение ее от наказания на основании акта об амнистии со снятием судимости по данному приговору, постановив считать ее осужденной по ч. 1 ст. 318 УК РФ на основании ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

(апелляционное постановление № 22 – 71/2016 от 22 января  2016 г.)

Кроме того результаты обобщения показали, что в приговоры, постановленные в порядке главы 40 УПК РФ, вносились судом апелляционной инстанции изменения, которые не повлияли на квалификацию содеянного и на наказание.

Основания таких изменений, внесенных в приговоры, сводятся к следующему.

Ошибочное указание во вводной части погашенной  или снятой судимости.

 (апелляционные постановления № 22-530/2016 от 25 апреля 2016 г. в отношении Чоговадзе Р.Г., № 22–311/2016 от 17 марта 2016 г.  в отношении Сушкевича А.С., апелляционное определение № 22-442/2016 от 5 апреля 2016 года в отношении Могилко).

Неверно определен вид рецидива (апелляционное определение № 22-333/ 2016 от 17 марта 2016 г. в отношении Портихина)

Неправильно определен вид исправительного учреждения.

(апелляционное постановление № 22 – 65/2016 от 26 января 2016 г. в отношении Тырина)

Ошибки в определении даты начала исчисления срока отбывания наказания и периодов содержания под стражей, подлежащих зачету в срок отбытия наказания.

 (апелляционное постановление № 22-258/2016 от 1 марта 2016 г. в отношении Люлькова; апелляционное определение № 22 – 114/2016 от 11 февраля 2016  г. в отношении Харламова)

Неправильно разрешены гражданские иски.

(апелляционное постановление № 22-207/2016 от 3 марта 2016 г. в отношении Чепелева) 

Ошибки при описании квалификации действий осужденного. 

Например, описательно-мотивировочная часть приговора Неманского городского суда Калининградской области от 11 февраля 2016 г. уточнена указанием на то, что действия Федоренко А.И. квалифицируются как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище, вместо ошибочного указания на квалификацию действий как кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, совершенного с незаконным проникновением в жилище.

(апелляционное постановление № 22-491/2016 от 7 апреля 2016 г.)

По этому же основанию изменен приговор Ленинградского районного суда г. Калининграда от 15 декабря 2015 г. в отношении Галабура А.В.

           (апелляционное определение № 22-194/2016 от 16 февраля 2016 г. )

Не указан или неверно указан принцип сложения наказаний  по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ или совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

Так, приговор Гурьевского районного суда Калининградской области от 2 февраля 2016 г. в отношении Демидова П.В. изменен путем уточнения во вводной части сведений  о предыдущих судимостях и резолютивной части  указанием на назначение окончательного наказания в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 11 ноября 2015 г.

(апелляционное определение  № 22-468/2016 от 31 марта 2016 г.)

Из резолютивной части приговора Московского районного суда г. Калининграда от 25 января 2016 г. в отношении Королева О.И. исключено указание на частичное присоединение неотбытой части наказания по приговору от 3 ноября 2015 года; окончательное наказание по совокупности преступлений назначено на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 3 ноября 2015 г. – 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

(апелляционное определение  № 22-356/2016 от 22 марта 2016 г.)

Резолютивная часть приговора Неманского городского суда Калининградской области от 12 января 2016 г. в отношении Знамянскаса И.С. дополнена  указанием о назначении наказания на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения вновь назначенного наказания  и наказания по приговору  Багратионовского районного суда Калининградской области от 21 октября 2015 г.

 (апелляционное постановление   № 22-340/2016 от 15 марта 2016 г.)

Судебная коллегия по уголовным делам

Калининградского областного суда

Заказать звонок
Нажимая кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.