ОБЗОР практики рассмотрения гражданских дел мировыми судьями Калининградской области и судами апелляционной инстанции за II полугодие 2014 года

В 2014 году мировыми судьями Калининградской области принято к производству 100 553 дела, что на 5 509 дел или 5,79 % больше, чем в 2013 году (95044 дела). В 2014 году мировыми судьями всего окончено 100 669 дел, в 2013 году — 94806 дел. Среднемесячная нагрузка мировых судей по гражданским делам в 2014 году составила 217,9 дел, что значительно выше аналогичного показателя 2013 года (205,2 дел).

Статистические данные по итогам работы мировых судей Калининградской области свидетельствуют об улучшении положения по соблюдению сроков рассмотрения гражданских дел. Так, если в 2013 году с нарушением установленных законом сроков рассмотрено 643 дела (0,7 % от числа оконченных дел), то в 2014 году — 509 дел (0,5 %).

На фоне увеличения количества дел, оконченных мировыми судьями области в 2014 году, количество дел, рассмотренных в апелляционном порядке районными и городскими судами области, по сравнению с показателями 2013 года практически не изменилось и составило 1028 дел (в 2013 году – 1 019 дел).

При этом по апелляционным жалобам и представлениям окончено 852 дела, по которым отменено 76 решений или 7,4 % от общего числа рассмотренных в апелляционном порядке гражданских дел по апелляционным жалобам и представлениям на судебные решения (в 2013 году – 97 решений или 11,6 %). Из 76 дел, решения по которым были отменены, по 72 делам судами апелляционной инстанции вынесены новые решения, по 3 делам производство прекращено. Изменено 64 решения в апелляционном порядке, что значительно лучше аналогичного показателя прошлого года, когда было изменено 78 решений мировых судей.

Из оконченных районными судами в апелляционном порядке дел в сроки, свыше установленных ГПК РФ, рассмотрено 32 дела или 3,1 %, что несколько лучше аналогичного показателя прошлого года (38 дел или 3,7 %), однако сложившаяся ситуация требует продолжения работы судов по сокращению сроков рассмотрения дел.

Статистические данные свидетельствуют о том, что качество рассмотрения гражданских дел мировыми судьями по данным апелляционной инстанции по сравнению с предыдущим годом несколько улучшилось. Стабильность судебных решений от числа оконченных мировыми судьями дел в истекшем году составила 99,9%, тогда как в 2013 году — 99,8 %.

В 2014 году из 179 рассмотренных по существу кассационных жалоб на постановления мировых судей и судов апелляционной инстанции удовлетворено 17 жалоб (9,5 %), тогда как в 2013 году — 21 жалоба из 167 (12,6%). Таким образом, и в абсолютных цифрах, и в процентном отношении число переданных на рассмотрение в суд кассационной инстанции дел сократилось, при том, что число рассмотренных жалоб, анализируемых в отчетном периоде, незначительно увеличилось на 12 (7,2 %).

По жалобам на судебные постановления мировых судей и апелляционной инстанции президиумом отменено 5 решений мировых судей (в том числе и 4 апелляционных определения), из которых 2 (в том числе 2 апелляционных определения) — с возвращением дела на новое рассмотрение. Помимо этого отменено 3 решения суда (в том числе 2 апелляционных определения) с вынесением нового решения. Также отменено 9 постановлений судов апелляционной инстанции с возвращением дела на новое апелляционное рассмотрение и 5 — с оставлением без изменения решений мировых судей. Кроме того, отменено 1 другое судебное постановление апелляционной инстанции.

Всего отменено и изменено 6 судебных постановлений мировых судей и 19 судебных актов судов апелляционной инстанции (в 2013 году – 5 и 15 соответственно).

Указанные показатели свидетельствуют о том, что ошибки, допускаемые мировыми судьями, не всегда своевременно устраняются судами апелляционной инстанции, а в отдельных случаях суды второй инстанции отменяют решения мировых судей без достаточных оснований.

Вместе с тем, несмотря на снижение количества отмененных судебных постановлений мировых судей и судов апелляционной инстанции, имеют место случаи неправильного применения норм материального и процессуального права, что влечет отмену судебных постановлений.

В настоящем обзоре обобщена практика применения законодательства при рассмотрении наиболее распространенных споров, отнесенных к подсудности мировых судей.

Жилищное законодательство

Размер платы за пользование жилым помещением, платы за содержание и ремонт жилого помещения для нанимателей жилых помещений по договорам социального найма и договорам найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда устанавливаются органами местного самоуправления.

Корсаков А.В. обратился в суд с иском к ОАО «Славянка» о взыскании излишне внесенной платы за содержание и текущий ремонт жилого помещения, указав, что проживает с семьей в специализированном жилом помещении на основании договора найма и вносит плату за содержание и текущий ремонт жилого помещения филиалу «Калининградский» ОАО «Славянка», которое в нарушение требований ст. 156 ЖК РФ производит начисление платы за указанные услуги на основании распоряжения ОАО «Славянка», исходя из тарифа <данные изъяты> руб. за 1 кв.м. общей жилой площади, в то время как постановлением главы администрации МО «Гусевское городское поселение» Калининградской области на территории Гусевского городского округа данный тариф составляет <данные изъяты> руб.

Решением мирового судьи исковые требования оставлены без удовлетворения, при этом мировой судья исходил из того, что в соответствии с пунктами 7 и 8 Положения о Министерстве обороны РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 16 августа 2004 года № 1082, оно самостоятельно осуществляет правовое регулирование в жилищной сфере деятельности и в целях реализации своих полномочий имеет право издавать нормативные правовые акты по вопросам, отнесенным к его компетенции, а также осуществляет содержание, обслуживание, управление и распоряжение жилищным фондом, закрепленным за Министерством обороны России.

Ссылаясь на вышеуказанное Положение, а также дополнительное соглашение № 2 от 14 июня 2012 года к договору управления специализированным жилищным фондом военных городков Министерства обороны РФ от 02 августа 2010 года № 1-УЖФ, мировой судья пришел к выводу о том, что размер платы за содержание одного квадратного метра и ремонта инвентарного имущества установлен в размере 28,28 руб. за 1 кв.м. общей жилой площади в месяц, данное соглашение вступило в законную силу с момента его подписания, Корсаковым А.В. не обжаловалось, оно обязательно для исполнения.

Суд апелляционной инстанции не согласился с такими выводами мирового судьи, указав, что в силу требований ч. 3 ст. 156 ЖК РФ размер платы за содержание и ремонт жилого помещения для нанимателей жилых помещений по договору социального найма и договорам найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда устанавливаются органами местного самоуправления. Занимаемое Корсаковым А.В. и его семьей жилое помещение относится к государственному жилищному фонду (специализированному жилищному фонду Министерства обороны РФ), в связи с чем плату за содержание и ремонт жилого помещения Корсакову А.В. надлежало исчислять, исходя из тарифа, установленного постановлением главы администрации МО «Гусевское городское поселение» Калининградской области от 07 июня 2012 года № 24 на территории Гусевского городского округа в размере <данные изъяты> руб.

Районный суд решение мирового судьи отменил и вынес новое решение, которым удовлетворил исковые требования Корсакова А.В. в полном объеме.

При рассмотрении требований собственников жилого помещения к управляющей компании о взыскании расходов, затраченных на проведение ремонта здания, собственники должны доказать, что такие работы относятся к работам по текущему ремонту многоквартирного дома.

ООО «ЖЭУ «Вагоностроитель» обратилось в суд с иском к Лоскутову В.С., Лоскутову С.В., Лоскутовой М.И. о взыскании задолженности за жилищно-коммунальные услуги в размере <данные изъяты> руб.

Лоскутов В.С., Лоскутов С.В. и Лоскутова М.И. обратились в суд со встречным иском к ООО «ЖЭУ «Вагоностроитель» о взыскании денежных средств в размере <данные изъяты> руб., затраченных на ремонт фасада и стен жилого дома, а также компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> руб. и проведении взаимозачета требований.

Мировой судья частично удовлетворил требования ООО «ЖЭУ «Вагоностроитель», взыскав с Лоскутовых задолженность за содержание жилья в размере <данные изъяты> руб., и частично удовлетворил встречные исковые требования, взыскав с ООО «ЖЭУ «Вагоностроитель» в пользу Лоскутовых убытки в размере <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда в размере по <данные изъяты> руб. каждому, произведя взаимозачет требований.

При этом мировой судья пришел к выводу о том, что ООО «ЖЭУ «Вагоностроитель» не осуществляло мер по проведению текущего ремонта общего имущества в многоквартирном доме и не обеспечило его надлежащее содержание в соответствии с Правилами содержания общего имущества в многоквартирном доме, установленными постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года № 491.

Суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи в части удовлетворения встречного иска Лоскутовых к управляющей компании, зачете взысканных в их пользу с ООО «ЖЭУ «Вагоностроитель» убытков и компенсации морального вреда, вынес в указанной части новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Лоскутовых. Как было установлено судом второй инстанции, работы, произведенные ответчиками, в том числе утепление и ремонт фасадов, относятся к работам капитального характера. Так, пунктом 3.6.9 «Методического пособия по содержанию и ремонту жилищного фонда. МДК 2-04.2004» предусмотрено, что конструктивные элементы жилого здания и элементы внешнего благоустройства, минимальная продолжительность эксплуатации которых с момента ввода в эксплуатацию после нового строительства, последнего текущего или капитального ремонта равна или превышает продолжительность, установленную действующими нормативными документами (в том числе соответствующими техническими регламентами), должны быть отремонтированы с восстановлением их эксплуатационных показателей или заменены. Удельный вес заменяемых элементов жилых зданий в процессе текущего ремонта не должен превышать уровня: кровельные покрытия – 50%; покрытия полов – 20%; остальные конструкции и инженерное оборудование – 15% их общего объема в жилом здании. Как установлено, износ основных конструкций дома еще в 1988 году составлял 65%, следовательно восстановление его конструктивных элементов должно было осуществляться в рамках капитального, а не текущего ремонта. В соответствии с ч. 3 ст. 158 ЖК РФ обязанность по оплате расходов на капитальный ремонт многоквартирного дома распространяется на всех собственников помещений в этом доме с момента возникновения права собственности на помещения в этом доме.

С учетом приведенных правовых норм у ООО «ЖЭУ «Вагоностроитель» отсутствовала обязанность по производству работ, которые были выполнены Лоскутовыми.

Неправильное толкование норм жилищного законодательства, содержащихся в федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, определяющих состав общего имущества многоквартирного жилого дома, повлекло за собой отмену апелляционного определения суда.

ООО «УК РСУ 6» обратилось в суд с иском к Глубокиной Т.А. о взыскании неосновательного обогащения, указав, что является управляющей компанией многоквартирного дома № по <адрес>. В связи с обращением Глубокиной Т.А. об аварийном состоянии балкона, относящегося к ее квартире, специалистами управляющей компании было проведено обследование и произведен ремонт металлического ограждения балкона. Указывая, что металлическое ограждение балкона не входит в состав общего имущества многоквартирного жилого дома, подлежащего ремонту в соответствии с договором управления многоквартирным домом, в связи с чем Глубокина Т.А. как собственник жилого помещения должна самостоятельно нести расходы по его содержанию, ООО «УК РСУ 6» просило взыскать в свою пользу с Глубокиной Т.А. неосновательное обогащение в сумме <данные изъяты> руб., а также расходы по оплате госпошлины.

Мировой судья отказал в удовлетворении исковых требований ООО «УК РСУ 6», исходя из того, что металлическое ограждение балкона входит в состав общего имущества многоквартирного дома и подлежит ремонту в соответствии с договором управления многоквартирным домом, заключенным сторонами.

Суд апелляционной инстанции отменил названное решение мирового судьи, вынес новое решение, которым удовлетворил исковые требования ООО «УК РСУ 6», взыскал с Глубокиной Т.А. в его пользу затраченные денежные средства, указав, что металлическое ограждение балкона, являясь ограждающей ненесущей конструкцией многоквартирного дома, относится к жилому помещению, принадлежащему ответчику, в связи с чем ответчица должна нести бремя его содержания, в том числе осуществлять его ремонт.

С такими выводами суда апелляционной инстанции не согласился президиум областного суда.

Федеральный закон от 30 декабря 2009 года № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», определяя понятие строительной конструкции, устанавливает, что это часть здания или сооружения, выполняющая определенные несущие, ограждающие и (или) эстетические функции, должна отвечать требованиям механической безопасности и находиться в состоянии, при котором отсутствует недопустимый риск, связанный с причинением вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни и здоровью животных и растений вследствие разрушения или потери устойчивости здания, сооружения или их части (пункты 8, 24 части 2 статьи 2).

В соответствии с ч. 1.2 ст. 161 ЖК РФ состав минимального перечня необходимых для обеспечения надлежащего содержания общего имущества в многоквартирном доме услуг и работ, порядок их оказания и выполнения устанавливаются Правительством РФ, утвердившим в целях реализации указанных полномочий Постановление от 03 апреля 2013 года № 290 «О минимальном перечне услуг и работ, необходимых для обеспечения надлежащего содержания общего имущества в многоквартирном доме, и порядке их оказания и выполнения».

Согласно п. 9 Постановления к работам, выполняемым в целях надлежащего содержания фасадов многоквартирных домов, относятся, в том числе, выявление нарушений и эксплуатационных качеств несущих конструкций, гидроизоляции, элементов металлических ограждений на балконах, лоджиях и козырьках. При выявлении повреждений и нарушений предусматривается разработка плана восстановительных работ (при необходимости), проведение восстановительных работ.

Как следует из п. 7 Приложения № 7 к Правилам и нормам технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденным Постановлением Государственного комитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 27 сентября 2003 года № 170, в перечень работ, связанных с текущим ремонтом общего имущества жилых домов, выполняемых за счет платы за текущий ремонт жилья, входит восстановление или замена отдельных участков и элементов, в том числе балконов.

Согласно ч. 2 ст. 162 ЖК РФ по договору управления многоквартирным домом одна сторона (управляющая организация) по заданию другой стороны (собственников помещений в многоквартирном доме) в течение согласованного срока за плату обязуется оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в таком доме, предоставлять коммунальные услуги собственникам помещений в таком доме и пользующимся помещениями в этом доме лицам, осуществлять иную направленную на достижение целей управления многоквартирным домом деятельность.

Учитывая вышеуказанные нормы материального права, президиум Калининградского областного суда апелляционное определение районного суда отменил, оставил в силе решение мирового судьи. 

К общему имуществу домовладельцев относятся помещения, не имеющие самостоятельного назначения, одновременно в многоквартирном доме могут быть иные помещения, которые предназначены для самостоятельного использования, они являются недвижимыми вещами как самостоятельные объекты гражданских прав.

Станченко Л.Ю. обратилась в суд с иском о взыскании с Краевского А.А. материального ущерба, причиненного заливом квартиры, расходов по оплате услуг специалиста, компенсации морального вреда, расходов по оплате услуг представителя и государственной пошлины, проведению экспертизы, указав в обоснование заявленных требований, что является собственником квартиры №, расположенной в доме № по <адрес>. В течение 2011-2013 годов по вине Краевского А.А., являющегося собственником квартиры №, расположенной в указанном доме, с террасы, находящейся над жилой комнатой ее квартиры, происходили заливы. Добровольно урегулировать вопрос о возмещении материального ущерба Краевский А.А. отказался.

Мировой судья оставил исковые требования Станченко Л.Ю. без удовлетворения, указав, что основание террасы (балконная плита) относится к общему имуществу, принадлежащему на праве общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме, которые в нарушение требований ч. 1 ст. 164 ЖК РФ не заключили договоры оказания услуг по содержанию и (или) выполнению работ по ремонту общего имущества дома, общего собрания по указанному вопросу не проводили.

Суд апелляционной инстанции не согласился с таким решением мирового судьи и отменил его в связи с неправильным применением норм материального права.

В соответствии с требованиями п. 1 ч. 1 ст. 36 ЖК РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, а именно помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме. Состав общего имущества в многоквартирном доме определен в Правилах содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года № 491.

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 года №489 – О – О, следует, что к общему имуществу домовладельцев относятся помещения, не имеющие самостоятельного назначения, одновременно в многоквартирном доме могут быть иные помещения, которые предназначены для самостоятельного использования, они являются недвижимыми вещами как самостоятельные объекты гражданских прав, в силу чего их правовой режим отличается от правового помещений, установленного в п.1 ст.290 ГК РФ и ч.1 ст.36 ЖК РФ.

Судебными инстанциями установлено, что терраса эксплуатируется только собственником квартиры № Краевским А.А., выход на нее осуществляется из его квартиры. Ущерб имуществу Станченко Л.Ю. причинен по его вине вследствие ненадлежащего содержания имущества, находящегося в его владении и пользовании. Поскольку согласно п. 2 ст. 1064 ГК РФ доказательств отсутствия своей вины Краевский А.А. не представил, а терраса, площадь которой включена в состав принадлежащей ему квартиры, не является общим имуществом собственников помещений многоквартирного дома, суд апелляционной инстанции обоснованно возложил на него ответственность за причиненный истице ущерб.

Гражданское право

Мировыми судьями и судами апелляционной инстанции допускались ошибки при рассмотрении споров, связанных с защитой прав потребителей.

Потребитель вправе отказаться в одностороннем порядке от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Региональная общественная организация Калининградской области «Общество защиты прав потребителей СТАНДАРТ КАЧЕСТВА» обратилась в суд в интересах Панфиловой Э.А. с иском к ООО «Командор-сервис» о расторжении договора оказания услуг, взыскании предоплаты, компенсации морального вреда и штрафа, указав в обоснование заявленных требований, что 17 апреля 2014 года Панфилова Э.А. заключила с ответчиком договор на оказание услуг по установке шкафов, согласно которому исполнитель обязался принять заказ на изготовление шкафов на фабрике «А.» (Республика Польша), осуществить их установку и доставку до места установки, при этом срок выполнения заказа был определен до 30 дней и предусмотрена оплата заказчиком аванса в размере 60% от стоимости заказа для польской стороны в сумме <данные изъяты> руб., которая и была уплачена Панфиловой Э.А. в день заключения договора. Истица ссылалась на то, что была введена в заблуждение относительно полной стоимости шкафов, поскольку полагала, что полная стоимость их установки составляет сумму, указанную в договоре – <данные изъяты> руб., в связи с чем она несколько раз обращалась к ответчику в устной форме с требованием расторгнуть договор и вернуть внесенные в качестве предоплаты денежные средства, на что получала отказ. 04 мая 2014 года Панфилова Э.А. направила в ООО «Командор-сервис» претензию с теми же требованиями, в ответ на которую ответчик потребовал внести оставшуюся часть денежных средств по договору. Заявитель указывал, что истица вправе была отказаться от исполнения указанного договора в одностороннем порядке, поскольку ООО «Командор-сервис» нарушило ее право, как потребителя, на необходимую и достоверную информацию о товаре, обеспечивающую возможность правильного выбора, не указав в договоре существенное условие – цену товара.

Мировой судья частично удовлетворил исковые требования, расторг заключенный договор, взыскал в пользу истицы внесенные денежные средства, компенсацию морального вреда, штраф за отказ в добровольном порядке исполнить требования потребителя. При этом суд исходил из того, что истица вправе была отказаться от исполнения условий договора, тогда как ответчик не требовал возмещения понесенных ею расходов и в добровольном порядке не удовлетворил ее претензию о возврате <данные изъяты> руб.

Суд апелляционной инстанции не согласился с такими выводами, отменил решение мирового судьи и вынес новое решение, которым отказал в удовлетворении исковых требований Региональной общественной организации Калининградской области «Общество защиты прав потребителей СТАНДАРТ КАЧЕСТВА», заявленных в интересах Панфиловой Э.А., поскольку мировым судьей были ошибочно истолкованы положения ст. 32 Закона РФ «О защите прав потребителей», ч. 1 ст. 782 ГК РФ.

Как установлено судом второй инстанции, сторонами 17 апреля 2014 года были согласованы все условия договора, в том числе стоимость заказа в размере <данные изъяты> руб. Доказательств, свидетельствующих о нарушении права истицы на получение достоверной информации, не представлено. Фабрикой «А.» заказ получен 18 апреля 2014 года, оплачен ответчиком 19 апреля 2014 года, выполнен 22 апреля 2014 года и 29 апреля 2014 года доставлен в Калининград. Претензия Панфиловой И.А. направлена в адрес ООО «Командор-сервис» 04 мая 2014 года и получена им 16 мая 2014 года. Поскольку ответчиком были представлены доказательства, свидетельствующие о фактически понесенных им затратах при исполнении заключенного с Панфиловой Э.А. договора, тогда как она, отказавшись в одностороннем порядке от его исполнения, указанные расходы не возместила, а их размер превысил сумму внесенной истицей предоплаты, правовых оснований для удовлетворения ее требований о возврате уплаченных денежных средств у суда первой инстанции не имелось.

В споре о признании недействительным договора об оказании платных образовательных услуг обязанность доказать соответствие качества предоставленных образовательных услуг лежит на исполнителе.

Толстова Н.Н. обратилась в суд с иском к Автономной некоммерческой организации Учебный центр «Клаксон+» (АНО УЦ «Клаксон+») о признании недействительным договора на обучение по программе подготовки водителей транспортных средств категории «В», заключенного ею с ответчиком 15 октября 2013 года, его расторжении, взыскании уплаченных денежных средств и компенсации морального вреда, указав, что после заключения договора она оплатила первый взнос в сумме <данные изъяты> руб., но после нескольких занятий была вынуждена отказаться от услуг ответчика из-за неприемлемых условий обучения вождению, выразившихся в том, что инструктор в первый же день практических занятий по вождению в нарушение п. 21.1 и 21.2 ПДД при отсутствии у нее соответствующих навыков и занятий по учебной езде обучал ее практическому вождению в условиях реального дорожного движения; обучения на автодроме или закрытой площадке не проводилось; инструктор на уроках практической езды вел себя грубо, чем причинил ей моральный вред; у ответчика отсутствовали учебные классы, оборудованные тренажерами, макетами, дающими наглядное представление об устройстве автомобиля; изучение материальной части автомобиля не предусматривалось. Кроме того, договор на обучение не соответствовал требованиям, содержащимся в Постановлении Правительства РФ «Об утверждении правил оказания платных образовательных услуг» № 706 от 15 августа 2013 года. Претензия, направленная ответчику 18 ноября 2013 года, о расторжении договора и возврате уплаченных средств оставлена без рассмотрения.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований Толстовой Н.Н. отказано, поскольку судебные инстанции пришли к выводу о том, что свои обязательства перед Толстовой Н.Н. по договору ответчик выполнил в полном объеме и надлежащим образом, необходимая информация об услуге ей была предоставлена, допустимых и убедительных доказательств в подтверждение некачественного оказания АНО УЦ «Клаксон+» платных образовательных услуг истицей не представлено.

Между тем, такие выводы сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права. В соответствии с положениями Закона РФ «О защите прав потребителей» обязанность доказать соответствие качества предоставленных образовательных услуг Примерной программе подготовки водителей транспортных средств категории «В» лежала на АНО УЦ «Клаксон+». Таких доказательств им не представлено.

Так, приказом Министерства образования и науки РФ № 636 от 18 июня 2010 года, действовавшим в период возникновения спорных правоотношений, была утверждена Примерная программа подготовки водителей транспортных средств различных категорий, которая устанавливала минимум требований к результатам и содержанию подготовки и являлась основой для разработки рабочих программ, утверждаемых организациями, осуществляющими подготовку водителей. Примерная программа подготовки водителей транспортных средств категории «В» указана в Приложении № 2 к Приказу.

Обращаясь в суд, Толстова Н.Н. указала, что предоставленные ей образовательные услуги, в том числе учебная программа, не соответствовали указанному минимуму требований, установленному Примерной программой, поскольку при обучении не было предусмотрено изучение материальной части автомобиля, отсутствовали необходимые для этого макеты и тренажеры, без предварительного обучения на автодроме на первом занятии инструктор по вождению, проигнорировав ее возражения, предложил выехать в город, что противоречило Правилам дорожного движения.

Возражая против требований Толстовой Н.Н., представитель ответчика пояснял, что устройство автомобиля изучалось по плакату и видеофильму, обязанность устанавливать тренажеры законом не предусмотрена. Как следует из представленной ответчиком программы обучения, в качестве средств обучения указаны, помимо литературы, плакаты, тренажеры, расходные материалы, в том числе аптечка, видеопроектор, экран для показа учебных фильмов, персональный компьютер, вместе с тем, данных о том, имелись ли эти средства у ответчика, а также учебно–наглядные пособия, предусмотренные Примерной программой, в деле не имеется. Кроме того, как следует из объяснений ответчика, журнал учета занятий группы, где обучалась истица, уничтожен. В соответствии с тематическим планом обучения вождению транспортного средства Толстова Н.Н. должна была пройти первоначальное обучение вождению в течение 19 часов, по завершению которого должен быть сдан экзамен. Указанный этап обучения необходимо проводить на закрытой площадке или автодроме, после чего должно осуществляться обучение практическому вождению в условиях реального дорожного движения. Доказательств тому, что первоначальное обучение вождению было проведено, АНО УЦ «Клаксон+» не представлено.

Ответчиком не оспаривалось также и то обстоятельство, что уже на первом практическом занятии истица с инструктором выехала в город. Как следует из объяснений Толстовой Н.Н. и ее представителя, инструктор Б. их замечания и возражения игнорировал.

В то же время пунктами 21.1, 21.2 Правил дорожного движения установлено, что первоначальное обучение вождению транспортных средств должно проводиться на закрытых площадках или автодромах, учебная езда на дорогах допускается только с обучающим и при наличии первоначальных навыков управления у обучаемого.

Президиум Калининградского областного суда апелляционное определение отменил и направил дело на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд второй инстанции.

Допускались мировыми судьями и судами апелляционной инстанции ошибки при рассмотрении споров, связанных с исполнением кредитных договоров.

Не соответствует требованиям закона взыскание при заключении кредитного договора с заемщика каких-либо выплат, связанных с техническим оформлением документов, проведением проверок, направлением и получением запросов, то есть за работу, связанную с выдачей кредита, поскольку выдача кредита является не самостоятельной услугой, а действием кредитора, направленным на исполнение обязанностей в рамках заключенного договора, без чего невозможно его исполнение. 

Жаринова Н.М. обратилась в суд с иском, указав, что 12 апреля 2011 года между ней и ОАО АКБ «Связь-банк» был заключен кредитный договор № о предоставлении кредита на сумму <данные изъяты> руб. под 10,50% годовых. В соответствии с п. 2 Приложения № 2 к указанному договору с ее счета было списано <данные изъяты> руб. в качестве комиссии за выдачу кредита. Полагая такое взыскание незаконным, 08 октября 2013 года Жаринова Н.М. направила претензию о возврате суммы вышеуказанной комиссии. Поскольку претензия была оставлена банком без удовлетворения, истица просила признать условие кредитного договора, предусматривающее выплату комиссии за выдачу кредита, недействительным и взыскать уплаченную комиссию в размере 20000 руб., неустойку за период с 22 октября 2013 года по 16 декабря 2013 года в размере <данные изъяты> руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб., а также штраф в размере 50 % от суммы удовлетворенных требований.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований Жариновой Н.М. отказано. Судебные инстанции исходили из того, что банк имел право устанавливать комиссию за выдачу кредита. Жаринова Н.М., заключая кредитный договор, обладала полной информацией о предложенных ей условиях данного договора, располагала возможностью обратиться в иные кредитные организации, однако добровольно подписала кредитный договор, приняв все права и обязанности, предусмотренные его условиями. Суд апелляционной инстанции также указал, что оспариваемая комиссия не имеет отношения к обслуживанию ссудного счета и совершению иных операций, которые возложены на банк в силу закона.

Президиум Калининградского областного суда посчитал данные выводы судебных инстанций сделанными с существенным нарушением норм материального права, отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд второй инстанции, указав, что в силу ст. 5 Федерального закона от 02 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности» к банковским операциям относится привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады и размещение привлеченных средств от своего имени и за свой счет, соответственно, банковской операцией является и размещение денежных средств в виде кредитов. Согласно ст. 29 вышеуказанного Федерального закона по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, кредитная организация не может в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения, увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

В то же время в соответствии с ч. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк обязуется предоставить заемщику кредит в размере и на условиях кредитного договора, заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить начисленные на нее проценты.

Таким образом, выдача кредита является не самостоятельной услугой, а действием кредитора, направленным на исполнение обязанностей в рамках заключенного договора, без чего невозможно его исполнение. При этом вышеуказанной нормой ГК РФ по кредитному договору не предусмотрены какие-либо иные выплаты, кроме процентов на сумму займа. Дополнительные затраты заемщика при выдаче ему кредита нарушают его права как потребителя и в силу положений ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» являются ничтожными.

Также не основан на нормах материального права и материалах дела вывод о соответствии условий об уплате комиссии за выдачу кредита положениям ч. 1 ст. 851 ГК РФ, поскольку указанной правовой нормой предусмотрена оплата клиентом услуг банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете, в случаях, предусмотренных договором банковского счета. Вместе с тем, сведений о заключении договора банковского счета между Жариновой Н.М. и ОАО АКБ «Связь-банк» в соответствии со ст. 845 ГК РФ в деле не имеется, наоборот, согласно пояснениям представителя банка, комиссия была взыскана с заемщика именно за выдачу кредита по условиям кредитного договора. Каких-либо доказательств, безусловно свидетельствующих о том, что банковский текущий счет мог использоваться истицей в иных целях, кроме как для обслуживания кредита, представлено не было, это подтверждается выпиской по банковскому счету. Доводы Жариновой Н.М. о том, что указанный счет был открыт только с целью погашения выданного кредита, стороной ответчика не опровергнуты.

Условие кредитного договора, предусматривающего предоставление денежных средств под залог недвижимости, устанавливающее взимание с заемщика комиссии за оформление закладной, является недействительным, поскольку противоречит требованиям гражданского законодательства.

Прокопцева О.В. обратилась в суд с иском к ОАО АКБ «Связь-Банк» о признании недействительным условия кредитного договора в части уплаты комиссии за оформление закладной, взыскании суммы неосновательного обогащения в размере <данные изъяты> руб., компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> руб., суммы уплаченных и начисленных процентов на единовременную комиссию в размере <данные изъяты> руб., процентов за пользование чужими денежными средствами в размере <данные изъяты> руб. и штрафа за невыполнение требований потребителя в добровольном порядке, указав, что 23 августа 2012 года заключила с банком кредитный договор о предоставлении кредита в размере <данные изъяты> руб. При получении кредита внесла в кассу банка в уплату комиссии за оформление закладной <данные изъяты> руб. в соответствии с приложением 2 кредитного договора. Полагала данное условие кредитного договора незаконным, поскольку предоставление кредита является составной частью процесса кредитования, затраты организации на осуществление выдачи кредита и оформление сопутствующих документов подлежат учету при определении процентов по кредиту. Нормами банковского и гражданского законодательства не предусмотрена плата заемщика за совершение банком действий, направленных на предоставление ипотеки (залога) и выдачу закладной. Кроме того, оформление закладной при заключении кредитного договора производится банком в своих интересах в целях обеспечения финансовой надежности кредитной организации и не является самостоятельной услугой, оказываемой заемщику, поэтому, представляет собой скрытую комиссию за выдачу кредита, не предусмотренную действующим законодательством.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Прокопцевой О.В., мировой судья указал, что, направляя банку кредитную заявку на приобретение недвижимости на вторичном рынке под залог недвижимости с необходимыми условиями кредита, такими, как сумма и срок, истица выразила согласие на оформление банком закладной на передаваемое в залог недвижимое имущество, что следует непосредственно из текста заявки. Полагая, что оформление закладной является самостоятельной банковской услугой, поскольку Прокопцева О.В. добровольно не взяла на себя обязательств по оформлению закладной, предоставив ее оформление банку, мировой судья пришел к выводу о том, что условие кредитного договора, предусматривающее уплату комиссии за оформление закладной, не противоречит закону и не нарушает прав Прокопцевой О.В. как потребителя.

Суд апелляционной инстанции посчитал такие выводы мирового судьи противоречащими нормам материального права и, отменив указанное решение мирового судьи, вынес новое, которым частично удовлетворил исковые требования Прокопцевой О.В., признав условие кредитного договора в части уплаты комиссии за оформление закладной недействительным и взыскав с ОАО АКБ «Связь-Банк» в пользу Прокопцевой О.В. неосновательно полученные денежные средства в размере <данные изъяты> руб., проценты за незаконное пользование чужими денежными средствами в размере <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда в сумме <данные изъяты> руб., и штраф в размере <данные изъяты> руб.

Так, в соответствии со ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме. Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.

Согласно п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Исходя из положений ст. 13 Федерального закона от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», права залогодержателя по обеспеченному ипотекой обязательству и по договору об ипотеке могут быть удостоверены закладной, которая является именной ценной бумагой, удостоверяющей право ее законного владельца на получение исполнения по денежным обязательствам, обеспеченным ипотекой, без представления других доказательств существования этих обязательств и право залога на имущество, обремененное ипотекой.

Составление и выдача закладной осуществляется по инициативе банка, уже являющегося залогодержателем по ипотеке в силу закона. Оформление закладной осуществляется в интересах кредитора и не порождает для заемщика-залогодателя каких-либо прав и льгот по кредитному договору.

Обязанность гражданина, приобретающего для личных нужд жилое помещение за счет кредитных средств банка, составлять закладную в целях удостоверения прав залогодержателя по ипотеке в силу закона не предусмотрена ни положениями Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», ни нормами ГК РФ, ни Федеральным законом «О банках и банковской деятельности».

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, как следует из положений ст. 168 ГК РФ, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Таким образом, условие кредитного договора, устанавливающее взимание с заемщика комиссии за оформление закладной, является ничтожным.

Указанные правовые нормы судом первой инстанции во внимание не принимались, правовая оценка заключенного сторонами договора, с учетом изложенных выше обстоятельств, им не соответствует.

Установив, что включение в кредитный договор условий, ущемляющих права Прокопцевой О.В. как потребителя, свидетельствует о нарушении ее прав, суд апелляционной инстанции обоснованно взыскал в пользу последней с ОАО АКБ «Связь-Банк» убытки, причиненные незаконным взиманием банком комиссии за оформление закладной, проценты за незаконное пользование чужими денежными средствами, компенсацию морального вреда и штраф.

Неправильно применялись мировыми судьями нормы материального права при разрешении споров вследствие причинения вреда. 

Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения причинителя вреда, наличие и размер понесенных убытков, а также причинную связь между противоправностью поведения причинителя вреда и наступившими убытками. Недоказанность наличия совокупности указанных условий, необходимых для взыскания убытков, исключает возможность удовлетворения исковых требований.

Диметрюхин М.И. обратился в суд с иском к ООО «Калининградская мясная компания» о возмещении материального ущерба, причиненного ДТП. В обоснование требований указал, что 13 декабря 2013 года на дороге Гольдап-Гусев в районе пос. Ольховатка Калининградской области автомобиль «В.» под его управлением столкнулся с коровой, принадлежащей ООО «Калининградская мясная компания», находившейся без присмотра на проезжей части. Автомобиль получил значительные механические повреждения. Согласно оценке эксперта ремонт транспортного средства экономически нецелесообразен, поскольку рыночная стоимость транспортного средства ниже стоимости его ремонта, в связи с чем просил взыскать материальный ущерб, соответствующий средней стоимости аналогичного транспортного средства.

Удовлетворяя исковые требования, мировой судья пришел к выводу о виновности ООО «Калининградская мясная компания» в причинении ущерба Диметрюхину М.И., поскольку общество не обеспечило должный надзор за принадлежащим ему животным и допустило нахождение коровы в темное время суток на проезжей части без присмотра, в то время как действия водителя соответствовали п. 10.1 ПДД РФ.

Однако суд апелляционной инстанции не согласился с такими выводами мирового судьи, и, отменив его решение, вынес новое, которым отказал в удовлетворении исковых требований Диметрюхина М.И.

По смыслу ст. 1079 ГК РФ источником повышенной опасности является любая деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами. Поскольку названная норма не содержит исчерпывающего перечня источников повышенной опасности, суд, принимая во внимание особые свойства предметов, веществ или иных объектов, используемых в процессе деятельности, вправе признать источником повышенной опасности иную деятельность, не указанную в перечне. При этом надлежит учитывать, что вред считается причиненным источником повышенной опасности, если он явился результатом его действия или проявления его вредоносных свойств. В противном случае вред возмещается на общих основаниях.

Исходя из этого, корову, то есть домашнее животное, используемое человеком в своей деятельности, находящуюся на автомобильной дороге, нельзя признать источником повышенной опасности.

Вопреки выводам мирового судьи, суд второй инстанции указал, что материалами дела полностью доказана вина водителя Диметрюхина М.И. в нарушении п. 10.1 ПДД РФ, которое состоит в прямой причинно-следственной связи с наездом на домашнее животное и возникновением у истца имущественного вреда, поскольку, управляя источником повышенной опасности, он должен был предпринять повышенную осторожность по отношению к окружающим, в том числе, и к животным.

Поскольку дорожно-транспортное происшествие произошло по вине самого водителя, вред Диметрюхину М.И. причинен в результате использования источника повышенной опасности, оснований для взыскания с ООО «Калининградская мясная компания» материального ущерба в пользу Диметрюхина М.И. не имелось.

Моральный вред по спору о возмещении материального ущерба, причиненного гражданину подрядной организацией в ходе выполнения работ по договору подряда, заключенному с управляющей компанией, компенсации не подлежит, поскольку к таким правоотношениям неприменимы положения Закона РФ «О защите прав потребителей», компенсация морального вреда законом в этом случае не предусмотрена.

Мелюшко Л.Ю. обратилась в суд с иском к ООО «Управляющая компания «Наш Дом» о возмещении материального ущерба, причиненного заливом квартиры, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов, указав, что в период с 10 по 16 февраля 2014 года при производстве капитального ремонта кровли крыши многоквартирного дома в его чердачном помещении был поврежден трубопровод отопления, в результате чего произошел залив квартиры, в которой она проживает. Просила взыскать ущерб с ООО «Управляющая компания «Наш Дом», поскольку данная управляющая компания занимается обслуживанием и содержанием многоквартирного дома.

Мировой судья привлек к участию в деле в качестве соответчика ООО «БалтГазСтрой» — подрядную организацию, проводившую работы по капитальному ремонту кровли крыши дома в чердачном помещении, с которой и взыскал в пользу Мелюшко Л.Ю. сумму материального ущерба, компенсацию морального вреда и судебные расходы, отказав в удовлетворении исковых требований, заявленных к ООО «Управляющая компания «Наш Дом».

Удовлетворяя исковые требования о возмещении материального вреда, мировой судья правильно руководствовался ст. 1064 ГК РФ, установив, что работники ООО «БалтГазСтрой» на чердаке дома во время строительных работ некачественно укрыли вскрытую для ремонта кровлю дома и повредили трубу отопления, вследствие чего вода попала в квартиру Мелюшко Л.Ю.

Взыскивая компенсацию морального вреда, мировой судья руководствовался положениями ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», согласно которым моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Однако такой вывод мирового судьи является ошибочным. Отменяя решение мирового судьи в части и отказывая в удовлетворении требования Мелюшко Л.Ю. о взыскании компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции правильно исходил из того, что в данном случае положения Закона РФ «О защите прав потребителей» неприменимы.

16 сентября 2013 года ООО «БалтГазСтрой» и ООО «Управляющая компания «Наш Дом» заключили договор подряда на выполнение ремонтно-строительных работ. Мелюшко Л.Ю. не являлась стороной данного договора, а ООО «БалтГазСтрой» не принимало на себя обязательств оказывать ей какие-либо услуги, своевременность и качество оказания которых регулируются Законом РФ «О защите прав потребителей», таким образом, оснований для взыскания в пользу Мелюшко Л.Ю. денежной компенсации морального вреда не имелось.

В ряде случаев мировыми судьями неправильно применялись нормы материального права при разрешении споров о взыскании убытков.

Такой способ защиты гражданских прав как взыскание убытков в порядке ст. 15 ГК РФ может быть использован и для возмещения расходов на представительство интересов в суде и оказание услуг при производстве по делу об административном правонарушении.

Е. обратился в суд с иском к Артюхову С.В., указав, что 05 декабря 2013 года подал заявление главе администрации МО «Славский муниципальный район» Г. с просьбой разрешить вопрос о газификации жилого дома № по <адрес>, в котором он проживает. Указанное заявление, зарегистрированное в администрации МО «Славский муниципальный район» 05 декабря 2013 года, было рассмотрено только 24 января 2014 года, спустя 30 суток со дня его регистрации и только после вмешательства органов прокуратуры, куда он обратился с жалобой на бездействие главы администрации района. Постановлением мирового судьи Славского судебного участка Калининградской области от 13 марта 2014 года Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.59 КоАП РФ. В рамках данного дела об административном правонарушении Е. признан потерпевшим, поскольку незаконным бездействием Г. ему причинены нравственные страдания. В связи с необходимостью оказания правовой помощи в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении Е. заключил соглашение с Д., предметом которого стало участие последнего в рассмотрении мировым судьёй указанного дела об административном правонарушении в качестве представителя Е., а также оказание консультационных услуг по вопросам прав граждан на обращение в органы местного самоуправления, порядке и сроках их рассмотрения, мерах ответственности должностных лиц. Во исполнение договора оказания юридических услуг Е. заплатил <данные изъяты> руб. Указывая, что расходы, понесенные им в целях защиты своих интересов на оплату труда лица, оказывавшего юридическую помощь по делу, составляют убытки, причиненные ему в виде таких расходов, просил взыскать с Г. расходы по оплате услуг представителя по делу об административном правонарушении в размере <данные изъяты> руб., расходы по оплате подготовки искового заявления в размере <данные изъяты> руб. и расходы по оплате государственной пошлины, на основании ст.ст. 15 и 1064 ГК РФ, поскольку таковые не относятся к издержкам по делу и не могут быть взысканы по правилам ст. 24.7 КоАП РФ.

Мировой судья отказал в удовлетворении иска, указав, что для возложения на лицо имущественной ответственности за причиненные убытки необходимо установление факта несения убытков, их размера и виновности поведения лица, повлекшего наступление неблагоприятных последствий в виде убытков, а также причинно-следственной связи между действиями этого лица и наступившими неблагоприятными последствиями, которые в данном споре, по мнению мирового судьи, отсутствовали. Кроме того, обязанность по доказыванию события административного правонарушения и виновности лица, в отношении которого ведется производство по делу, возложена на орган, возбудивший административное производство – на прокуратуру, поэтому длительность судебного процесса не повлияла на нарушение личных неимущественных прав Е., оснований для взыскания издержек по правилам ст. 24.7 КоАП РФ не имелось.

Такие выводы суда сделаны с существенным нарушением норм материального права.

Как следует из материалов дела, в ходе проверки, проведенной по заявлению Е. прокуратурой Славского района Калининградской области, установлено, что его письменное обращение, содержащее вопросы, разрешение которых входит в компетенцию администрации МО «Славский муниципальный район» в течение установленного законом срока рассмотрено не было, срок рассмотрения обращения не продлевался и истек 09 января 2014 года. По данному факту должностное лицо – глава администрации МО «Славский муниципальный район» Е. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.59 КоАП РФ, выразившегося в нарушении установленного законодательством Российской Федерации порядка рассмотрения обращений граждан должностными лицами государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений и иных организаций, на которые возложено осуществление публично значимых функций – и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 7000 руб. Постановление вступило в законную силу 08 апреля 2014 года.

Определением мирового судьи от 27 января 2014 года потерпевшим по делу об административном правонарушении № признан Е.

В соответствии с ч. 2 ст. 25.2 КоАП РФ потерпевший вправе пользоваться юридической помощью представителя. Участие в деле об административном правонарушении прокурора не лишало потерпевшего Е. права пользоваться юридической помощью представителя

Расходы, понесенные Е. на оплату услуг его представителя в связи с производством по делу об административном правонарушении, являются убытками.

Отказывая в удовлетворении иска, мировой судья фактически исключил для Е. возможность компенсировать убытки, причиненные в виде расходов на оплату услуг представителя, право на которые ему было разъяснено тем же судом и гарантировано законом.

Между тем, каких-либо ограничений в отношении возмещения имущественных затрат на представительство в суде интересов лица, чье право нарушено, законодателем не установлено. То обстоятельство, что указанные расходы не могут быть взысканы по правилам ст. 24.7 КоАП РФ, не является препятствием для их взыскания по основаниям, предусмотренным ст.ст. 15, 16, 1069 ГК РФ. Такой способ защиты гражданских прав как взыскание убытков в порядке ст. 15 ГК РФ может быть использован и для возмещения расходов на представительство интересов в суде и оказание услуг при производстве по делу об административном правонарушении.

Признав выводы мирового судьи необоснованными, суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи и вынес новое решение, взыскав в пользу Е. с администрации МО «Славский муниципальный район» за счет средств казны муниципального образования расходы на оплату услуг представителя по делу об административном правонарушении, процессуальные расходы за подготовку искового заявления и уплату государственной пошлины.

Семейное право

<данные изъяты>

Споры о взыскании страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и обязательное медицинское страхование

Пеня, будучи способом обеспечения исполнения обязанности по уплате страховых взносов, является дополнительной обязанностью плательщика страховых взносов, поэтому после истечения пресекательного срока взыскания задолженности по уплате страховых взносов она не может служить способом исполнения обязанности по их уплате и с этого момента не подлежит начислению. С истечением срока взыскания задолженности по основному обязательству истекает срок и по дополнительному обязательству.

Управление Пенсионного фонда РФ в г. Советске Калининградской области (далее – Управление) обратилось в суд с иском к Слущенковой Н.А. о взыскании пени за несвоевременную уплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в виде фиксированного платежа за период с 2002 года по 2004 год, ссылаясь на то, что последняя с 2002 года осуществляла деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, которую прекратила 19 мая 2005 года. За указанный период страховые взносы ею не уплачены. Управление просило взыскать со Слущенковой Н.А. пеню в сумме <данные изъяты> руб. за период с 27 марта 2010 года по 23 января 2013 года за несвоевременную уплату страховых взносов в Пенсионный фонд РФ за 2002 — 2004 годы.

Мировой судья частично удовлетворил исковые требования и взыскал со Слущенковой Н.А. в пользу Управления пеню за несвоевременную уплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2002 — 2004 годы за период с 17 июня 2010 года по 23 января 2013 года в размере <данные изъяты> руб. в пределах трехлетнего срока исковой давности.

Суд апелляционной инстанции частично изменил решение мирового судьи, взыскав со Слущенковой Н.А. в пользу Управления пеню за несвоевременную уплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2002 — 2004 годы за период с 23 октября 2012 года по 23 января 2013 года в размере <данные изъяты> руб., оставив в остальной части решение мирового судьи без изменения. При рассмотрении апелляционной жалобы Слущенковой Н.А. суд апелляционной инстанции указал на то, что с учетом положений ст.ст. 48, 69, 70 НК РФ сроки для взыскания пени за период с 27 марта 2010 года по 22 октября 2012 года пропущены, а за период с 23 октября 2012 года по 23 января 2013 года не истекли, в связи с чем с ответчика подлежат взысканию пеня за период с 23 октября 2012 года по 23 января 2013 года в размере <данные изъяты> руб.

Президиум Калининградского областного суда посчитал такие выводы судебных инстанций сделанными с существенным нарушением норм материального права.

Установлено, что Слущенкова Н.А. была зарегистрирована с 2002 года в качестве индивидуального предпринимателя. Указанная деятельность прекращена ею 19 мая 2005 года. В добровольном порядке уплата страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в виде фиксированного платежа Слущенковой Н.А. не производилась, в связи с чем Управлением 15 августа 2005 года в ее адрес было направлено требование об уплате недоимки в срок до 01 сентября 2005 года, которое ею не исполнено. Заочным решением мирового судьи Славского судебного участка Калининградской области от 25 октября 2005 года со Слущенковой Н.А. в пользу Управления взыскана недоимка по страховым взносам за период с 01 января 2002 года по 19 мая 2005 года в размере <данные изъяты> руб. и пени в размере <данные изъяты> руб. за период с 18 декабря 2004 года по 29 августа 2005 года. 05 июля 2006 года судебным приставом – исполнителем возбуждено исполнительное производство, при этом данных об его окончании, о нахождении исполнительного листа на исполнении не имеется, сама же Слущенкова Н.А. факт наличия задолженности по страховым взносам за указанный период времени отрицала.

В соответствии с требованиями ст.ст. 21, 31 ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, за исключением исполнительных листов, указанных в частях 2,4,7 настоящей статьи, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу или окончания срока, установленного при предоставлении отсрочки или рассрочки его исполнения.

На момент рассмотрения спора сроки, предусмотренные законом для исполнения решения мирового судьи Славского судебного участка Калининградской области от 25 октября 2005 года, истекли, данных о возможности его исполнения Управление суду не представило, в связи с чем оснований для начисления пени за несвоевременную уплату Слущенковой Н.А. страховых взносов в Пенсионный фонд РФ за 2002 — 2004 годы не имелось.

Президиум Калининградского областного суда отменил решение мирового судьи и апелляционное определение районного суда в части удовлетворения исковых требований Управления к Слущенковой Н.А. о взыскании пени за несвоевременную уплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в виде фиксированного платежа за 2002 — 2004 годы, вынес в указанной части новое решение, которым в удовлетворении требований отказал, оставив судебные постановления в остальной части без изменения.

Процессуальные нарушения, допускаемые мировыми судьями и судами апелляционной инстанции.

Нарушение правил подсудности свидетельствует о рассмотрении дела судом в незаконном составе и является безусловным основанием для отмены судебного решения.

Ж. обратилась в суд с иском, указав, что является потерпевшей по уголовному делу по обвинению Комиссаровой Т.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ. 26 мая 2012 года в результате преступных действий Комиссаровой Т.В. Ж. был причинен физический вред в виде телесных повреждений, повлекших вредные последствия, повлиявшие на общее состояние здоровья истицы. За период лечения от нанесенных побоев Ж. понесла расходы на обследование, диагностику, стационарное лечение и приобретение лекарственных средств, а также оплатила проведение освидетельствования в судебно-медицинском учреждении, необходимого для определения степени тяжести причиненных телесных повреждений. Истица просила взыскать с Комиссаровой Т.В. материальный ущерб, связанный с дополнительными расходами, вызванными повреждением здоровья, в размере <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

Мировой судья отказал в удовлетворении исковых требований Ж., указав, что установленный приговором суда факт причинения Комиссаровой Т.В. телесных повреждений Ж. сам по себе не свидетельствует о виновности ответчицы в возникновении у истицы указанных в иске <данные изъяты> заболеваний и не подтверждает наличие причинно-следственной связи между действиями Комиссаровой Т.В. по причинению Ж. кровоподтёков и возникновением у последней заболеваний, для лечения которых ею приобретались лекарственные препараты, проводлились обследование и диагностика, факт приобретения Ж. различных лекарственных средств не порождает безусловную обязанность Комиссаровой Т.В. по возмещению расходов, затраченных на приобретение перечисленных в исковом заявлении медицинских препаратов, предназначенных для лечения уже имевшихся у Ж. хронических заболеваний.

Суд апелляционной инстанции, сославшись на нарушение мировым судьей норм процессуального права, устанавливающих, что дела по спорам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, в том числе и о компенсации морального вреда при причинении вреда жизни или здоровью гражданина, в соответствии с положениями п. 1 ст. 22 и ст.ст. 23-24 ГПК РФ подсудны районным судам, перешел к рассмотрению гражданского дела по правилам производства в суде первой инстанции. Также суд прекратил производство по делу в части требований Ж. о взыскании расходов на проведение судебно-медицинского освидетельствования в размере <данные изъяты> руб. и компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> руб., руководствуясь положениями ст. 220 ГПК РФ, согласно которым суд прекращает производство по делу в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон, поскольку данные требования были разрешены при рассмотрении уголовного дела по обвинению Комиссаровой Т.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, и не усмотрел оснований для удовлетворения требований Ж. к Комиссаровой Т.В. о взыскании материального ущерба, связанного с дополнительными расходами, вызванными повреждением здоровья, в сумме <данные изъяты> руб., а также о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме <данные изъяты> руб., полагая, что Ж. не представлено соответствующих доказательств.

Выводы суда апелляционной инстанции о рассмотрении дела мировым судьей с нарушением правил подсудности не вызывают сомнений, вместе с тем, и судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм процессуального права.

В соответствии с абз. 2 п. 37 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» при нарушении судом первой инстанции норм процессуального права, устанавливающих правила подсудности, суд апелляционной инстанции в соответствии со ст. 47 Конституции РФ и ч. 2 ст. 33 ГПК РФ отменяет постановление суда первой инстанции по основаниям ч. 3 ст. 330 ГПК РФ и передает дело в суд первой инстанции, к подсудности которого законом отнесено его рассмотрение.

Согласно ч. 3 ст. 17 ГПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в суде первой, кассационной или надзорной инстанции.

Установив нарушение судебными инстанциями норм процессуального права, президиум Калининградского областного суда отменил указанные судебные постановления и направил дело на новое рассмотрение по первой инстанции в районный суд.

При подготовке дела к судебному разбирательству суд должен разрешить вопрос о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса.

Патук А.Г. обратилась в суд с иском о взыскании с Пономарева Н.Н. денежных средств в возмещение причиненного ущерба, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов, указав, что по поручению своей матери Л. и на ее денежные средства установила ограждение между принадлежащим Л. земельным участком №, расположенным в садоводческом товариществе «М.», и соседним земельным участком №, принадлежащим Пономареву Н.Н. Однако Пономарев Н.Н. самовольно демонтировал столбы ограждения, приведя их в негодность и причинив материальный ущерб.

Мировой судья частично удовлетворил исковые требования Патук А.Г., взыскав в ее пользу с Пономарева Н.Н. в возмещение материального ущерба <данные изъяты> руб.

Суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи в связи с существенным нарушением норм процессуального права и отказал в удовлетворении исковых требований.

Как следует из материалов дела, собственником земельного участка №, находящегося в СНТ «М.», является Л. Пономарев Н.Н. является собственником соседнего земельного участка №. Истица Патук А.Г. является дочерью Л. Обращаясь в суд с иском, она действовала в интересах Л. изначально по доверенности от 23 декабря 2011 года, а затем – по доверенности от 08 февраля 2013 года, сроком действия каждой 1 год. Из содержания искового заявления усматривается, что установка ограждения между участком Л. и соседним земельным участком Пономарева Н.Н. производилась доверенным лицом Патук А.Г. по распоряжению собственника земельного участка Л. и на ее же денежные средства. Однако собственник земельного участка Л. в нарушение требований ст.38 ГПК РФ не была привлечена мировым судьей к участию в деле.

Мировой судья не учел также и то обстоятельство, что, как на момент вынесения судебного решения 10 апреля 2014 года, так и при проведении судебных заседаний 06 марта 2014 года и 09 апреля 2014 года у Патук А.Г. уже истек срок полномочий, установленный ст. 186 ГК РФ, на представительство интересов Л. в суде по доверенности от 08 февраля 2013 года.

Ненадлежащее извещение лиц, участвующих в деле, является основанием для отмены принятых по делу судебных постановлений, поскольку нарушает право указанных лиц на справедливое судебное разбирательство.

ООО «СК Цюрих» обратилось в суд с иском к Слободянюку П.М., ЗАО «Страховая компания «Двадцать первый век» о взыскании убытков в порядке суброгации.

Решением мирового судьи с ЗАО «Страховая компания «Двадцать первый век» в пользу ООО «СК Цюрих» взысканы денежные средства в счет возмещения вреда и расходы по оплате государственной пошлины; в удовлетворении исковых требований ООО «СК Цюрих» к Слободянюку П.М. отказано.

В апелляционной жалобе ЗАО «Страховая компания «Двадцать первый век» просило отменить решение мирового судьи и вынести новое решение, ссылаясь на то, что общество не было извещено о времени и месте рассмотрения дела.

В силу ст. 113 ГПК РФ лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату. Судебное извещение, адресованное организации, направляется по месту ее нахождения. Судебное извещение, адресованное организации, может быть направлено по месту нахождения ее представительства или филиала, если они указаны в учредительных документах.

Как следует из материалов дела, юридическим адресом ЗАО «Страховая компания «Двадцать первый век», подтвержденным данными, содержащимися в выписке из Единого государственного реестра юридических лиц, является: <адрес>. Извещение о месте и времени рассмотрения дела мировой судья направил по месту нахождения офиса компании <адрес>.

Таким образом, мировой судья рассмотрел гражданское дело в отсутствие ЗАО «Страховая компания «Двадцать первый век», надлежащим образом не извещенного о слушании дела.

В связи с допущенным нарушением требований гражданско-процессуального закона РФ суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи и рассмотрел спор по существу.

Неправильное определение имеющих значение для дела обстоятельств также является основанием для отмены принятых по делу судебных постановлений.

Ковалева Н.Г. и Малышева Л.Б. обратились в суд с иском к Кретинину Ю.А., ООО «Северо-Западная управляющая компания», указав, что являются собственниками квартиры № дома № по <адрес>. Управление домом осуществляет ООО «Северо-Западная управляющая компания». 04 мая 2013 года по вине Кретинина Ю.А. — собственника квартиры №, проживающего этажом выше, произошел залив их квартиры. В соответствии с актом, составленным управляющей компанией на предмет обследования сантехнического оборудования на кухне квартиры №, выявлено негерметичное соединение пластмассового обратного клапана с чугунной канализационной трубой, в результате чего с мая по август 2013 года происходила постоянная утечка сточных вод, которые заливали потолки в кухне и комнате квартиры №. Ссылаясь на указанные обстоятельства, истцы просили возместить материальный ущерб, причиненный в результате залива помещения, убытки, судебные расходы, компенсацию морального вреда.

В качестве соответчиков к участию в деле привлечены собственник квартиры № Чухмара С.И., а также проживающие в квартире члены его семьи.

Мировой судья частично удовлетворил исковые требования, взыскав с Кретинина Ю.А. в пользу Ковалевой Н.Г. денежные средства в счет возмещения ущерба, причиненного заливом квартиры, расходы, связанные с составлением отчета о стоимости восстановительного ремонта и судебные расходы, отказав в удовлетворении остальной части исковых требований.

При этом мировой судья исходил из того, что имеющимися в материалах дела доказательствами подтверждено наличие вины Кретинина Ю.А. в причинении вреда имуществу истцов, вины ответчиков Чухмары С.И. и других проживающих с ним лиц, ООО «Северо-Западная управляющая компания» не установлено.

Апелляционным определением решение мирового судьи отменено в части взыскания в пользу истцов причиненного ущерба с Кретинина Ю.А., вынесено новое решение в указанной части, которым в удовлетворении исковых требований Ковалевой Н.Г., Малышевой Л.Б. отказано. В остальной части решение мирового судьи оставлено без изменения.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии доказательств причинения вреда истцам действиями ответчика Кретинина Ю.А., указав, что вывод мирового судьи об отсутствии вины ООО «Северо-Западная управляющая компания» нельзя признать обоснованным, однако, учитывая, что иск к названному юридическому лицу истцами фактически не заявлялся, указанная компания не была привлечена к участию в деле в качестве ответчика, а лишь ошибочно указана мировым судьей во вводной части решения суда, за истцами остается право на обращение в суд с соответствующим иском.

Однако такие выводы суда второй инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права и не основаны на материалах дела.

Обращаясь в суд с заявлением о возмещении причиненных убытков, истцы указали в качестве ответчиков как Кретинина Ю.А., так и ООО «Северо-Западная управляющая компания». При рассмотрении дела мировым судьей в качестве соответчиков к участию в деле были привлечены Чухмара С.И., Лисица О.С., Лисица А.А., Лопунова Ю.Ю., проживающие в квартире № этого же многоквартирного жилого дома. ООО «Северо-Западная управляющая компания» извещалось о слушании дела в качестве ответчика, как мировым судьей, так и судом апелляционной инстанции. Представитель ООО «Северо-Западная управляющая компания» принимал участие в рассмотрении дела в качестве стороны по делу, давал пояснения, пользовался всеми правами стороны судебного разбирательства, предусмотренными ст. 35 ГПК РФ. В ходе рассмотрения дела ООО «Северо-Западная управляющая компания» из числа ответчиков не исключалось.

Таким образом, выводы суда апелляционной инстанции о том, что исковые требования к ООО «Северо-Западная управляющая компания» не заявлялись, а мировой судья указал данное юридическое лицо ошибочно во вводной части решения, не основаны на материалах дела.

Выводы мирового судьи о наличии вины Кретинина Ю.А. в причинении вреда имуществу истцов основаны на имеющихся в материалах дела доказательствах, которым в решении дана правильная оценка.

Поскольку суд апелляционной инстанции не указал обстоятельств, опровергающих эти выводы, президиум Калининградского областного суда отменил апелляционное определение, оставив в силе решение мирового судьи.

Судебная коллегия по гражданским делам направляет данный обзор для использования в работе и предлагает мировым судьям и судьям апелляционной инстанции при осуществлении подготовки дел к судебному заседанию, рассмотрении споров по существу более четко выяснять фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, определять законы, которыми следует руководствоваться, соблюдать нормы гражданского процессуального законодательства.

Судебная коллегия по гражданским делам

Калининградского областного суда

Заказать звонок
Нажимая кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.