Обзор практики рассмотрения мировыми судьями и судьями районных (городских) судов Калининградской области дел об административных правонарушениях в области таможенного дела (глава 16 КоАП РФ)

В соответствии с планом работы на 2015 год судебной коллегией по административным делам Калининградского областного суда проведено изучение практики рассмотрения районными (городскими) судами и мировыми судьями области дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 16 КоАП РФ.

Согласно статистическим данным доля дел данной категории в общем количестве оконченных дел составляет относительно незначительный процент, в то время как актуальность таких дел сохраняется и в практике возникают вопросы, требующие разъяснений.

Отдельные вопросы квалификации

При привлечении лиц к ответственности по ст. 16.7 и ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ имели место ошибки, связанные с неверным толкованием норм технических регламентов Таможенного союза, в частности, смешением понятий выпуска товаров в соответствии со ст. 195 Таможенного кодекса Таможенного союза и выпуска продукции в обращение на рынке в соответствии с техническими регламентами Таможенного союза.

Так, статьей 16.7 КоАП РФ установлена административная ответственность за представление декларантом таможенному представителю документов для представления их в таможенный орган при совершении таможенных операций, повлекшее за собой несоблюдение установленных международными договорами государств — членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств — членов Таможенного союза, запретов и ограничений.

Частью 3 ст. 16.2 КоАП РФ предусмотрена ответственность за представление декларантом или таможенным представителем при таможенном декларировании товаров недействительных документов, если такие документы могли послужить основанием для несоблюдения установленных международными договорами государств – членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств – членов Таможенного союза, запретов и ограничений.

Изучение дел показало, что таможенный орган возбуждал дела об указанных административных правонарушениях в отношении декларантов или таможенных представителей в ситуации, когда на декларируемом товаре (продукции легкой промышленности, продуктах питания, парфюмерной продукции) отсутствовала маркировка, предусмотренная техническими регламентами Таможенного союза, в связи с чем таможенный орган приходил к выводу о невозможности идентификации декларируемого товара и установления относимости представляемой декларантом или таможенным представителем декларации о соответствии декларируемому товару, что, по мнению таможенного органа, препятствовало выпуску товара в обращение.

В то же время, в соответствии со ст. 4 Таможенного кодекса Таможенного союза выпуск товаров – это действие таможенных органов, разрешающее заинтересованным лицам использовать товары в соответствии с условиями заявленной таможенной процедуры.

Выпуск продукции в обращение на рынке по смыслу технических регламентов Таможенного союза – это размещение продукции на рынке государств – членов таможенного союза, отправляемой со склада изготовителя, продавца либо лица, выполняющего функции иностранного изготовителя, или отгружаемой без складирования, или экспортируемой для реализации на территории государств – членов таможенного союза (ст. 2 Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 017/2011 «О безопасности продукции легкой промышленности», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 N 876 «О принятии технического регламента Таможенного Союза «О безопасности продукции легкой промышленности»), момент (в том числе первая оферта), начиная с которого продукция предназначается изготовителем или продавцом (импортером) для продажи или передачи иным способом потребителям на территории государств — членов ТС (ст. 3 Таможенного регламента Таможенного союза 009/2011. Технический регламент Таможенного союза. «О безопасности парфюмерно-косметической продукции», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 23.09.2011 N 799), купля-продажа и иные способы передачи пищевой продукции на таможенной территории Таможенного союза, начиная с изготовителя или импортера (ст. 4 ТР ТС 021/2011. Технический регламент Таможенного союза. «О безопасности пищевой продукции», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 N 880).

Таким образом, выпуск товаров и выпуск в обращение – различные правовые понятия.

По смыслу технических регламентов Таможенного союза маркировка должна осуществляться перед выпуском продукции в обращение на рынке, а не перед выпуском товаров в соответствии со ст. 195 ТК ТС (например, ч.2 статьи 12 ТР ТС 017/2011 «О безопасности продукции легкой промышленности», ст. 4 ТР ТС 009/2011 «О безопасности парфюмерно-косметической продукции»).

Из приведенных норм закона следует, что отсутствие маркировки на товаре на стадии его таможенного оформления не свидетельствует о несоответствии товара требованиям технических регламентов и о недействительности представляемых декларантом или таможенным представителем деклараций о соответствии.

В ситуации, когда таможенный орган не представляет доказательств того, что оформляемый в таможенном отношении товар по каким – либо иным параметрам, носящим характер запретов и ограничений, не соответствует декларации о соответствии, привлечение к ответственности по ст. 16.7 или ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ за отсутствие маркировки на товаре на стадии декларирования не основано на законе.

Постановлением судьи Ленинградского районного суда города Калининграда от 25 января 2015 года назначено административное наказание ООО «Пулл энд Беар СНГ» в виде административного штрафа в размере 15 000 руб. без конфискации предметов административного правонарушения за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 16.7 КоАП, выразившегося в том, что 19 сентября 2014 года таможенным представителем ООО «А.» от имени декларанта ООО «Пулл Энд Беар СНГ» на Мамоновском таможенном посту Калининградской областной таможни была зарегистрирована ТД № для помещения товара под таможенную процедуру ИМ40 (выпуск для внутреннего потребления). В результате таможенного контроля было установлено, что на товарах «обувь для взрослых, женская, мужская…», товарный знак «Б.Б.Б.», отсутствует знак «ЕАС», который указан в декларациях о соответствии, заявленных в графе 44 указанной ДТ и приобщенных в электронном виде в качестве документов, подтверждающих соответствие требованиям Технического регламента Таможенного союза «О безопасности продукции легкой промышленности», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 N 876 «О принятии технического регламента Таможенного Союза «О безопасности продукции легкой промышленности». Таким образом, ООО «Пулл Энд Беар СНГ» для совершения таможенных операций по декларированию товаров по ДТ № для целей подтверждения соответствия требованиям Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 017/2011 представило таможенному представителю «А.» декларации о соответствии, которые не относятся к упомянутым товарам, не имеющим маркировки согласно ТС 017/2011 «О безопасности продукции легкой промышленности».

Решением судьи Калининградского областного суда от 12 марта 2015 года указанное постановление отменено и производство по делу прекращено за отсутствием события административного правонарушения.

Принимая такое решение, судья областного суда исходил из того, что в силу ч.2 статьи 12 Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 017/2011 «О безопасности продукции легкой промышленности» маркировка единым знаком обращения продукции на рынке государств – членов Таможенного союза осуществляется перед выпуском продукции в обращение на рынке, под которым в соответствии со ст.2 названного ТР ТС понимается размещение продукции на рынке государств – членов таможенного союза, отправляемой со склада изготовителя, продавца либо лица, выполняющего функции иностранного изготовителя, или отгружаемой без складирования, или экспортируемой для реализации на территории государств – членов таможенного союза.

Постановлением Правительства РФ от 11 сентября 2012 года № 918 установлено, что Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека в рамках федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора и федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей является уполномоченным органом Российской Федерации по обеспечению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности продукции легкой промышленности».

В соответствии с п.4 Положения о едином знаке обращения продукции на рынке государств – членов Таможенного союза, утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 15 июля 2011 года № 711, право маркирования продукции единым знаком обращения возникает после оформления документов, предусмотренных для соответствующих форм оценки соответствия в Таможенном союзе, т.е. оформления декларации о соответствии или получения сертификата.

Из этих норм следует, что знак «ЕАС» должен быть проставлен на товаре при направлении его непосредственно на реализацию, а не перед таможенным оформлением, после которого товар направляется сначала на склад, а затем в торговую сеть.

Данные о том, что ввозимый товар по каким – либо иным параметрам, носящим характер запретов и ограничений, не соответствовал декларации, в деле отсутствуют.

Кроме этого, из анализа положений Технического регламента Таможенного союза TP ТС 017/2011 «О безопасности продукции легкой промышленности» следует, что в нем содержатся два рода требований к продукции легкой промышленности, а именно: требования к ее безопасности и к ее маркировке. При этом требования к безопасности продукции направлены на защиту жизни и здоровья человека, а требования к маркировке продукции – на предупреждение действий, вводящих в заблуждение пользователей (потребителей) продукции и на обеспечение свободного перемещения продукции легкой промышленности, выпускаемой в обращение на единой таможенной территории Таможенного союза.

Из содержания статьи 11 TP ТС 017/2011 о порядке подтверждения соответствия продукции требованиям Технического регламента видно, что продукция проверяется только на ее безопасность. Процедура эта осуществляется в форме декларирования соответствия или сертификации. Результатом проведенных исследований при положительном результате является принятие письменной декларации о соответствии или получение сертификата.

Таким образом, декларация о соответствии подтверждает только безопасность товара, но не гарантирует его надлежащую маркировку, в связи с чем является ошибочным вывод таможенного органа о недействительности декларации о соответствии только в связи с тем, что маркировка товара не отвечает требованиям Технического регламента при отсутствии претензий к безопасности товара.

Кроме того, при рассмотрении вышеуказанных дел судьи не во всех случаях проверяют обязательность применения требований технических регламентов Таможенного союза к декларируемому товару.

Постановлением судьи Ленинградского районного суда г.Калининграда от 8 мая 2015 года назначено административное наказание ООО «ОСА» в виде административного штрафа в размере 100000 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в том, что 3 апреля 2014 года ООО «ОСА» подана декларация на товары с заявленным таможенным режимом свободной таможенной зоны на товар — одежда и прочие изделия бывшие в употреблении: сапоги арктические мужские утепленные на подошве из резины с верхом из текстильных материалов, код товара по ТН ВЭД ТС №. В ходе таможенного контроля была назначена таможенная экспертиза, и заключением таможенного эксперта установлено, что сапоги с верхом из текстильного материала белого цвета, на текстильной подкладке, с подошвой на основе синтетического каучука, закрывающие лодыжку, не закрывающие колено, на шнурках, снабженные металлической фурнитурой, не имеют признаков износа, и не являются товаром бывшим в употреблении, и классифицируются по коду ТН ВЭД ТС №, а ввоз такого товара должен сопровождаться представлением документа об оценке (подтверждении) соответствия требованиям Технического регламента Таможенного союза «О безопасности продукции легкой промышленности» (декларации о соответствии или сертификата соответствия), что декларантом сделано не было.

Решением судьи Калининградского областного суда от 16 июля 2015 года указанное постановление отменено и производство по делу прекращено за отсутствием события административного правонарушения по тем основаниям, что в силу п. 4 ст.1 Технического регламента Таможенного союза «О безопасности продукции легкой промышленности» его требования не распространяются не только на продукцию, бывшую в употреблении, но и на специальную, ведомственную продукцию.

По утверждению ООО «ОСА», которое не опровергнуто таможенным органом, белые сапоги являются армейскими сапогами для использования в холодных условиях.

Согласно заключению специалиста ООО «П.» указанные сапоги являются обувью специального назначения из серии «Р.» с защитными свойствами (от механических воздействий, от скольжения, от пониженных температур).

Из изложенного следует, что хотя сапоги и не имеют следов износа, но требования Технического регламента Таможенного союза «О безопасности продукции легкой промышленности» на них не распространяются, т.к. эти сапоги являются обувью специального назначения.

Кроме этого в деле отсутствуют данные о том, что сапоги не отвечают по каким – либо параметрам требованиям по безопасности продукции легкой промышленности, что могло бы служить запретом к их ввозу на территорию Таможенного союза.

В практике возник вопрос о возможности квалификации по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ деяния лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, в ситуации, когда недекларирование товаров явилось способом преступного уклонения от уплаты таможенных платежей.

По мнению таможенного органа, в подобном случае имеет место реальная совокупность правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 194 УК РФ и ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, поскольку лицо привлекается к административной ответственности за недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих таможенному декларированию, а к уголовной ответственности это лицо привлекается (привлечено) за другое бездействие – уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, совершенное в крупном размере.

Как представляется, судьям следует исходить из того, что в соответствии со ст. 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод никакое лицо не должно быть повторно судимо или наказано в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое это лицо уже было окончательно оправдано или осуждено в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства.

Как следует из позиции Европейского Суда по правам человека, выраженной в постановлении по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации» (Страсбург, 10 февраля 2009 года), положения данной статьи подлежат применению как в уголовном производстве, так и в производстве по делам об административных правонарушениях; ст. 4 Протокола №7 к Конвенции должна толковаться как запрещающая преследование или предание суду за второе преступление (правонарушение), «если они вытекают из идентичных фактов или фактов, которые в значительной степени являются теми же».

Согласно п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению, в частности, при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, при решении вопроса о прекращении производства по делу об административном правонарушении по основанию, указанному в п.7 ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ, следует, в частности, установить, какие существенные признаки совершенного лицом противоправного деяния были учтены в целях его квалификации по статье Особенной части УК РФ при вынесении постановления о возбуждении уголовного дела и совпадают ли какие-либо из них с признаками, положенными в основу квалификации деяния лица при возбуждении дела об административном правонарушении.

Постановлением судьи Ленинградского районного суда г.Калининграда от 1 апреля 2015 года Медянскому А.Н. назначено административное наказание в виде конфискации предмета административного правонарушения – автомобиля марки «В.», ДД.ММ.ГГГГ выпуска, VIN № – за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в том, что 28 августа 2013 года Медянский А.Н., действуя в интересах Г., приобрел у гражданина <данные изъяты> автомобиль марки «В.», ДД.ММ.ГГГГ выпуска, VIN № с получением транзитного регистрационного знака №, после чего этот автомобиль под видом замены номерного агрегата кузова транспортного средства марки «В.», ДД.ММ.ГГГГ выпуска, VIN №, ранее зарегистрированного в МРЭО УГИБДД по Республике Ингушетия, был зарегистрирован в МРЭО ГИБДД по Калининградской области на Г. с выдачей государственных регистрационных знаков №. В дальнейшем Медянский А.Н. с целью уклонения от уплаты таможенных платежей, имея при себе документы о регистрации в МРЭО ГИБДД по Калининградской области автомобиля марки «В.», ДД.ММ.ГГГГ выпуска, VIN № и государственные регистрационные знаки №, выехал в Республику Польша, где на приобретенном им ранее в Германии автомобиле с транзитным регистрационным знаком № сентября 2013 года прибыл на таможенный переход Гжехотки Республики Польша и, закрыв процедуру вывоза транспортного средства и произведя замену номерных знаков, въехал на таможенный пост МАПП Мамоново-2 Калининградской областной таможни на этом же автомобиле с государственными регистрационными знаками №, где без надлежащего таможенного оформления пересек границу Таможенного союза, осуществив таким образом незаконный ввоз транспортного средства на территорию Калининградской области без уплаты таможенных платежей.

Решением судьи Калининградского областного суда от 4 июня 2015 года указанное постановление отменено и производство по делу прекращено по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, Медянский А.Н. действительно не осуществил по установленной форме таможенное декларирование автомобиля марки «В.», ДД.ММ.ГГГГ выпуска, VIN №, переместив его через таможенную границу Таможенного союза вышеуказанным способом под видом транспортного средства, оформленного в таможенном отношении, с целью уклонения от уплаты таможенных платежей.

За совершение этих же действий Медянский А.Н. осужден по ч. 1 ст. 194 УК РФ вступившим в законную силу приговором Багратионовского районного суда Калининградской области от 25 декабря 2014 года.

Так, в описательной части приговора отражено, что Медянский А.Н. умышленно, с целью уклонения от уплаты таможенных платежей, после выезда с территории Республики Польша на приобретенном им ранее в Германии автомобиле с транзитным регистрационным знаком № произвел замену регистрационных знаков на №, после чего въехал на таможенный пост МАПП Мамоново-2 Калининградской областной таможни, где в зоне таможенного контроля не заявил и не задекларировал таможенному органу в нарушение п. 2 ст. 81, п. 1 ст. 93 Таможенного кодекса Таможенного союза о перемещении через таможенную границу Таможенного союза данного автомобиля, переместив таким образом автомобиль марки «В.», ДД.ММ.ГГГГ выпуска, VIN №, с нарушением действующего законодательства и неуплатой таможенных платежей.

Реальной совокупности правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 194 УК РФ и ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, (как об этом ставит вопрос таможенный орган), в данном случае не имеется.

В диспозиции ч. 1 ст. 194 УК РФ не перечислены действия, образующие объективную сторону правонарушения, что свидетельствует о том, что любые действия, в том числе недекларирование товаров по установленной форме, могут быть признаны способом преступного уклонения от уплаты таможенных платежей.

Преступление, за которое осужден Медянский А.Н., и административное правонарушение, совершение которого ему вменяется в вину по данному делу об административном правонарушении, совершены одним лицом, с одинаковой формой вины, в одно и то же время, одним способом.

Ссылки таможенного органа на различие непосредственных объектов правонарушений (по ст. 194 УК РФ – порядок уплаты таможенных платежей, по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ – установленный порядок декларирования) не свидетельствуют о наличии в деянии Медянского А.Н. состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, поскольку в описательной части обвинительного приговора содержится вывод о совершении Медянским А.Н. посягательства на однородные общественные отношения — порядка уплаты таможенных платежей и установленного порядка перемещения товаров через таможенную границу Таможенного союза.

Недекларирование товара произведено Медянским А.Н. с единственной целью – с целью уклонения от уплаты таможенных платежей — при том, что каких-либо препятствий для принятия таможенным органом решения о выпуске товара не имелось.

Следует обратить внимание судей на то, что Федеральным законом № 409-ФЗ от 6 декабря 2011 года изменена редакция ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, которой установлена административная ответственность за заявление декларантом либо таможенным представителем при таможенном декларировании товаров недостоверных сведений об их наименовании, описании, классификационном коде по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза, о стране происхождения, об их таможенной стоимости либо других сведений, если такие сведения послужили или могли послужить основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера.

В ранее действовавшей редакции ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ (Федеральный закон № 118-ФЗ от 20 августа 2004 года) объективная сторона правонарушения была изложена иным образом, а именно: заявление декларантом либо таможенным брокером (представителем) при декларировании товаров и (или) транспортных средств недостоверных сведений о товарах и (или) транспортных средствах, если такие сведения послужили основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера.

С учетом ранее действовавшей редакции ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ Верховный Суд Российской Федерации в п. 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 18 от 24 октября 2006 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и в постановлениях по конкретным делам высказывался о том, что объективная сторона данного правонарушения состоит в заявлении декларантом либо таможенным брокером (представителем) в таможенной декларации не соответствующих действительности (недостоверных) сведений о качественных характеристиках товара, необходимых для таможенных целей, при условии, что такие сведения послужили основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера.

Соответственно, указание в таможенной декларации неправильного кода ТН ВЭД, если это не сопряжено с заявлением при описании товара недостоверных сведений о качестве, свойствах и характеристиках товара, влияющих на его классификацию, не образовывало объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ (в редакции Федерального закона № 118-ФЗ от 20 августа 2004 года).

Однако, как представляется, в соответствии с действующей редакцией ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ заявление недостоверных сведений о коде ТН ВЭД при верном описании товара может образовывать состав данного правонарушения.

Постановлением судьи Ленинградского районного суда г.Калининграда от 22 июля 2015 года ООО «Капитан Немо» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде конфискации предметов административного правонарушения – консервы из икры рыбы треска вида (Д.) «Икра трески стерилизованная» в жестяных банках – 63360 банок в картонных коробках по 24 шт., всего 2640 картонных коробок общим весом брутто – 18480 кг – за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в указании в ДТ № в отношении товара № 1 недостоверных сведений о классификационном коде товара по ТН ВЭД (№ «готовая или консервированная рыба прочая» вместо № «заменители икры осетровых»), что могло служить основанием для занижения размера таможенных пошлин, налогов на сумму <данные изъяты> руб.

В жалобе на указанное постановление ООО «Капитан Немо» просило его отменить, ссылаясь, в частности, на то, что ООО «Капитан Немо» заявило в декларации на товары достоверные и исчерпывающие сведения о наименовании, составе и способе изготовления консервов, а таможенный орган присвоил перемещаемому товару иной код ТН ВЭД исключительно на основании осмотра товара и его описания, содержащегося в п. 31 декларации на товары, в связи с чем в действиях ООО «Капитан Немо» отсутствует состав указанного правонарушения.

Решением судьи Калининградского областного суда от 24 сентября 2015 года указанное постановление оставлено без изменения, жалоба ООО «Капитан Немо» — без удовлетворения по следующим основаниям.

С учетом действующей редакции ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ заявление недостоверных сведений о коде ТН ВЭД при верном описании товара может образовывать состав данного правонарушения, вследствие чего ссылки ООО «Капитан Немо» на п. 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 18 от 24 октября 2006 года и на выводы Верховного Суда РФ в постановлении по конкретному делу (№ 56-АД09-18 от 15 января 2010 года) не могут быть признаны безусловным основанием для прекращения производства по настоящему делу об административном правонарушении.

Согласно п. 6 Основных правил интерпретации Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ОПИ ТН ВЭД), утвержденных Решением совета Евразийской экономической комиссии № 54 от 16 июля 2012 года, для юридических целей классификация товаров в субпозициях товарной позиции должна осуществляться в соответствии с наименованиями субпозиций и примечаниями, имеющими отношение к субпозициям, а также, mutatis mutandis, положениями вышеупомянутых Правил при условии, что лишь субпозиции на одном уровне являются сравнимыми. Для целей настоящего Правила также могут применяться соответствующие примечания к разделам и группам, если в контексте не оговорено иное.

Таким образом, заявление определенного кода ТН ВЭД означает не только выбор кодированного (цифрового) обозначения товара, но прежде всего соотнесение признаков декларируемого товара с текстом товарной позиции и соответствующих примечаний.

В соответствии с п. 2 примечания к группе 16 ТН ВЭД в данную группу «Готовые продукты из мяса, рыбы или ракообразных, моллюсков или прочих водных беспозвоночных» включаются готовые продукты при условии, что они содержат более 20 мас.% колбасы, мяса, мясных субпродуктов, крови, рыбы или ракообразных, моллюсков или прочих водных беспозвоночных или любую комбинацию этих продуктов. Если готовые продукты содержат два или большее число компонентов, указанных выше, они включаются в товарные позиции группы 16 по компоненту или компонентам, преобладающим по массе. 

Как следует из технологической карты приготовления икры трески, полученной ООО «Капитан Немо» от производителя, готовый продукт получает путем смешивания нескольких компонентов, в частности икры трески (48%), воды (36%), масла растительного (8%), соли (1,2%), картофельного крахмала (6,8%).

Принимая во внимание, что преобладающим компонентом вышеуказанных консервов является икра трески, такой товар правомерно классифицирован таможенным органом по коду ТН ВЭД 1604 №, которому соответствует товарная позиция с наименованием «заменители икры осетровых».

Заявленный ООО «Капитан Немо» в декларации на товары код ТН ВЭД – №, которому соответствует описание «готовая или консервированная рыба прочая», является недостоверным.

Суд обратил внимание на то, что в данном случае заявление недостоверного кода ТН ВЭД очевидно не связано с трудностями в классификации товара, так как описанию декларируемого товара совершенно определенно соответствует товарная позиция №.

Более того, при возникновении вопроса о классификации товара заинтересованное лицо вправе обратиться в таможенный орган за консультированием, что сделано не было.

Суд также принял в качестве доказательства ранее поданные ООО «Капитан Немо» в Брянскую таможню при помещении товара «икра трески вида Д., стерилизованная, товарный знак “Е.» под таможенную процедуру экспорта (ЭК 10) декларации на товары № и № с заявлением классификационного кода ТН ВЭД №.

Утверждения о том, что ранее ООО «Капитан Немо» оформляло в Брянской таможне с заявлением кода ТН ВЭД № консервы из икры трески, приготовленные по иной рецептуре, признаны судом не основанными на законе при том, что определяющее значение имеет основной компонент консервов, а не способ их приготовления.

Изучение дел показало, что у судей возникают вопросы при применении ст. 2.4 КоАП РФ в случае возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, в отношении гражданина — специалиста (менеджера) по таможенному оформлению таможенного представителя.

В соответствии с ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих таможенному декларированию, за исключением случаев, предусмотренных статьей 16.4 настоящего Кодекса, влечет наложение административного штрафа на граждан и юридических лиц в размере от одной второй до двукратного размера стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

В качестве субъектов административной ответственности часть 1 ст. 16.2 КоАП РФ предусматривает граждан, должностных и юридических лиц, при этом очевидна разница в размере административного штрафа, налагаемого на гражданина и должностное лицо, чем в основном и обусловлена актуальность вопроса о правильном определении статуса сотрудника организации-таможенного представителя, подавшего декларацию на товар с недостоверными сведениями (за исключением непосредственно руководителя этой организации).

Позиция таможенных органов при возбуждении дел об административном правонарушении в отношении граждан — работников организации, выполняющих функции по таможенному оформлению товара, сводится к тому, что согласно п.п. 6 п. 1 ст. 4 ТК ТС декларант – лицо, которое декларирует товары либо от имени которого декларируются товары; работник организации, выполняющий функции по таможенному оформлению товара, не наделен организационно-распорядительными или административно-хозяйственными функциями и не является должностным лицом (примечание к ст. 2.4 КоАП РФ), а может быть привлечен к административной ответственности как гражданин в соответствии с пунктом 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», согласно которому лица, не наделенные организационно-распорядительными или административно-хозяйственными функциями, работающие в организации или у индивидуального предпринимателя, также могут быть привлечены к административной ответственности как граждане в связи с совершением ими правонарушений.

Возникают сомнения в правильности подобных доводов.

Правовая позиция, высказанная Верховным Судом РФ в п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года № 18, имеет отношение к делам об административных правонарушениях, предусмотренных главой 14 КоАП РФ (правонарушения в области предпринимательской деятельности) и указание о возможности привлечения работников к административной ответственности как граждан касается только случаев совершения этими гражданами правонарушений, предусмотренных статьями 14.2, 14.4, 14.7, 14.15 КоАП РФ.

Как представляется, по смыслу ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ гражданин является субъектом этого правонарушения при неисполнении непосредственно им обязанности по декларированию товаров по установленной форме.

Иными словами, для привлечения гражданина к ответственности по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ доказыванию подлежит факт наличия у этого гражданина статуса декларанта, то есть лица, обладающего признаками, перечисленными в п.п. 1 ст. 186 ТК ТС, согласно которому декларантом может быть лицо государства — члена таможенного союза заключившее внешнеэкономическую сделку либо от имени (по поручению) которого эта сделка заключена; имеющее право владения, пользования и (или) распоряжения товарами — при отсутствии внешнеэкономической сделки.

Работники организации, выполняющие функции по таможенному оформлению товара, не обладают соответствующими признаками, в связи с чем их привлечение как физических лиц к ответственности по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ в случае заявления недостоверных сведений о товаре в декларации на товары, поданной от имени юридического лица, не представляется возможным.

Постановлением судьи Багратионовского районного суда от 13 ноября 2014 года оставлена без удовлетворения жалоба Старостиной О.С. на постановление и.о. начальника Багратионовского таможенного поста Калининградской областной таможни от 12 сентября 2014 года, которым Старостиной О.С. назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере одной второй стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, в сумме 4908,17 руб. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в том, что Саростина О.С., являясь сотрудником ООО «З.» — <данные изъяты>, производила декларирование товара, прибывшего в адрес ООО «Ж.» в соответствии с товаросопроводительными документами, однако при проведении досмотра было выявлено наличие незадекларированного товара общей стоимостью <данные изъяты> руб., в связи с чем постановлением Ленинградского районного суда г.Калининграда от 31 октября 2013 года ООО «Орион» привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

В жалобе на указанное постановление Старостина О.С. просила его отменить, ссылаясь на то, что она могла быть привлечена к ответственности в данном случае только как должностное (а не физическое) лицо, а при привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ как гражданина подлежат применению положения примечания к ст. 16.2 КоАП РФ.

Отвергая эти доводы, судья сослался на то, что Старостина О.С. не наделена организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, в связи с чем правомерно привлечена к ответственности как физическое лицо, которое не имеет право на применение к ст. 16.2 КоАП РФ ввиду недостоверного декларирования товаров не для личного пользования, а коммерческой партии товара.

Подобные суждения представляются ошибочными по основаниям, изложенным выше.

В ряде случаев при рассмотрении жалоб работников организаций, выполняющих функции по таможенному оформлению товара, на постановления таможенного органа о привлечении их как физических лиц к ответственности по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ судьи изменяют постановления, снижая размер административного штрафа до уровня штрафа, предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ для должностных лиц.

Подобные решения мотивированы тем, что лицо, работающее в организации в должности специалиста (менеджера) по таможенному оформлению, выступает при таможенном оформлении товара в качестве должностного лица этой организации, поскольку соответствующие административно-хозяйственные функции (в частности, проверка правильности и полноты заполнения и комплектности перевозочных и сопроводительных документов, начисление таможенных платежей и сборов, подача декларации на товары, имеющая юридические последствия и влекущие определенные юридические последствия) возложены на такое лицо как на работника организации в силу трудового договора вышестоящим должностным лицом, выдавшим соответствующую доверенность и оформившим электронно-цифровую подпись этому работнику в целях подачи декларации на товары в электронной форме.

Кроме того, в соответствии с Инструкцией о порядке заполнения декларации на товары, утвержденной решением Комиссии Таможенного союза от 20 мая 2010 года № 257, в графе 54 основного и в строке под графами добавочных листов ДТ лицо, составившее ДТ, проставляет свою подпись, дату составления ДТ и удостоверяет сведения, заявленные в ДТ, проставлением печати декларанта или таможенного представителя, если в соответствии с законодательством государства – члена Союза декларант или таможенный представитель должны иметь печать.

Таким образом, специалист (менеджер) по таможенному оформлению исполняет функции должностного лица по специальному полномочию.

Постановлением начальника Советского таможенного поста Калининградской областной таможни от 24 ноября 2014 года работнику ООО «И.» Микшта Р.А. назначен административный штраф в размере 1/2 стоимости товара, явившегося предметом правонарушения, в сумме 183960 руб. без конфискации предмета правонарушения за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в том, что декларантом ООО «И.» Микшта Р.А. с применением системы электронного декларирования была подана предварительная декларация на товары для помещения под таможенную процедуру экспорта, однако в ходе таможенного досмотра выявлено превышение количества товара, в связи с чем постановлением Ленинградского районного суда г.Калининграда от 12 июля 2013 года ООО «И.» привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ с назначением наказания в виде конфискации предмета административного правонарушения.

В жалобе на данное постановление Микшта Р.А. ставил вопрос об его отмене и прекращении производства по делу об административном правонарушении за отсутствием состава правонарушения, ссылаясь на то, что он не является должностным лицом ООО «И.» и неправомерно привлечен к ответственности как физическое лицо, которое не имеет никакого отношения к товару, декларация на который подана им от имени ООО «И.» в силу трудовых отношений с последним.

Решением судьи Советского городского суда Калининградской области от 20 февраля 2015 года указанное постановление изменено и размер назначенного Микшта Р.А. штрафа снижен до 10000 руб.

Такое решение мотивировано тем, что согласно должностной инструкции декларанта, утвержденной генеральным директором ООО «И.», в должностные обязанности декларанта входит оформление грузовых таможенных деклараций разных типов на перевозки грузов в международных сообщениях; проверка правильности, полноты заполнения и комплектности перевозочных и сопроводительных документов; начисление таможенных платежей и сборов в соответствии с действующими нормативными документами в таможенной сфере; введение в установленном объеме информации в автоматизированную систему и передача ее в таможенный отдел, в связи с чем, по мнению судьи, Микшта Р.А. с учетом объема предоставленных ему юридическим лицом полномочий являлся должностным лицом ООО «И.» (ст.2.4 КоАП РФ и ст. 187 ТК ТС).

Следует обратить внимание на то, что по данному вопросу имеется мнение о том, что в подобных ситуациях в действиях работника организации, осуществляющего таможенное оформление товара, отсутствует состав административного правонарушения, поскольку работник при декларировании товара выступает в качестве представителя декларанта, действует на основании соответствующей доверенности, а не в силу своих должностных полномочий и не как физическое лицо, декларирующее товар от своего имени.

Постановлением и.о. начальника Московского таможенного поста Калининградской областной таможни от 12 декабря 2014 года менеджеру ООО «К.» Иванову Г.Г. назначен административный штраф в размере 57290,39 руб. за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в том, что Иванов Г.Г., являясь декларантом ООО «К.», при таможенном декларировании товаров указал недостоверные сведения о коде ТН ВЭД и таможенной стоимости товара, что могло послужить основанием для занижения размера таможенных пошлин на сумму <данные изъяты> руб. 

Решением судьи Гурьевского районного суда Калининградской области от 2 февраля 2015 года указанное постановление отменено и постановление по делу об административном правонарушении прекращено за отсутствием в действиях Иванова Г.Г. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Такое решение мотивировано тем, что Иванов Г.Г. при декларировании товара выступал в качестве представителя юридического лица, от имени которого декларировались товары, и не являлся физическим лицом, декларирующим товары от собственного имени, в мотивировочной части постановления по делу об административном правонарушении имеется вывод о том, что Иванов Г.Г. не является должностным лицом с учетом положений ст. 2.4 КоАП РФ, в связи с чем Иванов Г.Г. не является субъектом данного правонарушения.

В жалобе на судебное решение и.о. начальника Московского таможенного поста Калининградской областной таможни поставил вопрос об его отмене, настаивая на том, что Иванов Г.Г. не является должностным лицом юридического лица, привлеченного к административной ответственности, и подлежит привлечению к ответственности по данному факту как физическое лицо.

Постановлением заместителя председателя Калининградского областного суда от 27 мая 2015 года решение оставлено без изменения по тем мотивам, что при декларировании товара Иванов Г.Г. не являлся ни декларантом (п. 6 ч. 1 ст. 4 ТК ТС), ни таможенным представителем (п. 34 ч. 1 ст. 4 ТК ТС), которые в силу закона должны нести ответственность за заявление при таможенном декларировании недостоверных сведений о товаре.

Ошибки при назначении наказания

Федеральным законом № 515-ФЗ от 31 декабря 2014 года «О внесении изменений в статью 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», вступившим в силу 11 января 2015 года, статья 4.1 КоАП РФ дополнена частями 3.2 и 3.3, согласно которым при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями, имущественным и финансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дела об административных правонарушениях либо жалобы, протесты на постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях, могут назначить административное наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, предусмотренного соответствующей статьей или частью статьи раздела II Кодекса об административных правонарушениях, в случае, если минимальный размер административного штрафа для юридических лиц составляет не сене ста тысяч рублей (ч. 3.2); при назначении административного наказания в соответствии с частью 3.2 настоящей статьи размер административного штрафа не может составлять менее половины минимального размера административного штрафа, предусмотренного для юридических лиц соответствующей статьей или частью статьи раздела II Кодекса об административных правонарушениях (ч. 3.3).

Постановлением судьи Ленинградского районного суда г.Калининграда от 5 марта 2015 года ООО «Территория комфорта» назначено административное наказание в виде административного штрафа ниже низшего предела в размере 25000 руб. за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением судьи Калининградского областного суда от 28 мая 2015 года указанное постановление отменено и дело возвращено на новое рассмотрение на основании п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ по тем основаниям, что санкция ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ предусматривает минимальное наказание в виде административного штрафа в отношении юридического лица в размере 100000 руб. и с учетом положений ч. 3.3 ст. 4.1 КоАП РФ размер штрафа, назначаемого ниже низшего предела, предусмотренного ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ, не может быть ниже 50000 руб., что не было учтено судьей при рассмотрении данного дела об административном правонарушении.

В соответствии с общими правилами назначения административного наказания административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (часть 1 статьи 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Санкция части 2 статьи 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в качестве административного наказания предусматривает наложение административного штрафа на граждан и юридических лиц в размере от одной второй до трехкратного размера стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой и конфискацию товаров и (или) транспортных средств, явившихся орудиями совершения административного правонарушения, либо конфискацию предметов административного правонарушения.

Из содержания данной нормы следует, что дополнительное наказание в виде конфискации товаров и (или) транспортных средств, явившихся орудиями совершения административного правонарушения, назначается только в случае применения в качестве основного административного наказания административного штрафа.

Аналогичная правовая позиция проведена в пункте 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», согласно которому при назначении административного наказания в виде штрафа за правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, необходимо иметь в виду, что конфискация орудий совершения данного административного правонарушения в указанном случае является обязательной.

Постановлением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 17 сентября 2013 года гражданину <данные изъяты> Доринасу М. назначено административное наказание в виде конфискации предметов административного правонарушения товара – 2 400 пачек сигарет — и конфискации транспортного средства, явившегося орудием совершения административного правонарушения — автомобиля «Л. Л.», за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.1 КоАП РФ, выразившегося в сокрытии Доринасом М. 29 мая 2013 года при следовании через таможенную границу в пункте пропуска таможенный пост МАПП Чернышевское Калининградской областной таможни сигарет в количестве 2400 пачек во <данные изъяты>.

Решением судьи Калининградского областного суда от 30 января 2014 года указанное постановление отменено и дело возвращено на новое рассмотрение по тем основаниям, что судья, назначив наказание в виде конфискации предметов административного правонарушения и конфискации транспортного средства, явившегося орудием совершения административного правонарушения, не назначил обязательное при таких видах наказания наказание в виде административного штрафа, что является грубым нарушением процессуальных требований, не позволившим всесторонне, полно и объективно рассмотреть данное дело.

Изучение дел об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, показало, что судьи по отдельным делам назначают административное наказание без учета примечания к ст. 16.2 КоАП РФ.

Так, частью 1 ст. 16.2 КоАП РФ установлена административная ответственность за недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих таможенному декларированию, за исключением случаев, предусмотренных статьей 16.4 КоАП РФ, в виде административного штрафа на граждан и юридических лиц в размере от одной второй до двукратного размера стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

Согласно примечанию к ст. 16.2 КоАП РФ для исчисления размера административного штрафа, предусмотренного санкцией части 1 статьи 16.2 КоАП РФ, налагаемого на граждан, используется стоимость товаров для личного пользования, перемещаемых физическими лицами через таможенную границу Таможенного союза. При этом из указанной стоимости исключается стоимость товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза с освобождением от уплаты таможенных пошлин, налогов в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза.

Такое правовое регулирование было установлено законодателем после принятия Постановления Конституционного Суда Российской Федерации № 15-П от 13 июля 2010 года, которым признаны неконституционными положения части первой статьи 188 УК Российской Федерации, части 1 статьи 16.2 и части 2 статьи 27.11 КоАП Российской Федерации в той мере, в какой данные положения в системе действующего правового регулирования позволяли при оценке стоимости товара, перемещаемого физическим лицом через границу Российской Федерации и предназначенного для личного пользования, в целях определения наличия состава преступления (контрабанда) или административного правонарушения (недекларирование товаров), а также исчисления размера административного штрафа использовать его рыночную стоимость на территории Российской Федерации и в стоимость товара для указанных целей включать стоимость всего перемещаемого товара, в том числе и ту ее часть, которая разрешена к ввозу без письменного декларирования и уплаты таможенных пошлин, налогов.

В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 355 Таможенного кодекса Таможенного союза таможенному декларированию в письменной форме подлежат товары для личного пользования, перемещаемые любым способом, в том числе временно ввозимые, стоимость и (или) количество которых превышает нормы перемещения таких товаров с освобождением от уплаты таможенных платежей, установленные международным договором государств — членов таможенного союза.

Соответствующие нормы установлены Приложением N 3 к Соглашению между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 18 июня 2010 года «О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском».

Отсюда следует, что перемещение через границу товара, разрешенного к ввозу в количественном и стоимостном выражении без таможенного декларирования, не является противоправным и не образует состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, а предметом данного правонарушения может быть только та часть незадекларированных товаров, которая превышает установленные Соглашением нормы товаров для личного пользования, перемещаемых через таможенную границу, с освобождением от уплаты таможенных платежей.

Постановлением судьи Ленинградского районного суда г.Калининграда от 17 марта 2015 года Щукину А.В. назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 90863,31 руб. без конфискации предметов административного правонарушения за совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в недекларировании 17 сентября 2014 года на таможенном посту МАПП Морское Калининградской областной таможни при следовании из Литовской Республики в Российскую Федерацию принадлежащих Щукину А.В. товаров общей стоимостью <данные изъяты> руб., а именно: электронное пианино в картонной коробке общим весом 109 кг стоимостью <данные изъяты> руб., вода минеральная «Н.» в количестве 24 л стоимостью <данные изъяты> руб., алкогольная продукция в количестве 2,75 л общей стоимостью <данные изъяты> руб., мясная продукция (свинина) общим весом 3,120 кг стоимостью <данные изъяты> руб.

Решением судьи Калининградского областного суда от 21 мая 2015 года указанное постановление отменено и дело возвращено на новое рассмотрение в тот же суд.

Принимая такое решение, судья областного суда исходил из того, что Щукин А.В. не заявил таможенному органу о перемещении бывшего в употреблении элемента электронного пианино весом 35 кг, упакованного в картонную коробку с утяжелителями для безопасной транспортировки (общий вес – 109 кг), перемещенная Щукиным А.В. часть пианино, равно как и иные вышеперечисленные товары, были возвращены Щукину А.В. и не изымались в ходе производства по делу, пианино находится во владении Щукина А.В., однако согласно заключению эксперта № от 24 декабря 2014 года сумма в <данные изъяты> руб. представляет собой стоимость нового цифрового пианино весом 87 кг согласно ценовой информации, размещенной в сети Интернет, при очевидности несоответствия стоимости нового пианино части пианино, бывшей в употреблении.

Кроме того, размер штрафа, назначенного Щукину А.В., исчислен судьей от общей стоимости всех товаров, перемещенных им через таможенную границу, в том числе товаров, которые перемещаются через таможенную границу с освобождением от таможенных пошлин, налогов, что недопустимо и нарушает права Щукина А.В.

По значительному количеству дел об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, рассмотренных мировыми судьями в отношении физических лиц, не задекларировавших по установленной форме товары (в том числе для личного пользования) при их перемещении через таможенную границу, принимаются решения о возврате этим лицам незаявленного товара, запрещенного к ввозу на таможенную территорию Таможенного союза.

При решении вопроса о судьбе изъятого товара необходимо учитывать следующее.

Согласно п. 1 ст. 152 Таможенного кодекса Таможенного союза перемещение товаров через таможенную границу осуществляется с соблюдением запретов и ограничений, если иное не установлено Таможенным кодексом, международными договорами государств — участников таможенного союза, решениями Комиссии таможенного союза и нормативными правовыми актами государств — участников таможенного союза, изданными в соответствии с международными договорами государств — участников таможенного союза, которыми установлены такие запреты и ограничения.

На основании ст. 4 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 18 июня 2010 года «О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском» при ввозе товаров для личного пользования на таможенную территорию таможенного союза и (или) вывозе с этой территории применяются запреты и ограничения, указанные в приложении 2 к настоящему Соглашению; международными договорами государств — членов таможенного союза, решениями Комиссии таможенного союза и (или) нормативными правовыми актами государств — членов таможенного союза, изданными в соответствии с международными договорами государств — членов таможенного союза, могут устанавливаться иные запреты и ограничения в отношении товаров для личного пользования (п. 1); перемещение через таможенную границу товаров для личного пользования, ограниченных к ввозу и (или) вывозу, за исключением указанных в пункте 3 настоящей статьи, допускается при представлении таможенному органу документов, подтверждающих соблюдение ограничений, выдаваемых уполномоченными органами государства — члена таможенного союза в соответствии с таможенным законодательством таможенного союза (п. 2); к товарам для личного пользования, перемещаемым через таможенную границу, не применяются меры нетарифного и технического регулирования (п. 3); выпуск товаров для личного пользования, подлежащих фитосанитарному, ветеринарному и другим видам государственного контроля в соответствии с международными договорами государств — членов таможенного союза, осуществляется после проведения соответствующих видов контроля (п. 4).

Приложением 2 к Соглашению от 18 июня 2010 года установлен Перечень товаров для личного пользования, запрещенных или ограниченных к ввозу на таможенную территорию Таможенного союза и (или) вывозу с этой территории, который в перечень запрещенных к ввозу товаров включает, в частности, этиловый спирт и алкогольную продукцию общим объемом более 5 литров на одно лицо, достигшее 18-летнего возраста, а также более 200 сигарет или 50 сигар, или 250 граммов табака, либо указанные изделия в наборе общим весом более 250 граммов на одно лицо, достигшее 18-летнего возраста.

Кроме того, положениями п. 10.1 решения Комиссии таможенного союза от 18 июня 2010 года № 317 (в редакции решения Совета Евразийской экономической комиссии от 9 октября 2014 года № 95) «О применении ветеринарно-санитарных мер в таможенном союзе» установлено, что в целях охраны таможенной территории Таможенного союза от заноса возбудителей заразных болезней животных, в том числе общих для человека и животных, и недопущения оборота продукции, опасной в ветеринарно-санитарном отношении, уполномоченные органы Сторон в пунктах пропуска на таможенной границе Таможенного союза, включая учреждения (места) международного почтового обмена, организуют работу по недопущению ввоза в ручной клади, багаже и почтовых отправлениях для личного пользования физическими лицами подконтрольных товаров из третьих стран, без разрешения и без ветеринарного сертификата страны отправления товара, за исключением ввоза до 5 килограммов включительно в расчете на одно физическое лицо готовой продукции животного происхождения в заводской упаковке, при условии благополучия в эпизоотическом отношении страны производителя указанного товара и страны вывоза.

В силу п. 10.2 указанного Решения уничтожение (утилизация) подконтрольных товаров, возврат которых в страну отправления невозможен, осуществляется в порядке, установленном национальным законодательством Сторон.

Согласно п.п. 2 п. 2 ст. 355 ТК ТС таможенному декларированию в письменной форме подлежат товары для личного пользования, перемещаемые любым способом, в отношении которых применяются запреты и ограничения, кроме мер нетарифного и технического регулирования.

Товары, запрещенные к перемещению через таможенную границу, и документы на них, задержанные при ввозе на таможенную территорию таможенного союза, возвращаются собственникам товаров, а в случаях, если собственник является иностранным лицом либо сведения о собственнике товаров у таможенного органа отсутствуют, — лицам, во владении которых товары находились на момент задержания, для обратного вывоза за пределы этой территории (п. 2 ст. 147 ТК ТС).

Таким образом, в ситуации, когда физическое лицо не заявило таможенному органу о перемещении продукции животного происхождения в заводской упаковке весом свыше 5 кг, алкогольной продукции свыше 5 л и свыше 200 сигарет или 50 сигар, или 250 граммов табака, либо указанные табачные изделия в наборе общим весом более 250 граммов такой товар может быть возвращен исключительно в целях обратного вывоза за пределы Таможенного союза.

Указание на возврат именно в этих целях отсутствует в постановлениях по делам об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, по которым приняты решения о возврате товара.

Постановлением мирового судьи Краснознаменского судебного участка Калининградской области от 11 марта 2015 года Тимохину И.В. назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере однократной стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения (730 пачек сигарет), в сумме 15175 руб. без конфискации предметов административного правонарушения за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в недекларировании Тимохиным И.В. при следовании 27 февраля 2015 года через таможенную границу из Литовской Республики в РФ 740 пачек сигарет.

3 апреля 2015 года начальник таможенного поста ДАПП Пограничный обратился к мировому судье за разрешением вопроса о судьбе изъятого товара, явившегося предметом административного правонарушения, а именно: 730 пачек сигарет.

Определением того же мирового судьи от 16 апреля 2015 года постановлено 730 пачек сигарет возвратить Тимохину И.В.

Такое определение мотивировано тем, что в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ вещи и документы, не изъятые из оборота, подлежат возвращению законному владельцу, у которого 730 пачек сигарет не конфискованы постановлением от 11 марта 2015 года.

Подобное решение вопроса о судьбе изъятого товара очевидно не соответствует вышеуказанным нормам таможенного законодательства, учитывая запрет на ввоз физическим лицом в личных целях сигарет в количестве свыше 10 пачек, а также то обстоятельство, что вследствие исполнения определения от 16 апреля 2015 года 730 пачек сигарет, не оформленные в таможенном отношении, фактически вводятся в оборот на территории России, что недопустимо.

Постановлением мирового судьи 6 судебного участка Ленинградского района г.Калининграда от 22 июля 2014 года гражданину РФ Руденок В.П. назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 2000 руб. без конфискации предметов административного правонарушения за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в недекларировании Руденок В.П. при перемещении через таможенную границу 15 марта 2014 года товаров готовой продукции животного происхождения в заводской упаковке общим весом 19 кг.

Этим постановлением изъятые товары возвращены Руденок В.П.

Возникают сомнения в законности постановления в части решения вопроса об изъятых товарах, поскольку в деле отсутствуют данные о вывозе незадекларированного товара за пределы таможенного территории Таможенного союза, а, напротив, при направлении материала мировому судье таможенный орган в сопроводительном письме от 28 марта 2014 года указал о перечислении за судом изъятых товаров, помещенных на хранение в камеру хранения вещественных доказательств Калининградской областной таможни.

Таким образом, по существу мировым судьей незаконно возвращена гражданину готовая продукция животного происхождения в заводской упаковке, запрещенная к ввозу в РФ (за исключением 5 кг, допустимых к ввозу для личного пользования). 

Постановлением мирового судьи 1 судебного участка Гвардейского района Калининградской области от 24 октября 2014 года Прошунину С.В. назначено административное наказание в виде штрафа в размере 1200 руб. без конфискации предметов административного правонарушения за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в том, что 17 августа 2014 года Прошунин С.В. при перемещении через таможенную границу не заявил таможенному органу по установленной форме о наличии двух бочонков пива емкостью 5 литров каждый общей таможенной стоимостью <данные изъяты> руб.

Этим же постановлением предмет административного правонарушения – два бочонка пива емкостью 5 л каждый – возвращен Прошунину С.В.

Такое постановление в части возврата предметов правонарушения представляется ошибочным, принимая во внимание запрет на ввоз алкогольной продукции свыше 5 литров и обязанность осуществить таможенные платежи по единой ставке 10 евро за 1 литр в части превышения количественной нормы 3 литра.

В случае перемещения физическим лицом для личного пользования незадекларированного товара сверх установленных количественных и стоимостных ограничений и назначения наказания по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ без конфискации предметов правонарушения возврат товаров, явившихся предметами административного правонарушения, может быть осуществлен только по при условии таможенного оформления, о чем соответствующее указание отсутствует в ряде постановлений по делам об административных правонарушениях этой категории.

Постановлением мирового судьи 6 судебного участка Ленинградского района г.Калининграда от 17 июня 2014 года Шиманскому А.А. назначено административное наказание в виде штрафа в размере 3263,48 руб. без конфискации предметов правонарушения за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в том, что 16 апреля 2014 года Шиманский А.А. не задекларировал по установленной форме два тормозных барабана для грузовых автомобилей общим весом 115,35 кг (вес одного тормозного барабана – 57,675 кг).

Этим же постановлением упомянутые тормозные барабаны возвращены Шиманскому А.А.

Отсутствие указание на то, что тормозные барабаны подлежат возврату Шманскому А.А. только после таможенного оформления, в постановлении отсутствует.

В то же время, в соответствии с п. 1 Приложения № 3 к Соглашению от 18 июня 2010 года «О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу Таможенного союза…» товары для личного пользования (за исключением этилового спирта и неделимых товаров), ввозимые на таможенную территорию Таможенного союза, освобождаются от уплаты таможенных платежей, если их таможенная стоимость не превышает сумму, эквивалентную 1500 евро, и общий вес которых не превышает 50 кг.

Согласно п. 1 Приложения к 5 к названному Соглашению на ввозе на таможенную территорию Таможенного союза товаров для личного пользования (за исключением этилового спирта и неделимых товаров), таможенная стоимость которых превышает сумму, эквивалентную 1500 евро, и (или) общий вес которых свыше 50 кг, уплачиваются таможенные платежи по единой ставке 30% от их таможенной стоимости, но не менее 4 евро за 1 кг веса в части превышения весовой нормы 50 кг и (или) стоимостной нормы 1500 евро в эквиваленте.

В силу п. 2 Приложения № 5 к названному Соглашению при ввозе на таможенную территорию Таможенного союза неделимых товаров для личного пользования уплачиваются таможенные платежи в виде совокупного таможенного платежа независимо от таможенной стоимости и веса.

Кроме того, по настоящему делу об административном правонарушении вызывает сомнение предназначение двух тормозных барабанов для личных нужд гражданина при том, что Шиманский А.А. в протоколе опроса сам указывал на то, что эти тормозные барабаны необходимы для ремонта грузовых автомобилей, принадлежащих ему и используемых для осуществления предпринимательской деятельности.

Не всегда судьи принимают во внимание примечание 1 к ст. 16.1 КоАП РФ, согласно которому за административные правонарушения, предусмотренные настоящей главой (т.е. главой 16 КоАП РФ), лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как юридические лица.

Постановлением мирового судьи Нестеровского судебного участка от 6 августа 2015 года индивидуальный предприниматель без образования юридического лица Лобанов В.Е. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 5000 руб.

В мотивировочной части постановления имеется указание о том, что к ИП Лобанову В.Е. необходимо применить наказание в виде административного штрафа, предусмотренного санкцией ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ.

Однако при назначении административного наказания мировой судья не учел, что санкцией ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ предусмотрен размер штрафа в отношении юридических лиц от пятидесяти до ста тысяч рублей, а пять тысяч рублей – это минимальный размер штрафа для должностных лиц, к которым ИП Лобанов В.Е. в данном случае не относится.

Значительное количество постановлений по делам об административных правонарушениях, предусмотренных главой 16 КоАП РФ, отменено в связи с неправильным применением положений ст. 2.9 КоАП РФ, в силу которых при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Не усматривая оснований для применения ст. 2.9 коАП РФ к формальным составам правонарушений, судьи, как правило, ссылаются на то, что существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается в пренебрежительном отношении участника внешнеэкономической деятельности к исполнению своих обязанностей, объектом посягательства является установленный порядок в области таможенного дела и применение ст. 2.9 КоАП РФ является правом (а не обязанностью) судьи.

Однако не во всех случаях судьи учитывают, что говорить о пренебрежительном отношении участника внешнеэкономической деятельности к исполнению своих обязанностей можно, когда установлено, что эта обязанность могла быть исполнена без каких – либо затруднений с его стороны.

Кроме того, закон допускает возможность применения ст. 2.9 КоАП РФ к любому административному правонарушению, поэтому нарушение таможенных правил не исключает прекращение производства по делу об административном правонарушении по малозначительности.

Нельзя согласиться и с толкованием положений ст.2.9 КоАП РФ как ничем не ограниченного права судьи, органа, должностного лица, уполномоченных решить дело об административном правонарушении, на применение ее положений.

При наличии установленных законом оснований, исходя из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, применение положений указанной выше нормы одновременно становится и обязанностью судьи, органа, должностного лица, рассматривающего дело об административном правонарушении.

Постановлением судьи Ленинградского районного суда г.Калининграда от 13 ноября 2014 года ООО «Тайсу-ТБ» назначено административное наказание в виде конфискации предметов административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, выразившегося в недекларировании по установленной форме в ДТ (ЭД) № пяти телефонных аппаратов в пяти картонных коробках весом брутто/нетто 9,2/6,4 кг.

Отменяя данное постановление и прекращая производство по делу об административном правонарушении на основании ст. 2.9 КоАП РФ, судья Калининградского областного суда в решении от 15 января 2015 года указал, что ООО «Тайсу-ТБ» был задекларирован в соответствии с имевшимися в его распоряжениями товаросопроводительными документами груз в контейнере, состоящий из товаров 24 различных артикулов, упакованных в 103 коробки (грузовых места), общим весом 8867,6 кг, стоимостью <данные изъяты> долларов США, таможенный досмотр которого длился несколько дней, с 4 по 7 августа 2014 года, и выявленный в ходе таможенного досмотра незадекларированный товар (5 телефонных аппаратов, весом брутто/нетто 9,2/6,4 кг, стоимостью <данные изъяты> рублей) составляет мизерную часть от всей партии товара, в связи с чем у суда не было оснований утверждать о пренебрежительном отношении участника внешнеэкономической деятельности к исполнению своих обязанностей.

Вместе с тем, нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что применение ст. 2.9 КоАП РФ неоправданно в ситуации, когда лицо, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, ранее привлекалось к ответственности за совершение административных правонарушений в сфере таможенного дела и вновь допустило грубое нарушение таможенных правил.

14 февраля 2013 года был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, в отношении ООО «Ультрамарин» по факту недекларирования в ДТ № товара – игрушки детские из пластмассы, с резиновыми накладками, в том числе с подушками штемпельными, с элементами из бумаги, без механизмов, предметы для детского творчества, производство Китай, общей стоимостью согласно заключению эксперта <данные изъяты> руб.

Постановлением судьи Ленинградского районного суда г.Калининграда от 21 мая 2013 года ООО «Ультрамарин» освобождено от административной ответственности за малозначительностью, ему объявлено устное замечание и производство по делу прекращено.

Это постановление мотивировано тем, что ООО «Ультрамарин» совершило вышеописанное административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, однако данное правонарушение не представляет собой большой общественной опасности, в действиях общества отсутствовала угроза общественным интересам, жизни и здоровью граждан, таможенные платежи были рассчитаны и оплачены ООО «Ультрамарин» исходя из фактического количества товара, что, по мнению судьи, свидетельствует о малозначительности правонарушения.

Решением судьи Калининградского областного суда от 1 августа 2013 года указанное постановление отменено и дело возвращено на новое рассмотрение.

Принимая такое решение, судья областного суда в основном исходил из того, что ООО «Ультрамарин» неоднократно привлекалось к административной ответственности за совершение правонарушений в области таможенного дела, в частности, постановлениями таможни от 7 декабря 2011 года по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, от 15 февраля 2012 года по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, от 20 марта 2012 года по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, от 21 ноября 2012 года по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Кроме того, ранее в отношении ООО «Ультрамарин» было прекращено судом дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, на основании ст. 2.9 КоАП РФ.

ООО «Ультрамарин» привлекалось неоднократно к административной ответственности постановлениями таможенного органа по ст. 14.10 КоАП РФ.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что ООО «Ультрамарин» действительно пренебрежительно относится к исполнению своих публично-правовых обязанностей, в связи с чем возникают сомнения в правомерности применения в данном случае ст. 2.9 КоАП РФ.

Судебная коллегия по административным делам обращает внимание судей на указанные в обзоре недостатки, необходимость постоянного изучения судьями законодательства об административных правонарушениях и более тщательного подхода при определении обстоятельств, имеющих значение для дел данной категории.

Судебная коллегия по административным делам

Калининградского областного суда

Заказать звонок
Нажимая кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.