С П Р А В К А по результатам обобщения практики применения законодательства об исполнительном производстве районными (городскими) судами Калининградской области

В связи с поручением Верховного Суда Российской Федерации была изучена практика применения судами Калининградской области законодательства об исполнительном производстве.

Для обобщения судебной практики были выборочно истребованы и изучены дела, в которых применялось указанное законодательство, рассмотренные районными судами в 2013 году и за восемь месяцев 2014 года (всего поступило 222 дела).

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 02 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве основано на Конституции Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона, Федерального закона от 21 июля 1997 года № 118-ФЗ «О судебных приставах» и иных федеральных законов, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

В частности, районные суды рассматривали дела по жалобам на действия (бездействие) и постановления судебных приставов-исполнителей, которые учитываются в статистических отчетах о работе районных (городских) судов отдельно (строка 84).

Согласно данным Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Калининградской области таких дел в 2013 году судами было окончено 954 (3,27% от общего количества конченных гражданских дел), из них 197 дел с удовлетворением заявленных требований (что составляет 31,6% от общего количества дел, рассмотренных с вынесением решения), 427 дела с отказом в удовлетворении (что составляет 68,4% от общего количества дел, рассмотренных с вынесением решения), по 319 делам производство прекращено, 10 дел оставлено без рассмотрения, 1 дело – передано в другой суд.

182 решения были обжалованы в 2013 году в суде апелляционной инстанции, из них 21 решение (11,5% от обжалованных) отменено, по 20 делам вынесено новое решение, 1 дело возвращено на новое рассмотрение (или передано по подсудности).

В первом полугодии 2014 года судами было окончено 401 дело (2,63% от общего количества конченных гражданских дел), из них по 73 делам требования удовлетворены (что составляет 27% от общего количества дел, рассмотренных с вынесением решения), по 197 делам в их удовлетворении отказано (что составляет 73% от общего количества дел, рассмотренных с вынесением решения), по 119 делам производство прекращено, 11 дел оставлено без рассмотрения, 1 дело передано в другой суд.

96 решений было обжаловано в 2014 году в суде апелляционной инстанции, из них 7 решений (7,3% от обжалованных) отменено с вынесением нового решения.

Подведомственность и подсудность дел

Согласно положениям части 1 статьи 128 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее –Федеральный закон) постановления должностного лица службы судебных приставов, его действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть оспорены в арбитражном суде либо суде общей юрисдикции, в районе деятельности которого указанное лицо исполняет свои обязанности.

Часть 2 названной статьи содержит перечень случаев, когда заявление об оспаривании постановления должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в арбитражный суд, в том числе в случаях: исполнения исполнительного документа, выданного арбитражным судом; исполнения требований, содержащихся в исполнительных документах, указанных в пунктах 5 и 6 части 1 статьи 12 настоящего Федерального закона, в отношении организации или гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица; исполнения постановления судебного пристава-исполнителя, вынесенного в соответствии с частью 6 статьи 30 настоящего Федерального закона, если должником является организация или гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и исполнительное производство возбуждено в связи с его предпринимательской деятельностью.

В силу части 3 статьи 128 названного Федерального закона в остальных случаях заявление подается в суд общей юрисдикции.

Если в одном исполнительном производстве объединены производства, возбужденные на основании исполнительных листов арбитражного суда и суда общей юрисдикции, заявление об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя, связанных с исполнением указанных документов, рассматривается судом общей юрисдикции (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2013 года).

В соответствии со ст. 441 ГПК РФ заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности указанное должностное лицо.

Вопрос определения родовой подсудности таких дел не возникал, поскольку ни нормами ГПК РФ, ни нормами Федерального закона не предполагается рассмотрение дел по жалобам на решения, действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя при исполнении постановления мирового судьи иным судом, кроме районного суда, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель.

Заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) рассматривается в порядке, предусмотренном главами 23 и 25 ГПК РФ, с изъятиями и дополнениями, предусмотренными статьей 441 ГПК РФ.

Таким изъятием является положение части 2 статьи 441 ГПК РФ, согласно которому заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности указанное должностное лицо, а не по месту его нахождения, как это предусмотрено статьей 254 ГПК РФ в случае оспаривания действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего.

Из разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, содержащегося в пункте 14 Постановления Пленума от 10 февраля 2009 года № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», также следует, что в силу части 2 статьи 441 ГПК РФ заявление об оспаривании решений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов, связанных с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов, не может быть подано по месту жительства заявителя, как это предусмотрено главой 25 ГПК РФ, а подлежит рассмотрению судом, в районе деятельности которого исполняют свои обязанности указанные должностные лица.

Таким образом, правовое значение при определении подсудности требований, заявленных в порядке статьи 441 ГПК РФ, имеет не место нахождения должностного лица, а место совершения исполнительных действий.

Место совершения исполнительных действий судебным приставом-исполнителем определяется в соответствии со статьей 33 вышеназванного Федерального закона.

Как показало обобщение, в основном при определении подведомственности и подсудности данной категории дел судьями вышеприведенные нормы действующего законодательства применяются правильно и проблемных вопросов не возникает.

Так, правильно судьей Центрального районного суда г. Калининграда определением от 07 апреля 2014 года было возвращено заявление Язинской Н.А. об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя отдела по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по Калининградской области А., разъяснено право на обращение с этим заявлением в Гурьевский районный суд Калининградской области. При вынесении определения судья обоснованно исходил из того, что обжалуются действия судебного пристава-исполнителя в рамках исполнительного производства в отношении должника – администрации муниципального образования «Гурьевское городское поселение», совершаемые в силу ч. 2 ст. 33 Федерального закона по месту его нахождения в Гурьевском районе Калининградской области.

Имели место единичные ошибки при решении вопроса о территориальной подсудности дел по заявлениям лиц, оспаривающих действия (бездействие), постановления должностных лиц отдела по особым исполнительным производствам УФССП России по Калининградской области.

Определением судьи Светлогорского городского суда Калининградской области от 22 мая 2013 года заявление Вишневской Г.А. о признании действия и акта совершения исполнительных действий судебного пристава-исполнителя отдела по особым исполнительным производствам УФССП по Калининградской области Б. было возвращено за неподсудностью Светлогорскому городскому суду Калининградской области.

Возвращая заявление Вишневской Г.А., судья исходил из того, что районом деятельности судебного пристава-исполнителя отдела по особым исполнительным производствам УФССП по Калининградской области Б. является Октябрьский район, где она исполняет свои обязанности по исполнительному производству.

Суд апелляционной инстанции это определение отменил, как постановленное с нарушением норм процессуального права, поскольку из содержания заявления Вишневской Г.А. и приложенных к нему документов следовало, что ею оспариваются исполнительные действия, совершенные судебным приставом-исполнителем по месту нахождения имущества должника Вишневского В.В. в г. Светлогорск, <адрес>, то есть судебный пристав-исполнитель исполняла свои обязанности в районе деятельности Светлогорского городского суда Калининградской области.

Срок на обращение в суд

Частью 2 статьи 441 ГПК РФ, статьей 122 Федерального закона предусмотрен десятидневный срок на подачу жалобы на действия (бездействие), постановление судебного пристава-исполнителя.

При рассмотрении дел суды руководствовались также разъяснениями, содержащимися в пункте 24 Постановления Пленума РФ от 10 февраля 2009 года № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», согласно которым, принимая во внимание положения статьи 256 ГПК РФ, необходимо по каждому делу выяснять, соблюдены ли сроки обращения заявителя в суд и каковы причины их нарушения, а вопрос о применении последствий несоблюдения данных сроков следует обсуждать независимо от того, ссылались ли на это обстоятельство заинтересованные лица.

Исходя из положений части 1 статьи 4 и части 1 статьи 256 ГПК РФ срок обращения с заявлением в суд начинает течь с даты, следующей за днем, когда заявителю стало известно о нарушении его прав и свобод, о создании препятствий к осуществлению его прав и свобод, о возложении обязанности или о привлечении к ответственности. Обязанность доказывания этого обстоятельства лежит на заявителе.

Поскольку вопросы соблюдения срока обращения в суд касаются существа дела, выводы о его восстановлении или об отказе в восстановлении в силу части 4 статьи 198 ГПК РФ должны содержаться в решении суда.

При установлении факта пропуска без уважительных причин указанного срока суд, исходя из положений части 6 статьи 152, части 4 статьи 198 и части 2 статьи 256 ГПК РФ, отказывает в удовлетворении заявления в предварительном судебном заседании или в судебном заседании, указав в мотивировочной части решения только на установление судом данного обстоятельства.

Частью 5 статьи 18 Федерального закона предусмотрено, что восстановление пропущенных сроков для обращения в суд производится судом в порядке, установленном процессуальным законодательством Российской Федерации.

Лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен (часть 1 статьи 112 ГПК Российской Федерации).

На обобщение дел, по которым в удовлетворении заявления было бы отказано в предварительном судебном заседании в связи с пропуском срока обращения в суд без уважительных причин, а также дел, в которых этот срок был восстановлен, не поступило.

По отдельным делам заявители полагали срок обращения в суд не пропущенным, поскольку обратились в установленный законом срок с жалобой в порядке подчиненности и, получив ответ, которым жалоба оставлена без удовлетворения, обратились в суд, либо ссылались на эти обстоятельства, как на уважительные причины пропуска срока.

Например, Ледовских А.А. 29 апреля 2013 года обратилась в Ленинградский районный суд г. Калининграда с заявлением об оспаривании вынесенного судебным приставом-исполнителем ОСП Ленинградского района г. Калининграда постановления о расчете задолженности по <данные изъяты> от 26 октября 2012 года.

Решением суда от 01 июля 2013 года в удовлетворении заявленных требований было отказано также по основанию пропуска срока обращения в суд, так как в ходе рассмотрения дела было установлено, что о вынесенном постановлении Ледовских А.А. стало известно не позднее 13 декабря 2012 года.

Суд указал, что обжалование Ледовских А.А. постановления судебного пристава-исполнителя должностному лицу в порядке подчиненности не препятствовало своевременному обращению в суд, с чем согласился суд апелляционной инстанции.

Иногда, ошибочно отказывая в удовлетворении заявления в связи с пропуском срока обращения в суд без уважительных причин, суды не учитывают, что заявителями оспаривается бездействие судебного пристава-исполнителя, которое носит длящийся характер.

Например, Вишневская Г.А. обратилась в суд с заявлением, в котором в числе других требований просила признать незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя отдела по особым исполнительным производствам УФССП по Калининградской области, выразившееся в непринятии мер по временному ограничению на выезд должника Вишневского В.В. из Российской Федерации; обязать судебного пристава-исполнителя вынести на основании статьи 67 Федерального закона постановление о временном ограничении на выезд должника Вишневского В.В. из Российской Федерации.

В обоснование заявления Вишневская Г.А. указала, что на исполнении в отделе по особым исполнительным производствам УФССП по Калининградской области находится исполнительное производство № о взыскании с Вишневского В.В. в ее пользу денежных средств на общую сумму <данные изъяты> рублей.

Ранее трижды в отношении должника Вишневского В.В. судебным приставом-исполнителем выносились постановления о временном ограничении на выезд из РФ должника на основании статьи 67 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Несмотря на то, что она вновь обратилась в отдел по особым исполнительным производствам УФССП по Калининградской области с заявлением об ограничении на выезд должника Вишневского В.В. из РФ меры по временному ограничению на выезд из РФ должника не приняты, что нарушает ее права взыскателя по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Суд установил, что 18 июля 2013 года должнику Вишневскому В.В. судебным приставом-исполнителем ограничивался выезд из Российской Федерации на срок 6 месяцев.

После окончания срока действия ограничения на выезд Вишневская Г.А. дважды — 17 января и 10 апреля 2014 года обращалась в отдел по особым исполнительным производствам УФССП по Калининградской области с заявлениями о временном ограничении на выезд Вишневского В.В. из Российской Федерации. Однако судебным приставом-исполнителем ни по заявлению Вишневской Г.А., ни по собственной инициативе мер по ограничению на выезд должника из Российской Федерации принято не было.

Отказывая в удовлетворении заявления Вишневской Г.А. о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в непринятии мер по временному ограничению на выезд должника Вишневского В.В. из Российской Федерации, суд исходил из того, что ею пропущен законом десятидневный срок обжалования бездействия судебного пристава-исполнителя.

С решением суда в данной части не согласился суд апелляционной инстанции, указав в апелляционном определении от 27 июня 2014 года, что согласно положениям Федерального закона судебный пристав-исполнитель обязан принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. При этом из смысла закона следует, что судебный пристав-исполнитель самостоятельно определяет, какие исполнительные действия и меры принудительного исполнения и в каком объеме необходимо применить в каждом конкретном случае, исходя из характера требований исполнительного документа и обстоятельств дела.

При этом судебный пристав-исполнитель исполняет свои обязанности не в период реагирования на заявления участников исполнительного производства, а постоянно, пока на судебного пристава-исполнителя возложена обязанность исполнить судебный акт. Бездействие судебного пристава-исполнителя носит длящийся характер.

Из материалов дела следует, что задолженность должника Вишневского В.В. перед взыскателем, как на момент обращения Вишневской Г.А. с заявлением об ограничении на выезд из Российской Федерации, так и на момент рассмотрения дела судом, в добровольном порядке исполнена не была, никаких мер к погашению задолженности в добровольном порядке с мая 2012 года, когда было возбуждено исполнительное производство, Вишневский В.В. не предпринимал, погашение задолженности производилось путем удержания денежных средств из заработной платы должника и путем зачета встречного однородного требования по заявлению Вишневской Г.А., что не может рассматриваться как добровольное исполнение судебного акта.

Размер задолженности Вишневского В.В. составляет более <данные изъяты> рублей. При таких обстоятельствах непринятие судебным приставом-исполнителем мер по ограничению выезда Вишневского В.В. из Российской Федерации, безусловно, нарушает права взыскателя Вишневской Г.А. на своевременное, полное и правильное исполнение исполнительных документов.

Нарушение прав взыскателя Вишневской Г.А. не было устранено и на момент рассмотрения судом ее заявления.

Суд первой инстанции ошибочно связал принятие судебным приставом-исполнителем мер по ограничению на выезд должника из Российской Федерации с поступлением заявления об этом взыскателя, поскольку судебный пристав-исполнитель вправе ограничить выезд должника, как по заявлению взыскателя, так и по собственной инициативе.

Таким образом, на судебного пристава-исполнителя возложена обязанность по принятию решения о временном ограничении выезда должника из Российской Федерации не в течение 10 дней после поступления заявления об этом от взыскателя, а в течение всего периода исполнительного производства (по собственной инициативе).

Судебный пристав-исполнитель незаконно бездействовал как в период нерассмотрения заявлений Вишневской Г.А. об ограничении выезда должника, так и в период рассмотрения дела судом первой инстанции.

При таких обстоятельствах судебная коллегия решение суда в части отказа в удовлетворении заявления Вишневской Г.А. о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя Б. отменила с вынесением в указанной части нового решения об удовлетворении заявления Вишневской Г.А.

Аналогичную ошибку допустил Центральный районный суд г. Калининграда при рассмотрении заявления Третьякова С.А. который просил признать незаконным бездействие ОСП Октябрьского района г. Калининграда УФССП России по Калининградской области в виде ненаправления в МРЭО ГИБДД УМВД России по Калининградской области копии постановления о снятии ареста с принадлежащих ему транспортных средств, обязать направить соответствующее постановление в ГИБДД.

Суд решением от 15 октября 2013 года Третьякову С.А. в удовлетворении заявления отказал, установив, что судебным приставом-исполнителем ОСП Октябрьского района в рамках возбужденного на основании исполнительного листа № от 26 апреля 2002 года исполнительного производства № на принадлежащие Третьякову С.А. на праве собственности транспортные средства: В. (регистрационный номер №), Г. (регистрационный номер №), Д. (регистрационный номер №) был наложен арест.

25 марта 2008 года исполнительное производство было окончено в связи с фактическим исполнением требований исполнительного листа, о чем вынесено соответствующее постановление.

Согласно постановлению судебного пристава-исполнителя ОСП Октябрьского района г. Калининграда в связи с фактическим исполнением требований исполнительного документа в отношении указанных транспортных средств был отменен запрет на снятие с учета, изменение регистрационных данных, проведение государственного технического осмотра.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд исходил из пропуска срока на обжалование бездействия судебного пристава-исполнителя, а также отсутствия исполнительного производства вследствие его уничтожения, указав, что о нарушении прав Третьякову С.А. стало известно не позднее 2010 года.

Отменяя решение суда и удовлетворяя заявление Третьякова С.А., судебная коллегия не согласилась с этим выводом суда, поскольку по делу установлено, что никаких сведений в ГИБДД о снятии ограничений с автомобилей заявителя ОСП Октябрьского района не направляло, бездействие длится в течение нескольких лет и продолжается, несмотря на поданную в суд жалобу. Третьяков С.А в связи с этим лишен возможности утилизировать транспортные средства, так как на его обращение в МРЭО ГИБДД УМВД России по Калининградской области с заявлением об их утилизации получает ответ, что постановление о снятии ареста с указанных транспортных средств не поступало.

Возбуждение исполнительного производства

Согласно пункту 1 статьи 30 Федерального закона судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

При разрешении судами дел по жалобам на постановление судебного пристава-исполнителя об отказе в возбуждении исполнительного производства возникли следующие проблемные вопросы.

В силу подпункта 4 пункта 1 статьи 31 Федерального закона судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства, если документ не является исполнительным либо не соответствует требованиям, предъявляемым к исполнительным документам, установленным статьей 13 настоящего Федерального закона.

В соответствии с подпунктом 5 части 1 статьи 13 Федерального закона в исполнительном документе, за исключением постановления судебного пристава-исполнителя, судебного приказа, исполнительной надписи нотариуса и нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов, должны быть указаны сведения о должнике и взыскателе, в том числе для граждан — фамилия, имя, отчество, место жительства или место пребывания, а для должника также — дата и место рождения, место работы (если оно известно) и для должника, являющегося индивидуальным предпринимателем, также — дата и место его государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, идентификационный номер налогоплательщика.

При рассмотрении судом дела в отсутствие неявившегося ответчика, в том числе в порядке заочного производства, у суда отсутствует возможность установить место его рождения, поскольку в силу пункта 2 статьи 161 ГПК РФ председательствующим устанавливается личность явившихся участников процесса.

При принятии искового заявления к своему производству суд проверяет, соответствует ли такое заявление требованиям ст.ст. 131, 132 ГПК РФ. При этом данными нормами не установлены обязательные требования к указанию даты и места рождения ответчика.

ООО «ЖКХ Чкаловск» обратилось в суд с заявлением, указав, что 08 октября 2013 года его представитель обратился в ОСП Центрального района г. Калининграда, где им был передан на исполнение исполнительный лист по делу №, выданный мировым судьей 4-го судебного участка Центрального района г. Калининграда о взыскании в пользу ООО «ЖКХ Чкаловск» с Диденко А.С. задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг. К заявлению были приложены исполнительный лист и копия доверенности. Подача заявления в указанное время подтверждается наличием на втором экземпляре заявления соответствующего штампа отдела судебных приставов по Центральному району Калининграда. 21 октября 2013 года, по прошествии 8 рабочих дней с даты подачи исполнительного документа, судебный пристав-исполнитель вынес постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства со ссылкой на подпункт 5 части 1 статьи 13 Федерального закона, а именно на то, что в исполнительном документе не указано место рождения должника. ООО «ЖКХ Чкаловск» полагало, что в исполнительном документе была указана вся необходимая информация, предусмотренная действующим законодательством, просило суд признать незаконным постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства.

Решением Центрального районного суда г. Калининграда от 17 декабря 2013 года заявление ООО «ЖКХ Чкаловск» удовлетворено, признано незаконным и отменено постановление судебного пристава — исполнителя об отказе в возбуждении исполнительного производства от 21 октября 2013 года в отношении должника Диденко А.С.

Судом было установлено, что отказ в возбуждении исполнительного производства в отношении должника Диденко А.С. обусловлен отсутствием в исполнительном листе сведений о месте рождения должника.

Из исполнительного документа следовало, что мировым судьей дело было рассмотрено в порядке заочного производства, то есть без участия ответчика, в связи с чем установить дату и место рождения Диденко А.С. – должника в исполнительном производстве, у суда возможности не имелось.

Удовлетворяя заявление, суд исходил из того, что законом обязанность устанавливать сведения о дате и месте рождения ответчика при рассмотрении дела на суд не возложена, отсутствие в исполнительном документе отдельных сведений, предусмотренных подпунктом 5 «а» части 1 статьи 13 Федерального закона, хотя формально и свидетельствует о несоответствии его требованиям названной нормы, в то же время не может являться безусловным основанием к отказу в возбуждении исполнительного производства, так как отсутствие этих сведений объективно не препятствует принудительному исполнению исполнительного документа.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда данное решение Центрального районного суда г. Калининграда от 17 декабря 2013 года было оставлено без изменения. Суд апелляционной инстанции также указал, что одним из принципов осуществления исполнительного производства в соответствии с пунктом 2 статьи 4 Федерального закона является своевременность совершения исполнительных действий. Отказ в возбуждении исполнительного производства по формальным основаниям нарушает этот принцип исполнительного производства.

В практике имел место и другой случай. ОГИБДД МО МВД России «Советский» обратилось в Советский городской суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя ОСП г. Советска Калининградской области об отказе в возбуждении исполнительного производства на основании постановления делу об административном правонарушении № от 18 мая 2012 года в отношении Лапинскаса А.М. Причиной отказа в возбуждении исполнительного производства послужило отсутствие в постановлении по делу об административном правонарушении наименования субъекта Российской Федерации при указании места рождения должника. Данное постановление заявитель полагал незаконным, поскольку исполнительный документ содержит сведения о взыскателе, должнике и соответствует требованиям п. 123 Приказа МВД России № 185 от 02 марта 2009 года «Об утверждении административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения».

Удовлетворяя заявление, Советский городской суд Калининградской области указал в решении от 09 ноября 2012 года, что постановление № по делу об административном правонарушении от 18 мая 2012 года соответствует требованиям, предъявляемым как ст. 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, так и требованиям ст. 13 Федерального закона, которые прямо не предусматривают необходимости указания субъекта Российской Федерации при указании места рождения и места жительства должника. Также суд исходил из того, что отсутствие указания на субъект Российской Федерации, в котором родилось и проживает лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не препятствует совершению исполнительных действий судебным приставом-исполнителем.

С этим выводом не согласился суд апелляционной инстанции, указав в апелляционном определении от 23 января 2013 года, что он не основан на законе, требования которого об обязательном указании в исполнительном документе для гражданина должника года и места рождения носят императивный характер.

Представляется, что этот вопрос не только требует разъяснения, но для его разрешения необходимо внесение изменений в действующее законодательство, в частности в подпункте 5 части 1 статьи 13 Федерального закона следовало бы указать, что в исполнительном документе дата и место рождения должника, как и место его работы, указываются, если оно известны.

Если взыскателями в судах оспаривался отказ в возбуждении исполнительного производства, должники, напротив, оспаривали вынесенное судебным приставом-исполнителем постановление о возбуждении исполнительного производства.

Так, Яковенко Н.Ю. обратился в суд с заявлением, указав, что 5 февраля 2013 года получил постановление судебного пристава-исполнителя ОСП Центрального района г. Калининграда Е. о возбуждении исполнительного производства № от 21 сентября 2011 года. Данное постановление было возбуждено на основании постановления ГОБ ДПС ГИБДД Калининградской области по делу об административном правонарушении № от 19 января 2011 года.

В соответствии со статьями 31.1, 31.2 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении вступает в законную силу после истечения срока, установленного для его обжалования, если оно не было обжаловано, и подлежит исполнению после вступления его в законную силу.

Поскольку копия постановления по делу об административном правонарушении им не получена до настоящего времени, при этом в нем отсутствует отметка о получении им, Яковенко Н.Ю., копии, считал, что данное постановление на день вынесения судебным приставом-исполнителем постановления о возбуждении исполнительного производства в соответствии со статьей 31.2 КоАП РФ не подлежало исполнению.

По указанным основаниям просил признать незаконным и отменить постановление судебного пристава-исполнителя ОСП Центрального района г. Калининграда о возбуждении исполнительного производства № от 21 сентября 2011 года.

Решением Центрального районного суда г. Калининграда от 13 марта 2013 года в удовлетворении заявления Яковенко Н.Ю. отказано.

Согласно пункту 7 части 1 статьи 31 Федерального закона судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства, если не вступил в законную силу судебный акт, акт другого органа или должностного лица, который является исполнительным документом или на основании которого выдан исполнительный документ, за исключением исполнительных документов, подлежащих немедленному исполнению.

Суд установил, что 21 сентября 2011 года судебным приставом-исполнителем ОСП Центрального района г. Калининграда на основании постановления начальника 5 отделения ОГИБДД УВД по г. Калининграду № от 19 января 2011 года о привлечении Яковенко Н.Ю. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного части 1 статьи 12.37 КоАП РФ, возбуждено исполнительное производство № о взыскании с Яковенко Н.Ю. штрафа в размере 300 рублей.

В постановлении № от 19 января 2011 года содержится отметка о его вступлении в законную силу 30 января 2011 года, удостоверенная подписью должностного лица, вынесшего постановление.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что предъявленное к исполнению постановление по делу об административном правонарушении КН № 018445 от 19 января 2011 года о взыскании с Яковенко Н.Ю. административного штрафа в размере 300 руб., а также вынесенное на его основании судебным приставом-исполнителем постановление о возбуждении исполнительного производства соответствуют требованиям статей 13, 30 Федерального закона, при этом оснований для отказа в возбуждении исполнительного производства, предусмотренных пунктом 7 части 1 статьи 31 Закона, у судебного пристава-исполнителя не имелось.

Также при разрешении заявления суд пришел к выводу о том, что судебный пристав-исполнитель не обязан проверять достоверность сведений о вступлении в законную силу акта должностного лица, являющегося исполнительным документом.

Соглашаясь с выводами суда, судебная коллегия признала доводы апелляционной жалобы Яковенко Н.Ю. о том, что судом, исходя из содержания отметок на постановлении по делу об административном правонарушении о дате его вынесения (19 января 2011 года) и дате вступления в законную силу (30 января 2011 года) и сроков почтовой пересылки, не учтено, что отметка о вступлении в законную силу постановления не может являться достоверной, не имеющими правового значения при разрешения этого заявления.

Незаконное бездействие

Согласно части 1 статьи 36 Федерального закона содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства, за исключением требований, предусмотренных частями 2 — 6 настоящей статьи (срок установлен федеральным законом или исполнительным документом; по поручению о применении мер принудительного исполнения на территории, на которую не распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя; требования о восстановлении на работе; немедленное исполнение исполнительного документа; исполнение определения суда об обеспечении иска, обеспечительных мерах).

При рассмотрении дел суды правильно исходили из того, что указанные сроки совершения исполнительных действий носят организационный характер и не являются пресекательными, выход за пределы срока совершения исполнительных действий не может расцениваться в качестве безусловного основания для признания незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя.

В соответствии со статьей 64 Федерального закона судебному приставу-исполнителю предоставляется право совершения широкого круга исполнительных действий в процессе исполнения требований исполнительных документов.

Согласно статье 68 Федерального закона после истечения срока, установленного должнику для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, судебным приставом-исполнителем применяются меры принудительного исполнения, которыми являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

Разрешая вопрос о том, имело ли место незаконное бездействие, суды проверяли были ли судебным приставом-исполнителем приняты все предусмотренные Федеральным законом меры для своевременного исполнения исполнительного документа.

При этом, заявителями оспаривалось как бездействие судебного пристава-исполнителя по исполнительному производству в целом, так и бездействие, выразившееся в несовершении либо несвоевременном совершении каких-либо определенных исполнительных действий.

Например, Коваленко И.И., Коваленко Н.Н., Коваленко А.И. обратились в суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, ссылаясь на то, что решением Ленинградского районного суда Калининграда от 27 марта 2012 года Шелудько Л.И. выселена из квартиры № дома № по <адрес> без предоставления другого жилого помещения. 10 октября 2012 года ими через представителя по доверенности были представлены исполнительные листы в ОСП Ленинградского района Калининграда, однако по истечении более пяти месяцев постановление о возбуждении исполнительного производства в их адрес не направлено, решение суда должником Шелудько Л.И. не исполнено ни добровольно, ни принудительно, она продолжает проживать в квартире № дома № по <адрес>. Ссылаясь на эти обстоятельства, заявители просили суд признать незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя по непринятию мер принудительного исполнения решения суда о выселении Шелудько Л.И. из квартиры № дома № по <адрес> и обязать начальника отдела – старшего судебного пристава исполнителя ОСП Ленинградского района Калининграда устранить допущенное нарушение закона в течение 10 дней со дня вступления решения суда в законную силу.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 28 мая 2013 года заявление Коваленко И.И., Коваленко Н.Н., Коваленко А.И. оставлено без удовлетворения в силу следующих обстоятельств.

Суд установил, что обязанность по направлению постановления о возбуждении исполнительного производства судебным приставом-исполнителем исполнена. После возбуждения исполнительного производства 17 октября 2012 года, судебным приставом-исполнителем совершались предусмотренные Федеральным законом действия, направленные на исполнение требований исполнительного документа, в том числе должнику установлен срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительных документах; приняты постановления о взыскании с должника исполнительского сбора за неисполнение требований исполнительного документа; по истечении срока для добровольного исполнения должнику направлено новое требование от 20 ноября 2012 года об исполнении решения суда и установлен новый срок; 14 декабря 2012 года, 27 марта 2013 года взыскатели извещались о том, что исполнительные действия по выселению Шелудько Л.И. будут производиться 14 декабря 2012 года в 11-00 часов и 03 апреля 2013 года в 10-00 часов соответственно, но взыскатели в назначенное судебным приставом-исполнителем время не явились к месту совершения исполнительных действий, что подтверждается актами совершения исполнительных действий от 21 декабря 2012 года и от 03 апреля 2013 года.

Извещения о планируемых исполнительных действиях направлялись в адрес взыскателей, но не была получены ими по причине непроживания по указанному в исполнительном документе адресу.

Должник Шелудько Л.И. выселилась из квартиры самостоятельно, 08 апреля 2013 года судебный пристав-исполнитель вышла по адресу: <адрес> и, установив, что жилое помещение освобождено Шелудько Л.И., в присутствии понятых составила акт о выселении должника и 12 апреля 2013 года окончила исполнительные производства.

Когда суды при рассмотрении дела устанавливали, что должных исполнительных действий в процессе исполнения требований исполнительных документов судебным приставом-исполнителем не совершено, суды принимали решение об удовлетворении заявлений взыскателей, признавая бездействие судебного пристава-исполнителя незаконным.

Например, взыскатель КПК «Союзсберзайм-Калининград» обратился в суд с заявлением об оспаривании бездействия судебных приставов-исполнителей и старшего судебного пристава-исполнителя ОСП Балтийского района г. Калининграда, ссылаясь на то, что 11 декабря 2008 года в адрес ОСП Балтийского района г. Калининграда был направлен исполнительный лист по гражданскому делу № о наложении ареста на имущество, принадлежащее Казюре Р.Н. Кроме того, с декабря 2008 года в ОСП Балтийского района г. Калининграда находится на исполнении исполнительный лист, выданный Ленинградским районным судом г. Калининграда о взыскании солидарно с Казюра Р.Н., Подшивалова С.А. и Овченкова Д.С в пользу КПК «Союзсберзайм-Калининград» денежных средств в размере <данные изъяты> рублей. Судебные приставы-исполнители ОСП Балтийского района г. Калининграда в установленный срок надлежащих мер к исполнению определения суда о принятии обеспечительных мер, а также решения суда не принимают; исполнительное производство осуществляется более 4 лет, однако решение суда до настоящего времени не исполнено. Такое бездействие приставов привело к тому, что семья Овченкова Д.С. продала все свое имущество, в том числе и квартиру, Овченков Д.С. сменил фамилию на «Ж.». Ранее решением Балтийского районного суда г. Калининграда от 09 ноября 2009 года было признано незаконным бездействие старшего судебного пристава-исполнителя ОСП Балтийского района г. Калининграда по осуществлению контроля за исполнительными действиями по исполнению указанного решения суда. 25 января 2010 года взыскателем КПК «Союзсберзайм-Калининград» также был предъявлен к исполнению исполнительный лист о взыскании солидарно с Казюра Р.Н. и Овченкова Д.С. суммы индексации в размере <данные изъяты> рублей. Надлежащих мер по исполнению указанного исполнительного листа также принято не было. Исполнительные действия ограничились лишь направлением запросов не во все регистрирующие органы; сведения в банках о наличии у должников Казюра Р.Н. и Овченкова Д.С. расчетных счетов не истребовались. Было вынесено постановление об обращении взыскания на заработную плату должников, однако каких-либо перечислений денежных средств не было, также 18 февраля 2009 года в отношении Казюра Р.Н. было вынесено постановление о временном ограничении права выезда за пределы РФ, действие которого окончено. Взыскатель просил признать незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя ОСП Балтийского района г. Калининграда по непринятию мер принудительного взыскания в установленные законом сроки к должникам Казюре Р.Н. и Овченкову (Ж.) Д.С.; признать незаконным бездействие старшего судебного пристава ОСП Балтийского района г. Калининграда по осуществлению контроля за исполнительными действиями по исполнению решения Ленинградского районного суда г. Калининграда, обязать старшего судебного пристава ОСП Балтийского района г. Калининграда поручить судебному приставу-исполнителю принять меры к надлежащему исполнению судебных постановлений.

Суд установил, что на основании выданного Ленинградским районным судом г. Калининграда исполнительного листа о взыскании солидарно с Казюра Р.Н., Подшивалова С.А. и Овченкова Д.С в пользу КПК «Союзсберзайм-Калининград» денежных средств в размере <данные изъяты> рублей судебным приставом-исполнителем ОСП Балтийского района г. Калининграда 19 февраля 2009 года было возбуждено исполнительное производство № в отношении должника Казюра Р.Н.

Впоследствии, на основании выданных 13 января 2010 года Ленинградским районным судом г. Калининграда исполнительных листов о взыскании солидарно с Казюра Р.Н. и Овченкова Д.С. в пользу КПК «Союзсберзайм-Калининград» суммы индексации в размере <данные изъяты> рублей, судебным приставом-исполнителем ОСП Балтийского района г. Калининграда 05 апреля 2011 года были возбуждены исполнительные производства № и № в отношении должников Казюра Р.Н. и Овченкова Д.С.

Установив, что в периоды с 19 февраля 2009 года по 05 июня 2009 года, с 07 июня 2009 года по 15 октября 2009 года, с 17 ноября 2009 года по 14 января 2010 года, с 25 июня 2010 года по февраль 2013 года какие-либо исполнительные действия по исполнению указанных исполнительных документов судебными приставами-исполнителями ОСП Балтийского района г. Калининграда не совершались, Московский районный суд г.Калининграда пришел к выводу о наличии незаконного бездействия в эти периоды, повлекшее несвоевременное исполнение решения суда и несвоевременное восстановление нарушенных прав взыскателя, и решением от 22 мая 2013 года заявление КПК «Союзсберзайм-Калининград» удовлетворил.

Суд признал незаконным бездействие судебных приставов-исполнителей ОСП Балтийского района г. Калининграда УФССП по Калининградской области, допущенное по исполнительному производству №, выразившееся в непринятии мер к своевременному исполнению судебных постановлений.

Признал незаконным бездействие старшего судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов Балтийского района г. Калининграда УФССП по Калининградской области, допущенное по исполнительному производству №, выразившееся в неосуществлении контроля за принятием мер к своевременному исполнению судебных постановлений.

На старшего судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов Балтийского района г. Калининграда УФССП по Калининградской области возложил обязанность устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод взыскателя и принять меры к надлежащему исполнению судебных постановлений.

Следует отметить, что в судебной практике часто возникали ситуации, когда исполнительное производство передавалось от одного судебного пристава-исполнителя к другому, к моменту рассмотрения жалобы должностное лицо, бездействие которого обжалуется, не работало, суд привлекал в такой ситуации к участию в деле иное должностное лицо, занимающее в этот момент данную должность (иного судебного пристава-исполнителя, которому передано исполнительное производство) и возлагал на него обязанность восстановить нарушенные права и свободы заявителя.

Когда заявители ставили вопрос о признании в этой связи незаконным бездействия старшего судебного пристава, суды, с учетом пункта 2 части 2 статьи 10 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 118-ФЗ «О судебных приставах», согласно которому старший судебный пристав обеспечивает принятие мер по своевременному и полному исполнению судебными приставами-исполнителями судебных актов, признавали бездействие старшего судебного пристава незаконным, как это сделал суд в вышеупомянутом деле.

Применительно к рассмотрению судами дел по жалобам на бездействие должностных лиц службы судебных приставов, следует отметить, что статьей 258 ГПК РФ регламентирован порядок реализации решения в случае удовлетворения заявления.

Данные законоположения разъяснены в пункте 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», где указано, что направляя решение суда для устранения допущенного нарушения закона руководителю органа или лицу, решения, действия (бездействие) которых были оспорены, либо в вышестоящий в порядке подчиненности орган или лицу (часть 2 статьи 258 ГПК РФ), в сопроводительном письме следует указывать на требование части 3 статьи 258 ГПК РФ, согласно которому об исполнении решения суда должно быть сообщено в суд и гражданину не позднее чем в течение месяца со дня получения решения. Исполнение решения может производиться по правилам, указанным в части 2 статьи 206 ГПК РФ. Судам необходимо осуществлять контроль за поступлением таких сведений в суд и при их отсутствии направлять в орган или лицу запрос, касающийся исполнения судебного решения.

Изучение показало, что должного внимания вопросам исполнения решений по такой категории дел судами не уделяется, в связи с чем нарушение прав заявителей, в частности при незаконном бездействии должностных лиц службы судебных приставов, продолжается и после вынесения судебного решения, что обуславливает последующие обращения в суд.

Разные решения принимались судами по делам в тех случаях, когда оспариваемое бездействие было прекращено судебным приставом-исполнителем до или в период рассмотрения дела судом.

Так, решением Светлогорского городского суда Калининградской области от 26 июня 2013 года было отказано в удовлетворении заявления Марчука С.В. о признании незаконным бездействия должностных лиц ОСП Светлогорского городского округа, которые в срок, установленный пунктом 1 статьи 36 Федерального закона, не приняли мер по наложению ареста на имущество должника во исполнение требований судебного приказа мирового судьи 2-го судебного участка Светлогорского городского округа по делу № о взыскании с Кошоридзе Г.Г. задолженности в сумме <данные изъяты> рублей в пользу Марчука С.В.

Суд установил факт бездействия судебных приставов-исполнителей ОСП Светлогорского городского округа по исполнению требований, содержащихся в судебном приказе мирового судьи от 8 февраля 2012 года, но, отказывая в удовлетворении заявления Марчука С.В., сослался на то обстоятельство, что допущенные нарушения были устранены службой судебных приставов к моменту принятия судом решения.

Отменяя решение суда, суд апелляционной инстанции указал, что устранение допущенного судебными приставами-исполнителями бездействия после обращения взыскателя в суд не может служить основанием к отказу в признании бездействия незаконным.

Судебная коллегия в указанной части вынесла новое решение о признании незаконным бездействия судебных приставов-исполнителей Светлогорского городского округа по исполнению требований по исполнительному производству о взыскании с Кошоридзе Г.Г. задолженности в размере <данные изъяты> рублей в пользу Марчука С.В.

Поскольку допущенные службой судебных приставов Светлогорского городского округа нарушения требований закона к моменту принятия судом решения по делу были устранены, в остальной части решение суда оставлено без изменения.

Усатая М.А. обратилась в суд с жалобой о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя ОСП Светловского городского округа УФССП России по Калининградской области, выразившегося в несвоевременном направлении копии постановления о возбуждении исполнительного производства взыскателю. В обоснование жалобы сослалась на то, что постановление от 11 декабря 2012 года о возбуждении исполнительного производства было направлено ей только 09 января 2013 года.

Исполнительный лист был принят к исполнению ОСП Светловского городского округа и 11 декабря 2012 года судебным приставом-исполнителем ОСП Светловского городского округа И. вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства №.

В соответствии с ч. 17 ст. 30 Федерального закона «Об исполнительном производстве» копия постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем вынесения указанного постановления, направляется взыскателю, должнику, а также в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.

Как следует из постановления о возбуждении исполнительного производства, его копия была направлена взыскателю 13 декабря 2012 года.

Светловский городской суд Калининградской области решением от 07 февраля 2013 года в удовлетворении заявления отказал, указав, что незначительное нарушение судебным приставом-исполнителем срока направления Усатой М.А. копии постановления о возбуждении исполнительного производства не повлекло нарушения каких-либо ее прав, само по себе это обстоятельство не является основанием для удовлетворения заявленных требований.

Согласно части 4 статьи 258 ГПК РФ при удовлетворении заявления о признании незаконным бездействия должностного лица в резолютивной части решения суда необходимо указать на данное бездействие, а также на возложение на орган или должностное лицо обязанности в течение определенного судом срока совершить в отношении заявителя конкретные действия.

По рассмотрении дел, в которых установлено, что незаконное бездействие было прекращено судебным приставом-исполнителем до вынесения решения судами не учитывались разъяснения, данные в абзаце 6 пункта 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», согласно которым, если обстоятельства, являющиеся основанием для отказа в принятии заявления, будут установлены после принятия заявления, судья на основании абзаца 2 статьи 220 ГПК РФ прекращает производство по делу. Вместе с тем судья не вправе прекратить производство по делу, если оспариваемое решение, действие (бездействие) уже отменено, но заявитель настаивает на рассмотрении дела по существу и устранении допущенных нарушений его прав и свобод либо препятствий к их осуществлению, поскольку в этом случае должен быть исследован вопрос о том, были ли при этом устранены в полном объеме допущенные нарушения прав и свобод заявителя, что может быть сделано только при рассмотрении заявления по существу.

Исходя из этих разъяснений, рассматривать вопросы законности прекращенного судебным приставом-исполнителем бездействия можно только если заявитель настаивает на рассмотрении дела по существу, и удовлетворяться такие заявления могут, если фактически допущенные нарушения прав и свобод заявителя либо препятствия к их осуществлению не устранены.

Исполнительский сбор

В соответствии с частью 1 статьи 112 Федерального закона исполнительский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа, а также в случае неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства.

Согласно части 2 статьи 112 Федерального закона исполнительский сбор устанавливается судебным приставом-исполнителем по истечении срока, указанного в части 1 настоящей статьи, если должник не представил судебному приставу-исполнителю доказательств того, что исполнение было невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

В соответствии с частью 6 статьи 112 Федерального закона должник вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, с иском об отсрочке или о рассрочке его взыскания, об уменьшении его размера или освобождении от взыскания исполнительского сбора (часть 6 статьи 112 Закона).

Принимая во внимание приведенные положения, должник вправе оспорить постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора в тех случаях, когда полагает, что такое постановление не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает его права и законные интересы.

При разрешении судами дел возник вопрос правильности определения судебным приставом-исполнителем размера исполнительского сбора по отдельной категории исполнительных производств, нуждающийся в разъяснении.

В части 3 статьи 112 Федерального закона указано, что исполнительский сбор устанавливается в размере семи процентов от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества, но не менее одной тысячи рублей с должника-гражданина или должника — индивидуального предпринимателя и десяти тысяч рублей с должника-организации. В случае неисполнения исполнительного документа неимущественного характера исполнительский сбор с должника-гражданина или должника — индивидуального предпринимателя устанавливается в размере пяти тысяч рублей, с должника-организации — пятидесяти тысяч рублей.

Администрация Советского городского округа обратилась в суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя, указав, что решением Советского городского суда от 12 декабря 2012 года по гражданскому делу № иск Жакевич О.А. был удовлетворен частично. На администрацию Советского городского округа данным решением была возложена обязанность по проведению капитального ремонта крыши, фасада и крыльца многоквартирного дома № по <адрес>. Судебным приставом-исполнителем на основании исполнительного листа 24 апреля 2014 года возбуждено исполнительное производство №. 20 мая 2014 года судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о взыскании с администрации Советского городского округа исполнительского сбора в размере <данные изъяты> рублей, как по иску неимущественного характера. Данный размер исполнительского сбора администрация Советского городского округа считает незаконным, поскольку исходит из того, что требование о производстве ремонтных работ является имущественным спором. Вследствие чего, в силу требований части 3 статьи 112 Федерального закона полагает, что с администрации Советского городского округа возможно взыскание исполнительского сбора в ином размере, рассчитанного из требования имущественного характера.

Просила признать незаконным постановление судебного пристава-исполнителя от 20 мая 2014 года о взыскании с администрации Советского городского округа исполнительского сбора в размере <данные изъяты> рублей, вынесенное в рамках исполнительного производства №.

Советский городской суд Калининградской области решением от 09 июня 2014 года заявление должника администрации Советского городского округа удовлетворил. Постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, вынесенное 20 мая 2014 года судебным приставом-исполнителем ОСП города Советска Калининградской в части взыскания с администрации Советского городского округа исполнительского сбора в размере <данные изъяты> рублей признал незаконным.

Удовлетворяя заявление, суд указал, что судебным приставом-исполнителем неправильно истолкован закон, привел в решении нормы Налогового кодекса РФ, касающиеся определения размера подлежащей уплате при подаче искового заявления государственной пошлины в зависимости от трех видов исков: исковые заявления имущественного характера, подлежащие оценке; исковые заявления имущественного характера, не подлежащие оценке; исковые заявления неимущественного характера и сделал вывод о том, что в исполнительном производстве принудительному исполнению подлежат требования имущественного характера, не подлежащие оценке, в связи с чем судебным приставом-исполнителем неверно определен размер исполнительского сбора, предусмотренный законом для случаев неисполнения исполнительного документа неимущественного характера.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение, с такими выводами суда не согласился, указав следующее.

Главой 13 Федерального закона регулируется исполнение требований неимущественного характера, содержащихся в исполнительных документах, в том числе содержащихся в исполнительных документах требований к должнику совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий) (статья 105), о выселении должника, об освобождении нежилого помещения, земельного участка, о сносе строения, здания или сооружения либо их отдельных конструкций (статья 107) и др.

Согласно части 1 статьи 105 Федерального закона в случаях неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в срок, установленный для добровольного исполнения, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения.

В силу положений статьи 112 Федерального закона размер исполнительского сбора определяется в зависимости от размера подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества, либо, если должником не исполняется документ неимущественного характера, в твердой денежной сумме.

Поскольку администрацией Советского городского округа в установленный срок не были исполнены требования исполнительного документа, возлагающего на нее обязанность по совершению определенных действий, судебный пристав-исполнитель обоснованно определил размер подлежащего взысканию исполнительского сбора в размере <данные изъяты> рублей.

Положения Налогового кодекса РФ, касающиеся определения размера подлежащей уплате при подаче искового заявления государственной пошлины, при определении размера исполнительского сбора применяться не могут, поскольку вопросы его взыскания не регулируют.

УПФР в Черняховском районе обратилось в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя ОСП Черняховского района Калининградской области по вынесению постановления от 30 июня 2014 года о взыскании исполнительского сбора, указав, что 29 января 2014 года судебным приставом-исполнителем ОСП Черняховского района возбуждено исполнительное производство № на основании исполнительного листа, выданного Черняховским городским судом Калининградской области по гражданскому делу № о взыскании с него в пользу Буджюса К.Л. судебных расходов в размере <данные изъяты> рублей.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 30 июня 2014 года исполнительное производство окончено и в тот же день вынесено оспариваемое постановление о взыскании исполнительского сбора.

Оспариваемое постановление о взыскании исполнительского сбора было вынесено после исполнения со стороны УПФР в Черняховском районе требований исполнительного документа, в рамках оконченного исполнительного производства. Также ссылалось на то, что является бюджетной организацией.

Просило признать действия судебного пристава-исполнителя ОСП Черняховского района Калининградской области по вынесению постановления от 30 июня 2014 года о взыскании исполнительского сбора незаконными и отменить его.

Черняховский городской суд Калининградской области решением от 06 августа 2014 года в удовлетворении заявления отказал.

Судом установлено, что постановлением судебного пристава-исполнителя ОСП Черняховского района Калининградской области от 29 января 2014 года было возбуждено исполнительное производство № на основании исполнительного листа от 19 декабря 2013 года №, выданного Черняховским городским судом Калининградской области, о взыскании с УПФР в Черняховском районе в пользу Буджюса К.Л. судебных расходов в размере <данные изъяты> рублей.

Пунктом 2 данного постановления должнику установлен пятидневный срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа со дня получения должником постановления.

Пунктом 3 постановления должник предупрежден, что в случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин в срок, предоставленный для добровольного исполнения, с него подлежит взысканию исполнительный сбор.

Копия постановления о возбуждении исполнительного производства от 29 января 2014 года была получена УПФР в Черняховском районе 07 февраля 2014 года, срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа истек 12 февраля 2014 года.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 30 июня 2014 года исполнительное производство № окончено на основании фактического исполнения исполнительного документа 20 июня 2014 года.

В связи с несвоевременным исполнением УПФР в Черняховском районе в добровольном порядке требований, содержащихся в исполнительном документе, судебным приставом-исполнителем 30 июня 2014 года было вынесено постановление о взыскании с должника исполнительского сбора в сумме <данные изъяты> рублей.

Из содержания обжалуемого постановления следует, что доказательств, подтверждающих то обстоятельство, что исполнение требований исполнительного документа было невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств судебному приставу-исполнителю должником не представлено.

Заявитель в суде не ссылался на наличие таких обстоятельств.

Разрешая заявленные требования, суд, руководствуясь приведенными нормами закона, пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для признания незаконным вынесенного судебным приставом-исполнителем ОСП Черняховского района Калининградской области Дереко А.П. 30 июня 2014 года постановления о взыскании с должника исполнительского сбора.

Доводы УПФР в Черняховском районе о том, что обжалуемое постановление вынесено после исполнения им требований исполнительного документа, правильно были оценены судом, как не свидетельствующие о незаконности постановления, поскольку ограничений или запрета на взыскание исполнительского сбора после фактического исполнения должником требований исполнительного документа законодательство об исполнительном производстве не содержит.

Также несостоятельными признаны доводы заявителя о невозможности взыскания исполнительского сбора с бюджетной организации.

Действующее законодательство об исполнительном производстве не содержит положений, которые бы устанавливали льготы в части возможности взыскания исполнительского сбора для должников, являющихся бюджетными учреждениями. Как и прочие должники, бюджетные учреждения обязаны исполнять требования исполнительных документов и нести установленную, в том числе статьей 112 Федерального закона, ответственность за их неисполнение в добровольном порядке.

Судом при рассмотрении дела были учтены указания Конституционного Суда Российской Федерации в Постановлении от 30 июля 2001 года № 13-П, согласно которым исполнительский сбор относится, по сути, к мерам принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства. Причем данная мера является не правовосстановительной санкцией, то есть санкцией, обеспечивающей исполнение должником его обязанности возместить расходы по совершению исполнительных действий, осуществленных в порядке принудительного исполнения судебных и иных актов (как это имеет место при взыскании с должника расходов по совершению исполнительных действий), а представляет собой санкцию штрафного характера, то есть возложение на должника обязанности произвести определенную дополнительную выплату в качестве меры его публично-правовой ответственности, возникающей в связи с совершенным им правонарушением в процессе исполнительного производства.

Положения статей 239, 242.1, 242.3 — 242.5 Бюджетного кодекса Российской Федерации, предусматривающие, что обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации по обязательствам бюджетных учреждений производится по решению суда на основании направляемого в орган федерального казначейства исполнительного листа, не могут рассматриваться как устанавливающие судебный порядок взыскания с бюджетных учреждений исполнительского сбора, налагаемого судебным приставом-исполнителем, который согласно Федеральному закону «Об исполнительном производстве» подлежит взысканию во внесудебном порядке на основании соответствующего исполнительного документа, каковым является постановление судебного пристава-исполнителя.

При таких обстоятельствах, с учетом положений действующего законодательства и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной им в Постановлении от 30 июля 2001 года №13-П, у суда не было правовых оснований для удовлетворения заявленных УПФР в Черняховском районе требований, с чем согласилась судебная коллегия при рассмотрении апелляционной жалобы заявителя на решение суда.

Суд в силу части 7 статьи 112 Федерального закона вправе с учетом степени вины должника в неисполнении в срок исполнительного документа, имущественного положения должника, иных существенных обстоятельств отсрочить или рассрочить взыскание исполнительского сбора, а также уменьшить его размер, но не более чем на одну четверть от размера, установленного в соответствии с частью 3 настоящей статьи. При отсутствии установленных ГК РФ оснований ответственности за нарушение обязательства суд вправе освободить должника от взыскания исполнительского сбора.

В практике возникал вопрос как поступать судам в случае, если должник оспаривает постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, ссылаясь на обстоятельства, свидетельствующие о том, что он имеет право на получение отсрочки или рассрочки взыскания исполнительского сбора, уменьшение его размера или на освобождение от взыскания исполнительского сбора.

Возможно ли рассмотрение этих заявлений в порядке ст. 441 ГПК РФ, либо требования об уменьшении или освобождении от уплаты исполнительного сбора должны разрешаться только в порядке искового производства и судам следует в таких случаях на стадии принятия заявления выносить определения об оставлении указанных заявлений без движения и предлагать заявителям оформить исковые заявления.

Правильным представляется разрешение в порядке ст. 441 ГПК РФ только заявлений об оспаривании постановлений судебного пристава–исполнителя о взыскании исполнительского сбора, а остальных требований – в порядке искового производства.

ООО «Авангардстрой» обратилось в суд с заявлением (жалобой) об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя ОСП Светлогорского городского округа (о снижении исполнительского сбора), указав, что постановлением пристава-исполнителя К. от 10 апреля 2013 года с ООО «Авангардстрой» взыскан исполнительский сбор в размере 7% от взысканной на основании решения суда в пользу Овчаренко К.В. денежной суммы в размере <данные изъяты> рублей, что составляет <данные изъяты> рублей. Заявитель просил снизить размер исполнительского сбора до <данные изъяты> рублей, ссылаясь на то, что он находится в затруднительном финансовом положении, обжалует в кассационном порядке судебное решение и отказ в предоставлении отсрочки, планирует к 20 мая 2013 года получить новое разрешение на строительство и приступить к его завершению, возобновление продажи квартир даст возможность рассчитаться с Овчаренко К.В. и погасить исполнительский сбор.

Определением Светлогорского городского суда Калининградской области от 8 мая 2013 года производство по делу по жалобе ООО «Авангардстрой» об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя ОСП Светлогорского городского округа было прекращено.

В частной жалобе на это определение ООО «Авангардстрой» просило его отменить, как незаконное, полагало возможным рассмотрение вопроса об уменьшении размера исполнительского сбора в порядке главы 25 ГПК РФ в рамках дела об оспаривании действий пристава-исполнителя.

Суд апелляционной инстанции определение суда отменил, указав, что ООО «Авангардстрой», обращаясь с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя в порядке главы 25 ГПК РФ, фактически ставит вопрос об уменьшении размера взысканного постановлением пристава-исполнителя исполнительского сбора, ссылаясь на трудное материальное положение, который в силу части 6 статьи 112 Федерального закона подлежит рассмотрению в порядке искового производства.

В связи с этим, суду, принявшему к производству указанное заявление, следовало применительно к положениям части 3 статьи 263 ГПК РФ оставить заявление ООО «Авангардстрой» без рассмотрения, разъяснив необходимость обращения с исковым заявлением.

Суд, правильно установив, что заявленные ООО «Авангардстрой» требования подлежат рассмотрению в порядке искового производства, ошибочно вынес определение о прекращении производства по делу, сославшись на нормы пункта 1 части 1 статьи 134, статьи 220 ГПК РФ.

Суд апелляционной инстанции вынес новое определение об оставлении заявления ООО «Авангардстрой» об уменьшении размера исполнительского сбора без рассмотрения, разъяснив заявителю необходимость оформления искового заявления.

Изучение дел показало, что по некоторым делам суды при разрешении заявлений не видели разницы между основаниями признания постановлений о взыскании исполнительского сбора незаконными и основаниями освобождения от взыскания исполнительского сбора.

Например, Каплунова Т.С. обратилась в суд с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя ОСП Центрального района г. Калининграда, указав, что 12 февраля 2013 года судебный пристав-исполнитель постановил взыскать с нее – должника в исполнительном производстве исполнительский сбор в размере <данные изъяты> рублей, в то время как по решению суда на неё лично не возложена обязанность совершения действий по демонтажу двери. Указывала, что по решению суда есть ещё два должника – Каплунов Н.С. и Каплунов С.А., проживающие на территории Светлогорского округа, в отношении которых также были возбуждены исполнительные производства, но в последующем взыскателем исполнительные листы в отношении этих должников отозваны, в связи с чем обязанность по исполнению возложена на неё одну, с чем она не согласна. В качестве оснований незаконности действий судебного пристава-исполнителя ссылалась на часть 6 статьи 112 Федерального закона, дающую право должнику оспорить постановление о взыскании исполнительского сбора, а также на часть 7 статьи 112 Федерального закона, полагая наличие оснований для освобождения её от взыскания исполнительского сбора. Просила признать действия судебного пристава-исполнителя Поляка А.А. неправомерными, отменить постановление о взыскании исполнительского сбора и освободить её от взыскания исполнительского сбора.

Решением Центрального районного суда г. Калининграда от 12 марта 2013 года жалоба Каплуновой Т.С. о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о взыскании исполнительского сбора, отмене постановления и освобождении от взыскания исполнительского сбора оставлена без удовлетворения.

Суд исходил из того, что требования исполнительного документа Каплуновой Т.С. не исполнены, обстоятельств, препятствующих их исполнению не имеется, в связи с чем вынесение судебным приставом-исполнителем обжалуемого постановления о взыскании исполнительского сбора и установлении нового срока исполнения требований исполнительного документа являлось правомерным, поэтому основания для освобождения Каплуновой Т.С. от исполнительского сбора отсутствуют.

Примером аналогичной ошибки является рассмотренное судом дело по заявлению Киселевой Т.С., которая просила признать незаконным постановление судебного пристава-исполнителя ОСП Ленинградского района г. Калининграда от 14 октября 2008 года о взыскании с нее суммы исполнительского сбора в размере <данные изъяты> рублей; обязать ОСП Ленинградского района г. Калининграда возвратить незаконно удержанные из ее пенсии суммы в размере <данные изъяты> рублей.

В обоснование требований Киселева Т.С. указала, что не могла своевременно исполнитель решение суда о взыскании в пользу Писарева Н.С. денежной суммы в размере <данные изъяты> рублей, поскольку таких денег у нее нет, живет она на пенсию, размер которой не позволяет ей исполнить решение суда. Кроме того, являясь инвалидом, она вынуждена оказывать помощь своим сыновьям – инвалидам, иных родственников у нее нет. Ссылалась и на то, что исполнительский сбор взыскивается лишь после исполнения основного исполнительного документа.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 12 марта 2013 года Киселевой Т.С. отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, при этом суд указал, что судебным приставом-исполнителем исполнительский сбор был правильно применен к должнику Киселевой Т.С. при наличии к тому законных оснований, поскольку должник не исполнил в добровольном порядке требования исполнительного документа в срок, установленный постановлением о возбуждении исполнительного производства. Доказательств иного заявитель суду не представил.

Наличие инвалидности, незначительный размер пенсии, отсутствие других источников доходов суд нашел обстоятельствами не являющимися основанием для признания незаконным постановления о взыскании исполнительского сбора и, как следствие, освобождения Киселевой Т.С. от исполнительского сбора, поскольку указанные обстоятельства не могут быть отнесены к категории чрезвычайных, объективно непредотвратимых обстоятельств для исполнения требований исполнительного документа.

Следует отметить, что вопросы освобождения от исполнительского сбора, равно как отсрочки или рассрочки его взыскания, уменьшения его размера в силу части 7 статьи 112 Федерального закона являются прерогативой суда, разрешаются с учетом степени вины должника в неисполнении в срок исполнительного документа, имущественного положения должника, иных существенных обстоятельств и от действий судебного пристава-исполнителя не зависят.

Представление судебному приставу-исполнителю доказательств того, что исполнение было невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, в силу части первой 112 Федерального закона исключает вынесение судебным приставом-исполнителем постановление о взыскании исполнительского сбора.

Типичным примером, когда судом признавалось незаконным постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора является следующая ситуация.

ОАО «Промжелдортранс» обратилось в суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления судебного пристава-исполнителя ОСП Октябрьского района г. Калининграда Управления Федеральной службы судебных приставов по Калининградской области о взыскании исполнительского сбора, указав, что 19 апреля 2013 года судебным приставом-исполнителем ОСП Октябрьского района г. Калининграда вынесено постановление о взыскании с ОАО «Промжелдортранс» исполнительского сбора в размере <данные изъяты> рублей по исполнительному производству № от 21 марта 2013 года. Считало данное постановление незаконным, поскольку в его адрес не направлялось постановление о возбуждении исполнительного производства о взыскании с него в пользу Езаова М.В. денежных средств в сумме <данные изъяты> руб., соответственно, не устанавливался срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа.

Центральный районный суд г. Калининграда, установив, что в материалах исполнительного производства отсутствуют какие-либо сведения о направлении в адрес должника копии постановления о возбуждении исполнительного производства № от 21 марта 2013 года о взыскании с ОАО «Промжелдортранс» в пользу Езаова М.В. задолженности в размере <данные изъяты> руб., и, соответственно, установления должнику срока для добровольного исполнения требований исполнительного документа, решением от 2 октября 2013 года заявление ОАО «Промжелдортранс» удовлетворил.

В резолютивной части решения суд помимо признания обжалуемого постановления незаконным указал на освобождение в связи с этим ОАО «Промжелдортранс» от уплаты исполнительского сбора, что является неправильным, так не соответствует существу рассмотренного судом заявления и требованиям закона.

ООО «Управляющая компания Самбия Юг» обратилось в суд с заявлением, в котором оспаривало постановление судебного пристава-исполнителя ОСП Ленинградского района г. Калининграда о взыскании исполнительского сбора, требуя его отмены.

В обоснование заявленных требований заявитель указывал, что в производстве судебного пристава-исполнителя ОСП Ленинградского района находятся два исполнительных производства о понуждении ООО «Управляющая компания Самбия Юг» к производству ремонтных работ в квартире № дома № по <адрес>, взыскателями по которым являются два сособственника этой квартиры – супруги Березовский К.А. и Березовская Г.Р.

30 мая 2013 года судебным приставом-исполнителем по каждому из исполнительных производств было вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора за неисполнение требований исполнительного документа в пятидневный срок.

Заявитель полагал, что вынесение двух постановлений о взыскании исполнительного сбора необоснованно, поскольку предмет исполнения – производство ремонтных работ в квартире является неделимым, в связи с чем исполнительные производства должны были быть объединены и вынесено одно постановление о взыскании исполнительского сбора.

Просил отменить постановление судебного пристава-исполнителя по исполнительному производству №.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 20 июня 2013 года ООО «Управляющая компания Самбия Юг» было отказано в удовлетворении заявления по тем основаниям, что судебным приставом-исполнителем возбуждено два исполнительных производства и требования двух исполнительных документов не были исполнены должником в установленный срок, взыскание исполнительского сбора по каждому исполнительному производству соответствует закону.

Не соглашаясь с решением суда, суд апелляционной инстанции в определении указал следующее.

В силу положений статьи 322 ГК РФ требования долевых собственников квартиры Березовских являются солидарными, а предмет исполнения – производство определенных работ в квартире – неделимым.

Неделимость предмета исполнения, вне зависимости от количества взыскателей, предполагает совершение одного исполнительного действия, которое невозможно исполнить дважды в отношении каждого из взыскателей.

Согласно статье 326 ГК РФ исполнение обязательства полностью в пользу одного из солидарных кредиторов освобождает должника от исполнения остальным кредиторам. Таким образом, исполнение должником требований одного исполнительного документа и проведение ремонтных работ в отношении квартиры взыскателя освобождает должника от исполнения требований другого исполнительного документа с тем же предметом исполнения.

Поскольку должнику надлежало совершить одно и то же действие по двум исполнительным документам, применение в отношении него такой санкции, как исполнительский сбор, дважды за неисполнение одного и того же действия, хотя и предусмотренного разными исполнительными документами, не основано на законе и противоречит смыслу исполнительского сбора как санкции за бездействие должника.

С учетом неделимости предмета двух исполнительных производств и характера действий, которые надлежало совершить должнику, само по себе то обстоятельство, что нормы Федерального закона прямо не предусматривают возможность объединения в сводное исполнительное производств несколько исполнительных производств неимущественного характера, основанием к отказу в удовлетворении заявления ООО «Управляющая компания Самбия-Юг» это, по мнению суда апелляционной инстанции, послужить не могло.

Судебная коллегия решение суда отменила, вынесла новое решение, которым заявление ООО «Управляющая компания Самбия-Юг» удовлетворила, отменила постановление судебного пристава-исполнителя ОСП Ленинградского района от 30 мая 2013 года о взыскании исполнительского сбора в размере <данные изъяты> рублей по исполнительному производству №.

Представляется, что вопрос взыскания исполнительского сбора в ситуации, когда в производстве судебного пристава-исполнителя находится несколько исполнительных производств с одним должником, разными взыскателями и аналогичным предметом исполнения, не подлежащих объединению в сводное исполнительное производство, нуждается в разъяснении.

Следует также отметить, что, оспаривая различные постановления судебного пристава-исполнителя, в том числе о взыскании исполнительского сбора, заявители помимо признания этих постановлений незаконными просят суд их отменить.

Указание судом в резолютивной части решения на отмену признанного незаконным постановления не в полной мере соответствует предъявляемым частью 1 статьи 258 ГПК РФ к таким решениям требованиям, согласно которым суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод, а не устраняет это нарушение самостоятельно.

Ограничения на выезд

Статьей 67 Федерального закона регламентированы основания и порядок совершения такого исполнительного действия, как временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации.

Согласно частям 1 и 2 статьи 67 Федерального закона при неисполнении должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе, сумма задолженности по которому превышает десять тысяч рублей, или исполнительном документе неимущественного характера, выданных на основании судебного акта или являющихся судебным актом, судебный пристав-исполнитель вправе по заявлению взыскателя или собственной инициативе вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.

Судебный пристав-исполнитель вправе также вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации по заявлению взыскателя в случае, предусмотренном частью 2 статьи 30 настоящего Федерального закона, если предъявленный взыскателем к исполнению исполнительный документ выдан на основании судебного акта или является судебным актом.

Судами рассматривались дела по заявлениям должников, оспаривающих вынесенные судебным приставом-исполнителем постановления о временном ограничении на выезд.

Например, Подлипный В.В. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным и отменить постановление судебного пристава-исполнителя о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации от 14 марта 2013 года, указав, что является должником по исполнительному производству о взыскании с него в пользу Кушницкой О.Ю. суммы <данные изъяты> рублей по решению Черняховского городского суда от 24 октября 2012 года. В рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем вынесено обжалуемое постановление, так как он не исполнил требования исполнительного документа. Заявитель считал постановление незаконным, так как его действия нельзя оценивать как неисполнение обязанностей по уплате суммы Кушницкой О.Ю., поскольку из его пенсии удерживается ежемесячно 25% в счет погашения этого долга. В связи с его выселением из квартиры по иску Кушницкой О.Ю. он вынужден был приобрести для себя и несовершеннолетнего сына квартиру в кредит. В настоящий момент все денежные средства идут на выплату двух кредитов в сумме <данные изъяты> рублей за купленную квартиру. Полагал, что оснований для ограничения его права выезда из РФ не имелось, поскольку требования исполнительного документа не исполнены им по уважительным причинам, в частности, тяжелое материальное положение в связи с выплатами по кредиту, неуплатой <данные изъяты> Кушницкой О.Ю. в его пользу на несовершеннолетнего Л. Он предлагал Кушницкой О.Ю. взаимозачёты по её алиментным обязательствам, однако она отказывается. О данных обстоятельствах он своевременно ставил в известность судебного пристава-исполнителя. Кроме того, указывал, что ограничение выезда за пределы РФ нарушает права его несовершеннолетнего сына на получение медицинской помощи и общение с родственниками за пределами Калининградской области.

Решением Черняховского городского суда от 14 июня 2013 года заявление Подлипного В.В. удовлетворено, признано незаконным и отменено постановление судебного пристава-исполнителя ОСП Черняховского района УФССП РФ по Калининградской области Смоляк Н.С. от 14 марта 2013 года о временном ограничении на выезд должника Подлипного В.В. из Российской Федерации.

Суд пришел к выводу о том, что у судебного пристава-исполнителя достаточных оснований для установления ограничения на выезд должника Подлипного В.В. из Российской Федерации не имелось.

При этом суд сослался на положения пункта 5 статьи 15, статьи 16 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и порядке въезда в Российскую Федерацию», указав, что по их смыслу организация, принявшая на себя ответственность за ограничение права гражданина на выезд из РФ, обязана обосновать необходимость ограничения конституционного права гражданина на выезд.

Следовательно, ограничение права любого гражданина на выезд из РФ ставится законодателем в зависимость не только от наличия формальных оснований (наличия обязательств, наложенных на гражданина судом), но и от связанных с ними конкретных фактических обстоятельств, которые при необходимости могут быть проверены судом общей юрисдикции.

Невозможность исполнения требований исполнительного документа в установленный судебным приставом-исполнителем срок не является достаточным основанием для применения в отношении должника мер принудительного исполнения в виде временного ограничения на выезд должника за пределы РФ, поскольку должна также учитываться соразмерность применяемой меры последствиям неисполненного обязательства, должны быть представлены доказательства, подтверждающие факт явного уклонения должника от возложенных на него обязательств. Только при умышленном уклонении должника от исполнения требований исполнительного документа возможно применение указанных мер воздействия.

Судом при рассмотрении дела установлено, что Подлипный В.В. являлся по вызовам судебного пристава-исполнителя, давал пояснения и указывал источники своего дохода, не скрывал места своего жительства, предлагал взыскателю исполнить свои обязательства в счет обязательств Кушницкой О.Ю.

В связи с наличием кредитных обязательств, связанных с приобретением квартиры для себя и ребенка после выселения из жилого помещения по иску Кушницкой О.Ю., Подлипный В.В. не имел возможности погасить сумму по исполнительному производству.

Суд учел, что на момент рассмотрения дела должником часть задолженности погашена.

Также суд указал, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о целесообразности применения в отношении должника указанной меры, ее соразмерности последствиям неисполненного обязательства, а также об уклонении должника от исполнения требований исполнительного документа и невозможности применения к нему иных мер, направленных на принудительное исполнение требований исполнительного документа.

Принимая во внимание факт нахождения на иждивении у Подлипного В.В. несовершеннолетнего сына и необходимости получения ребенком санаторно-курортного лечения, получения путевки в санаторно-курортное учреждение МО РФ с 06 августа по 19 августа 2013 года, суд признал нецелесообразным применение в отношении должника оспариваемой им меры.

Суд также указал в решении, что постановление судебного пристава-исполнителя об ограничении выезда из РФ является, по сути, решением об ограничении права на выезд, в связи с чем основания принимаемого решения, мотивы, по которым судебный пристав-исполнитель пришел к выводу о необходимости применения указанной меры, должны быть изложены в постановлении согласно требованиям статьи 14 Федерального закона. В нарушение этих требований оспариваемое постановление судебного пристава-исполнителя предусмотренных законом сведений не содержит. Отсутствуют в материалах дела и сведения о том, что судебным приставом-исполнителем приняты все предусмотренные законом меры по исполнению решения суда.

С такими выводами согласился суд апелляционной инстанции, оставив решение суда без изменения.

Решением Зеленоградского районного суда Калининградской области от 14 января 2014 года также было удовлетворено заявление Ермаченкова В.В. об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя от 25 ноября 2013 года о временном ограничении выезда должника из Российской Федерации; признано незаконным и отменено указанное постановление.

В обоснование заявления Ермаченков В.В. указал, что наложенный судебным приставом-исполнителем запрет на выезд за пределы РФ сроком на 6 месяцев — до 25 мая 2014 года лишает его единственного вида дохода, так как являясь моряком, он не сможет ходить в рейсы. Указывал, что являлся добросовестным плательщиком <данные изъяты>, проявлял максимум возможной заботливости и осмотрительности, которая требовалась в целях надлежащего исполнения, что подтверждается справкой ОСП Зеленоградского района за подписью и.о. начальника отдела об отсутствии задолженности, выданной 31 мая 2013 года.

15 октября 2013 года судебным приставом-исполнителем произведен расчет задолженности по <данные изъяты> на сумму <данные изъяты> рублей, с которым он не согласился и оспорил его в суде.

При рассмотрении дела об оспаривании задолженности судебный пристав-исполнитель произвела перерасчет задолженности и сумма стала составлять <данные изъяты> рублей, которую он также оспаривает.

Оспариваемым запретом нарушены его права, так как он не может уйти в рейс и производить, в том числе оплату алиментов, нарушено его право на труд.

Доводы заявителя нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Установив, что бесспорных и допустимых доказательств наличия у должника задолженности по алиментам на день вынесения оспоренного Ермаченковым В.В. постановления о временном ограничении его выезда из РФ, при том, что задолженность у должника за полгода до вынесения оспоренного постановления отсутствовала, не представлено, как и доказательств, свидетельствующих о факте уклонения должника от исполнения законных требований по её погашению, суд пришел к выводу о необоснованности и незаконности этого постановления судебного пристава–исполнителя.

Чаще суды не находили оснований для удовлетворения таких заявлений.

Например, Гунвер М.К. обратилась в суд с заявлением об оспаривании действий и постановления судебного пристава-исполнителя, указав, что 15 ноября 2012 года судебным приставом-исполнителем ОСП Ленинградского района г. Калининграда УФССП по Калининградской области М. в рамках исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного листа, выданного Ленинградским районным судом г. Калининграда о взыскании с Гунвер М.К. в пользу Силоиди Е.В. <данные изъяты> рублей, было вынесено постановление о временном ограничении выезда за пределы Российской Федерации.

Действия судебного пристава-исполнителя по вынесению названного постановления считает незаконными, ссылаясь на то, что состоит в браке с гражданином <данные изъяты>, имеет малолетнего ребенка — гражданку <данные изъяты>, не работает, доходов не имеет, находится на иждивении у мужа, который не намерен оплачивать возникший перед взыскателем долг. Выезд за пределы РФ ей необходим для воссоединения семьи и выполнения обязанностей матери и жены. Применение вышеуказанной меры принудительного исполнения нарушает ее права и свободы.

Судом установлено, что 19 июня 2012 года в ОСП Ленинградского района г. Калининграда возбуждено исполнительное производство № на основании исполнительного документа № от 13 июня 2012 года, выданного Ленинградским районным судом г. Калининграда, о взыскании с Гунвер М.К. в пользу Силоиди Е.В. денежной суммы в размере <данные изъяты> рублей.

В постановлении о возбуждении исполнительного производства должнику Гунвер М.К. был установлен пятидневный срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, также она была уведомлена о возможном принудительном исполнении указанных требований по истечении установленного срока. Постановление было вручено Гунвер М.К. под подпись 11 сентября 2012 года.

В установленный для добровольного исполнения срок требования исполнительного документа должником Гунвер М.К. исполнены не были, не исполнены они к моменту рассмотрения дела судом.

15 ноября 2012 года судебным приставом-исполнителем ОСП Ленинградского района г. Калининграда М. вынесено постановление о временном ограничении должнику Гунвер М.К. выезда за пределы Российской Федерации.

Ленинградский районный суд г. Калининграда отказывая Гунвер М.К. в удовлетворении заявления в своем решении от 20 февраля 2013 года указал, что оспариваемые Гунвер М.К. действия и постановление судебного пристава-исполнителя закону не противоречат и что возможность временного ограничения права Гунвер М.К. на выезд из РФ при ее уклонении от исполнения обязательств, наложенных на нее судом, до исполнения обязательств направлено на защиту конституционно-значимых целей и не может рассматриваться как нарушающее права заявителя.

Также решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 30 мая 2013 года оставлено без удовлетворения заявление Иванова Д.В. об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя ОСП Ленинградского района г. Калининграда от 27 марта 2013 года по исполнительному производству № о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации было.

Иванов Д.В. в обоснование заявления указывал, что 16 апреля 2013 года на КПП «Мамоново-Гжехотки» ему было отказано в пересечении границы РФ по тем основаниям, что в отношении него имеется постановление об ограничении на выезд за пределы РФ, вынесенное судебным приставом-исполнителем ОСП Ленинградского района г. Калининграда М., вместе с тем ему для исполнения трудовых обязанностей необходим выезд за границу РФ, полагал, что действия судебного пристава-исполнителя и начальника ОСП Н. по принятию решения о временном ограничении на выезд из РФ в отношении него являются необоснованными и незаконными, нарушающими нормы и принципы законодательства РФ об исполнительном производстве, нарушающими его законные права и свободы, так как создали препятствия для дальнейшего исполнения требований исполнительных документов, так как его работа связана с выездом за границу РФ.

Судом установлено, что на основании исполнительного листа, выданного 11 апреля 2011 года мировым судьей 2-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда, о взыскании с Иванова Д.В. в пользу Бедарева М.К. денежных средств в размере <данные изъяты> рублей, 14 апреля 2011 года судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство №. Кроме того, в отделе судебных приставов находится несколько исполнительных производств в отношении должника Иванова Д.В., общая задолженность которого по всем исполнительным производствам составляет <данные изъяты> рублей.

25 марта 2013 года СПИ ОСП М. в рамках исполнительного производства № было вынесено постановление об ограничении Иванову Д.В. сроком на 6 месяцев, то есть до 25 сентября 2013 года выезда из Российской Федерации.

Учитывая, что суду не было представлено допустимых доказательств, подтверждающих уважительность причин неисполнения Ивановым Д.В. решения суда, суд сделал вывод о законности и обоснованности оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя.

Изучение дел по данной категории заявлений показало, что решение суда зависело от установления и оценки судом характера причин неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в установленный для добровольного исполнения срок. Находя эти причины уважительными, суды заявления удовлетворяли.

Арест и обращение взыскания на имущество 

и имущественные права должника

Частью 3 статьи 68 Федерального закона предусмотрены такие меры принудительного исполнения, как: обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги; обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений; обращение взыскания на имущественные права должника, в том числе на право получения платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя; наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества.

Законность действий судебного пристава-исполнителя по применению указанных мер принудительного исполнения часто была предметом судебной проверки по жалобам должников.

Например, решением Московского районного суда г. Калининграда от 14 апреля 2014 года было удовлетворено заявление Бурлаенко Л.В. Признано незаконным и отменено постановление судебного пристава — исполнителя ОСП Московского района г. Калининграда УФССП России по Калининградской области О. о наложении ареста на индивидуальный жилой дом, площадью <данные изъяты> кв.м., расположенный по адресу: <адрес> кадастровый №.

Бурлаенко Л.В. указывал, что постановление судебного пристава-исполнителя противоречит требованиям статьи 446 ГПК РФ, поскольку указанный жилой дом является его единственным местом жительства и местом регистрации.

Суд установил, что жилой дом принадлежит Бурлаенко Л.В. на праве собственности. 21 марта 2013 года судебным приставом-исполнителем ОСП Московского района г. Калининграда на основании исполнительного листа Центрального районного суда г. Калининграда было возбуждено исполнительное производство №, предметом исполнения являлось наложение ареста на денежные средства и имущество, принадлежащее Бурлаенко Л.В.

Постановлением судебного пристава-исполнителя ОСП Московского района г. Калининграда от 05 апреля 2013 года исполнительное производство № было окончено фактическим исполнением требований исполнительного документа.

21 января 2014 года судебный пристав-исполнитель ОСП Московского района г. Калининграда вынес постановление о запрете отчуждения с целью обеспечения сохранности имущества должника Бурлаенко Л.В. в рамках исполнительного производства № от 21.03.2013 года, которым был наложен арест на принадлежащий Бурлаенко Л.В. индивидуальный жилой дом по адресу <адрес>.

Частью 1 статьи 68 Федерального закона установлено, что мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

Частью 3 статьи 80 Федерального закона определено, что арест на имущество должника применяется: для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации; при исполнении судебного акта о конфискации имущества; при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящиеся у него или у третьих лиц.

Частью 4 названной статьи предусмотрено, что арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости – ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования и других фактов.

Таким образом, из содержания положений статьи 80 Федерального закона следует, что арест может быть наложен только в случаях, предусмотренных частью 3 данной статьи. С учетом же положений пункта 1 части 3 статьи 80 арест применяется к имуществу, которое может быть передано взыскателю или реализовано.

Согласно части 1 статьи 79 Федерального закона взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Удовлетворяя требования заявителя, суд исходил из того, что постановление судебного пристава-исполнителя незаконно, так как вынесено по оконченному исполнительному производству в отношении имущества, на которое не может быть обращено взысканием по исполнительным документам.

В практике у судов возникал вопрос о возможности применения судебным приставом-исполнителем запрета на совершение регистрационных действий в отношении жилого помещения, принадлежащего должнику и являющегося для него единственным пригодным для проживания помещением.

Суды по-разному подходили к его разрешению.

В одном случае, суд полагал, что применение таких мер будет противоречить вышеприведенным положениям закона.

Так, в производстве Центрального районного суда г. Калининграда находилось дело по заявлению Белоусова В.В., который оспаривал постановление судебного пристава-исполнителя ОСП Центрального района УФССП России по Калининградской области Барбальса В.В. от 25 ноября 2013 года, вынесенное по исполнительному производству от 28 августа 2013 года № о запрете отчуждения с целью обеспечения сохранности имущества должника, в отношении должника Белоусова В.В. в пользу взыскателя Никонова С.М.

Из материалов дела следует, что вступившим в законную силу решением Центрального районного суда г. Калининграда от 27 мая 2013 года с Белоусова В.В. в пользу Никонова С.М. взыскано <данные изъяты> рублей.

На основании выданного по решению суда исполнительного листа постановлением ОСП Центрального района г. Калининграда от 28 августа 2013 года возбуждено исполнительное производство №.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 25 ноября 2013 года наложен запрет на отчуждение принадлежащего должнику Белоусову В.В. имущества — 1/4 долю в праве общей долевой собственности на квартиру № дома № по <адрес>.

Представленными Белоусовым В.В. копией поквартирной карты и выпиской из ЕГРП, его пояснениями в ходе рассмотрения дела подтверждалось, что вышеуказанное жилое помещение является для него единственным пригодным для постоянного проживания помещением, доказательств, подтверждающих обратное, в материалах дела не имеется, предметом ипотеки по обязательствам Белоусова В.В. перед Никоновым С.М. данное жилое помещение не является.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что на данное жилое помещение в силу вышеуказанных положений закона взыскание обращено быть не может, постановление судебного пристава-исполнителя признал незаконным и отменил.

В другой ситуации суд полагал, что представляется возможным наложение запрета на совершение регистрационных действий с жилым помещением, принадлежащим должнику, поскольку такая мера не является обращением взыскания на недвижимое имущество должника, не нарушает его права и позволяет обеспечить возможность удовлетворения имущественных интересов кредитора (взыскателя).

Например, решением Московского районного суда г.Калининграда от 11 июля 2013 года которым отказано в удовлетворении заявления Крикуна С.Н., который оспаривал постановление судебного пристава-исполнителя ОСП Московского района г. Калининграда от 10 июня 2013 года о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества.

Крикун С.Н. ссылался на то, что этим постановлением объявлен запрет на совершение регистрационных действий в отношении принадлежащей ему квартиры по адресу: <адрес>. При вынесении постановления должностным лицом не учтено, что данное жилое помещение является для него единственным пригодным для постоянного проживания помещением, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.

Разрешая заявленные требования, суд пришел к выводу о том, что действия судебного пристава-исполнителя по вынесению означенного постановления соответствуют положениям закона, прав и интересов должника не нарушают.

С данным выводом суда не согласился суд апелляционной инстанции, указав, что поскольку вышеупомянутая квартира является единственным пригодным для проживания должника имуществом, на нее не может быть обращено взыскание, а оснований, предусмотренных пунктами 2, 3 части 3 статьи 80 Федерального закона для наложения ареста на данное имущество по делу не имеется, постановление судебного пристава-исполнителя от 10 июня 2013 года не может быть признано законным и обоснованным.

Намерение должника распорядиться своим имуществом, меры к реализации которого он предпринял, не исключает необходимость учитывать вышеперечисленные положения статьи 80 Федерального закона в совокупности с положениями статьи 69 Федерального закона и статьи 446 ГПК РФ в ходе исполнительного производства.

Учитывая, что реализация указанной квартиры, принадлежащей должнику, в ходе исполнительного производства невозможна, вынесенное судебным приставом-исполнителем постановление о наложении запрета на совершение регистрационных действий в отношении квартиры противоречит вышеперечисленным положениям закона, нарушает права Крикуна С.Н., как собственника недвижимого имущества на распоряжение им.

Решение суда об отказе в удовлетворении заявления судебная коллегия отменила с вынесением нового решения об удовлетворении заявления Крикуна С.Н.

Оспаривались должниками в суде действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на расчетный счет, обращению взыскания на находящиеся на счете денежные средства, которые не всегда являлись законными.

Например, решением Московского районного суда г. Калининграда от 27 декабря 2013 года были признаны незаконными действия судебного пристава-исполнителя отдела по особым исполнительным производствам УФССП по Калининградской области по наложению ареста на расчетный счет ФГУП «Калининградский морской рыбный порт» постановлением от 13 декабря 2013 года, признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя от 13 декабря 2013 года о взыскании денежных средств в размере <данные изъяты> рублей с должника ФГУП «Калининградский морской рыбный порт» в пользу взыскателя Мацко О.К. На судебного пристава-исполнителя возложена обязанность устранить допущенные нарушения.

ФГУП «Калининградский морской рыбный порт» считало наложение ареста на расчетный счет незаконным, поскольку получило постановление о возбуждении исполнительного производства 16 декабря 2013 года, срок для добровольного исполнения требований составляет пять дней, то есть до 21 декабря 2013 года, в то время как постановление о наложении ареста на денежные средства должника вынесено до истечения срока для добровольного исполнения исполнительного документа.

В соответствии с частью 1 статьи 80 Федерального закона судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника.

Вместе с тем, признавая неправомерными действия и постановление судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на расчетный счет ФГУП «Калининградский морской рыбный порт», суд исходил из того, что такой арест был наложен судебным приставом-исполнителем не в целях обеспечения исполнительного документа, а в связи с неисполнением должником исполнительного документа в срок, представленный для добровольного исполнения, при том, что данный срок на момент наложения ареста не истек, что подтверждается содержанием оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя от 13 декабря 2013 года, имеющего прямое указание на вышеизложенные основание его вынесения и ссылку на статьи 68, 69 Федерального закона. Ссылки на статью 80 данного Федерального закона «Об исполнительном производстве» в постановлении судебного пристава-исполнителя не имеется.

Также решением Черняховского городского суда Калининградской области от 20 января 2014 года признаны незаконными действия судебного пристава-исполнителя ОСП Черняховского района УФССП по Калининградской области Медведевой О.А., выразившееся в обращении взыскания на денежные средства, находящиеся на счете/вкладе №, открытом в Калининградской П. №, принадлежащем Шаповаловой А.В., превышающие 50% размера её заработной платы. На судебного пристава-исполнителя возложена обязанность устранить допущенное нарушение, приняв все исчерпывающие меры к отмене обращения взыскания на денежные средства, находящиеся на счете/вкладе №, открытом в Калининградской П. №, принадлежащем Шаповаловой А.В., превышающие 50% размера её заработной платы.

Суд установил, что постановлением судебного пристава-исполнителя ОСП Черняховского района УФССП России по Калининградской области Р. от 17 декабря 2013 года исполнительный документ по исполнительному производству № был направлен для исполнения в Калининградское П. №, где у Шаповаловой А.В. имелся открытый счет № с поступающими на него деньгами. Приставом было обращено взыскание на денежные средства в размере <данные изъяты> рублей.

В целях соблюдения баланса между обязанностью государства обеспечивать надлежащее исполнение вступившего в законную силу судебного постановления и необходимостью создания государством условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, часть 2 статьи 99 Федерального закона позволяет органам принудительного исполнения устанавливать размер удержания из заработной платы и иных доходов должника, учитывая его материальное положение, что судебным приставом-исполнителем Р. сделано не было.

Как следует из справки ГБУЗ КО «С.» на счет № (банковская карта №), открытый в Калининградском П. № Северо-Западного Банка ОАО «Т.» Шаповаловой А.В. перечисляется заработная плата, которая в декабре 2013 года составила <данные изъяты> рублей.

Из постановления судебного пристава-исполнителя Р. от 17 декабря 2013 года об обращении взыскания на денежные средства должника, находящиеся в банке, следует, что на денежные средства Шаповаловой А.В. на её зарплатной карте было обращено взыскание в сумме <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек, что очевидно превышает 50 % размера заработной платы за декабрь.

Суд установил, что в материалах исполнительного производства № отсутствуют документы, свидетельствующие о соблюдении судебным приставом-исполнителем порядка обращения взыскания на имущество должника, предусмотренного статьей 69 Федерального закона. При этом судебным приставом-исполнителем не были учтены положения части 2 статьи 99 Федерального закона, предусматривающие, что с должника-гражданина может быть удержано не более пятидесяти процентов заработной платы и иных доходов, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что судебный пристав-исполнитель Р. не приняла достаточных мер для того чтобы убедиться, что денежные средства поступающие на счет должника ежемесячно, не являются заработной платой или иным источником дохода, на которое возможно обращение взыскания с учетом предусмотренных законом ограничений и постановил вышеизложенное решение.

Кроме того, в силу ч. 4 ст. 99 данного Федерального закона ограничения размеров удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина, установленные частями 1-3 статьи, не применяются при обращении взыскания на денежные средства, находящиеся на счетах должника, на которые работодателем производится зачисление заработной платы, за исключением суммы последнего периодического платежа.

При рассмотрении дел по заявлениям должников, оспаривающих действия судебного пристава-исполнителя по аресту имущества, судами не всегда в полной мере учитывались положения статьи 442 ГПК РФ, согласно которой в случае допущения судебным приставом-исполнителем при производстве ареста имущества нарушения федерального закона, которое является основанием для отмены ареста независимо от принадлежности имущества должнику или другим лицам, заявление должника об отмене ареста имущества рассматривается судом в порядке, предусмотренном статьей 441 настоящего Кодекса (часть 1).

Заявленный лицами, не принимавшими участия в деле, спор, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам искового производства (часть 2).

Например, решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 22 июля 2013 года удовлетворено заявление Евдокова В.В. о признании незаконным постановления начальника отдела – старшего судебного пристава ОСП Ленинградского района УФССП России по Калининградской области об отказе в удовлетворении жалобы, поданной в порядке подчиненности, исключении из акта описи и ареста имущества. Признано незаконным постановление начальника отдела – старшего судебного пристава ОСП Ленинградского района УФССП России по Калининградской области об отказе в удовлетворении жалобы, поданной в порядке подчиненности от 27 марта 2013 года. Исключен из акта описи и ареста имущество должника от 28 февраля 2013 года мобильный телефон марки У., модель Ф., цвет черный, серийный номер №.

В обоснование заявления Евдоков В.В. указал, что судебным приставом — исполнителем составлен акт описи и ареста имущества должника, в котором указан мобильный телефон марки У., модель Ф., цвет черный. Им в ОСП Ленинградского района г.Калининграда начальнику отдела в порядке подчиненности была подана жалоба с просьбой исключить из акта описи и ареста указанный мобильный телефон. В связи с тяжелым материальным положением и отсутствием денежных средств на покупку мобильного телефона, данный телефон был передан ему в безвозмездное пользование Х. сроком на 1 год, что подтверждается заключенным 14 января 2013 года договором и актом приема-передачи к нему. По условиям договора мобильный телефон передан лишь с целью пользования, без права по заключению сделок по его отчуждению и передаче третьим лицам. Собственником мобильного телефона продолжает оставаться Х. Копии указанных документов, а также копия гарантийного талона на мобильный телефон с указанием в нем сведений о собственнике телефона прилагались к названной жалобе. При составлении акта описи и ареста имущества должника им было заявлено, что указанный мобильный телефон ему не принадлежит, находится во временном пользовании. Документов, подтверждающих данные обстоятельства, у него при себе не было. Судебный пристав-исполнитель при наложении ареста на имущество 28 февраля 2013 года не проверил принадлежность арестованного имущества, располагая сведениями о том, что имуществу должнику не принадлежит, не стал истребовать подтверждающие документы, наложив арест на это имущество.

Несмотря на изложенные доводы по результатам рассмотрения жалобы начальник ОСП Ленинградского района г. Калининграда принял решение об отказе в удовлетворении жалобы, сославшись на то, что договор заключенный с Х. является оспоримой сделкой.

Удовлетворяя заявление Евдокова В.В., суд исходил из доказанности факта того, что на момент наложения судебным приставом-исполнителем ареста на мобильный телефон последний не являлся собственностью должника, в связи с чем действиями судебного пристава-исполнителя, постановлением начальника отдела – старшего судебного пристава ОСП Ленинградского района УФССП России по Калининградской области об отказе в удовлетворении жалобы, поданной в порядке подчиненности от 27 марта 2013 года, нарушены права и охраняемые законом интересы заявителя.

С такими выводами не согласился суд апелляционной инстанции, указав, что правомерность оспариваемого действия, выраженного актом ареста на имущество от 28 февраля 2013 года, должна рассматриваться и оцениваться на дату его совершения.

Учитывая, что на дату составления акта от 28 февраля 2013 года о наложении ареста (описи имущества) информации о заключении между Х. и Евдоковым В.В. договора безвозмездного пользования мобильным телефоном марки У., модель Ф., цвет черный, серийный номер №, от 14.01.2013 года у судебного пристава-исполнителя не имелось, возражений относительно принадлежности спорного имущества со стороны Евдокова В.В., исходя из содержания акта, судебному приставу заявлено не было, следовательно, действия судебного пристава-исполнителя ОСП Ленинградского района по наложению ареста на имущество должника — мобильный телефон соответствуют требованиям вышеназванного закона.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что в силу статьи 11 ГК РФ, статьи 3 ГПК РФ судом осуществляется защита нарушенных прав граждан. Исходя из доводов заявления и установленных обстоятельств, судебная коллегия не усматривает, что оспариваемым постановлением, актом о наложении ареста (описи имущества) по вине судебного пристава-исполнителя ОСП Ленинградского района были нарушены какие-либо права и законные интересы заявителя.

Согласно части 2 статьи 442 ГПК РФ с иском об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) к должнику и взыскателю может обратиться лицо, считающее себя собственником (законным владельцем) арестованного имущества, и, соответственно, не являющееся стороной исполнительного производства.

Евдоков В.В., являясь должником по исполнительному производству, объективно не может обратиться с иском об освобождении имущества от ареста, и тем более оспаривать принадлежность ему самому арестованного имущества.

Решение суда отменено с вынесением нового решения, которым в удовлетворении заявления Евдокову В.В. отказано.

В справке обобщены и приведены примеры разрешения тех дел, которые являются наиболее характерными для практики применения законодательства об исполнительном производстве судами Калининградской области в означенный период времени.

Изучение судебной практики рассмотрения дел данной категории показывает, что судами Калининградской области в целом правильно применяется законодательство об исполнительном производстве. Спорные вопросы, нуждающиеся в разъяснении Верховного Суда Российской Федерации, приведены в настоящей справке выше.

Судебная коллегия по административным делам

Калининградского областного суда

Заказать звонок
Нажимая кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.